<<
>>

82. Юридическая техника и ее значение в современном государстве.

83. Законодательная техника: понятие, структура, правила. Язык закона. Юридическая техника. Эффективность и результативность законов и иных нормативно-правовых актов в большой мере зависит от того, насколько точны и ясны юридические формулировки, насколько они логически связаны и последовательны, насколько единообразно применение юридических понятий и терминов.
Этому способствуют правила и приемы юридической техники, которые используются законодателем в ходе подготовки нормативно-правовых актов. Итак, юридическая техника - это совокупность правил, средств и приемов разработки, оформления и систематизации нормативных актов в целях их ясности, понятности и эффективности. Объектом юридической техники является текст нормативного документа, в отношении которого применяются интеллектуальные усилия законодателя. Именно последний и использует различные правила и приемы подготовки нормативных актов. При их принятии важно учитывать, чтобы содержание таких предписаний (дух) и форма (буква) соответствовали друг другу, чтобы не было неясно­сти, двусмысленности. Необходимо отметить, что уровень развития юридической техники всегда служит надежным показателем уровня развития правовой культуры общества. Несомненно также и то, что юридическая техника не чисто техническая, прикладная проблема, а критерий определения сущности права, критерий направленности политической воли законодателя. Юридическая техника призвана структурировать правовой матери­ал, совершенствовать язык правовых актов, делать его более понятным, точным и грамотным. Во многом именно уровень юридической техники символизирует собой определенный уровень правовой культуры конк­ретного общества. К техническим средствам относят юридические термины (словесное выражение понятий, используемых при изложении содержания право­вого акта, например, термины «юридическое лицо», «преступление» и т. п.) и юридические конструкции (специфическое строение нормативного материала, складывающееся из определенного сочетания субъективных прав, льгот, поощрений, обязанностей, запретов, приостановлений, на­казаний и т. п., например, юридический состав преступления, льготный правовой режим). Правила подготовки проектов нормативных актов весьма многообразны и многочисленны. Назовем наиболее общие из них: 1) конкретность, ясность и исчерпывающая полнота правового регулирования; 2) логика в изложении текста документа и связь нормативных предписаний между собой; 3) отсутствие противоречий, пробелов, коллизий как в нормативном акте, так и во всей системе законодательства; 4) ясность, простота применения и понимания терминов; недопустимость использования в тексте документа неясных, многозначных и нечетких, эмоционально насыщенных терминов типа "бесчинство", "буйнопомешанный", "исключительный цинизм" и др.; 5) отказ от канцеляризмов, словесных штампов, устаревших оборотов и редко встречающихся слов ("присовокуплять", "довольствие" и др.); 6) краткость и компактность изложения правовых норм, сокращение до минимума дублирования нормативного материала по одному и тому же вопросу. От правил юридической техники следует отличать правила оформления нормативного акта. Это специфические и унифицированные нормы, которые фиксируют официальные реквизиты и структурные части нормативного акта.
Так, все конституции всегда имеют преамбулу (вводную часть), а кодексы состоят обычно из общей и особенной частей, нумерация статей в кодексе сплошная, и при включении в него новой нормы ей присваивается индекс ("значок"), который не нарушает установленной нумерации. К реквизитам нормативного акта, подтверждающим его официальный характер, относятся: дата и место его принятия, подписи должностных лиц, заголовок (полный и сокращенный), указание на адресатов юридического документа. К техническим приемам относят способы, фиксирующие офици­альные реквизиты (наименование правового акта, дата и место его при­нятия, подписи должностных лиц и т. п.), структурную организацию правового акта (вводная часть — преамбула, общая и особенная части, нумерация разделов, глав, статей, пунктов и т. д. Юридическая техника подразделяется на следующие виды: законо­дательная (правотворческая) и правоприменительная и т. д. Все виды подобной техники играют важную роль и используются на разных эта­пах правового регулирования — от издания нормативных актов до при­нятия на их основе правоприменительных актов. Различные виды юри­дической техники создают условия для рационализации юридической деятельности, для оптимизации процесса правового упорядочения об­щественных отношений. Под законодательной техникой понимается система правил и приемов подготовки наиболее совершенных по форме и структуре проектов нормативных актов, обеспечивающих максимально полное и точное соответствие формы нормативных предписаний их содержанию, доступность, простоту и обозримость нормативного материала, исчерпывающий охват регулируемых вопросов. От соблюдения правил законодательной техники во многом зависит степень совершенства законодательства, доходчивость нормативных актов, высокий уровень учета и систематизация законодательства. К форме готовящихся проектов предъявляются следующие требования: логическая последовательность изложения, взаимосвязь нормативных предписаний, помещаемых в правовом акте; отсутствие противоречий внутри нормативного акта, в системе законодательства; максимальная компактность изложения норм права при глубине и всесторонности отражения их содержания; ясность и доступность языка нормативных актов; точность и определенность формулировок и терминов, употребляемых в законодательстве; сокращение до минимума количества актов по одному и тому же вопросу в интересах лучшей обозримости нормативного материала, облегчения пользования им, укрупнение правовых актов. Необходимой предпосылкой высокой культуры правотворчества является выявление и тщательное изучение предшествующего законодательства по вопросам, составляющим содержание проектируемого акта. Новый акт вливается в систему права и оказывает на предшествующее законодательство существенное влияние. Установление нового нормативного регулирования, его упорядочение невозможно без официального определения судьбы актов, которые по-иному регулируют тот же вопрос, без отмены устаревших, утративших свое значение актов. Если в действующих актах имеются повторения, несогласованности, противоречия с предполагаемым регулированием, то в связи с принятием нового нормативного решения должны быть подготовлены предложения о внесении в действующие акты изменений, о признании актов (их частей) утратившими силу, а также поручения нижестоящим органам привести свои акты в соответствие с новым актом. Такие предложения должны быть выполнены в качестве самостоятельных статей (пунктов) проекта либо пунктов постановления о введении его в действие. Для нормативных актов характерны единые унифицированные стереотипы, формальные реквизиты, заранее установленные структурные части. Без таких официальных атрибутов, как указание места издания, даты, наименования (вида) нормативного акта (закон РФ, Основы законодательства и т.д.), его заголовка, подписей официальных лиц, а для ряда актов - и порядкового номера издания не может быть нормативного акта как официального документа. Законодательные акты обычно делятся на статьи, президентские, правительственные и ведомственные акты, а также акты местных представительных органов и их исполнительных структур - на пункты. К статьям закона, как правило, даются заголовки, в которых обозначается предмет регулирования соответствующей статьи. Значительные по объему акты делятся на главы, разделы, части. Некоторые из них снабжаются преамбулами, приложениями. Точность, лаконичность и строгость стиля - характерные черты языка нормативных актов. Для законодательного текста не свойственны эмоциональная окрашенность, вольная литературная обработка. Очень важно единство употребления терминов. Один и тот же термин должен последовательно использоваться в тексте акта при обозначении одного и того же понятия. В качестве обязательного компонента в нормативном акте должны быть предусмотрены специальные правовые средства, обеспечивающие его соблюдение: меры поощрения, контроля, порядок разрешения споров и т.д. В проекте, содержащем предписания, которые устанавливают обязанности государственных и общественных органов, предприятий, учреждений и организаций, должностных лиц и граждан, меры ответственности за их нарушение формулируются в том случае, если они отсутствуют в действующем законодательстве. Если же такие меры уже предусмотрены, то следует дать отсылку к устанавливающим их действующим актам. В случае необходимости одновременно с проектом закона готовится проект постановления о порядке введения закона в действие. В проекте такого постановления регламентируются вопросы отмены или изменения ранее принятых законов либо их отдельных частей, начала действия закона, формулируются правила, которые должны распространяться на отношения, возникшие до вступления закона в силу, решаются другие вопросы, касающиеся порядка его реализации. Вопросы_84,85,86,87. 84. Толкование норм права: понятие, способы. 85. Понятие и виды толкования правовых норм. 86. Официальное толкование правовых норм. 87. Способы (приемы) толкования правовых норм. Действие права невозможно без выявления его смысла, назначения, подлинного смысла всего того, что законодатель «вложил» в конкретные правовые нормы. Выявление воли законодателя, выраженной языковыми средствами в форме правовой нормы, осуществляется в целях точного ее воплощения в реальной действительности. Назначение и сущность толкования наиболее наглядно проявляются в ходе применения права. Толкование влечет юридические последствия и в других сферах реализации права, например для граждан, так как незнание или заблуждение по поводу официально опубликованного закона не освобождает от ответственности. Чрезвычайно важно оно и в плоскости осуществления правотворческой деятельности. Ясное, непротиворечащее существующим законам изложение нормативного акта предполагает точное уяснение смысла и содержания предшествующих, связанных с ним правовых установлений. Толкование правовых норм имеет место при научном или учебном анализе, при пропаганде права. Поэтому без толкования права не осуществляется не один вид правовой деятельности, без него практически невозможна успешная правореализация. Процесс толкования некоторых правовых норм проходит быстро, без видимых интеллектуальных усилий субъекта, и поэтому остается незаметным. В этой связи некоторые юристы-практики и ученые полагают, что толкование необходимо лишь в случае возникновения сомнений относительно применимости норм в какой-либо ситуации. Здесь на первый план выдвигается субъективный срез проблемы толкования права. Однако нормы не могут быть заранее разделены на ясные и неясные. Чтобы выяснить, ясно ли изложена воля законодателя в правовой норме, необходимо последнюю соответствующим образом интерпретировать. Значит, все без исключения нормы права в той или иной мере подвергаются истолкованию. В отечественной теории права принято употреблять понятие «толкование права». Но толковаться может только то, что выступает в качестве текста. Поэтому некоторые исследователи предлагают данную проблему трактовать как интерпретацию (толкование) правовых текстов. При этом толкование закона сводится, прежде всего, к выявлению логического значения его статей, поэтому могут быть истолкованы как тексты права, так и тексты того, что когда-то было правом (например, памятники права прошлого)[174]. Тем не менее, как представляется, для полноценного толкования права этого явно недостаточно. Правовой текст всегда имеет автора, поэтому задача интерпретатора заключается не только в уяснении и объяснении логического смысла правового текста, но и в его понимании, которое дается через «вживание» в духовный мир автора, мир его мотиваций и целеполаганий, через восприятие той культурной среды, которая «породила» самого автора. Кроме этого, хотя объектом толкования выступают различные знаки правовой действительности – правовые тексты, в них устанавливается то означающее, на основе которого происходит конституирование правовых норм и правовых отношений, т.е. само право. Неслучайно сами упомянутые авторы (А.В. Поляков, Е.В. Тимошина) пишут: «Толкование правовых текстов в узком смысле, в его прикладном, правореализационном значении, представляет собой не социальный, а индивидуальный интеллектуальный процесс, направленный, во-первых, на установление смысла правовых текстов применительно к поведению правовых субъектов (уяснение права), а во-вторых, на разъяснение этого смысла другим субъектам правовой коммуникации (разъяснение права).»[175]. Получается, что при интерпретации правовых текстов – нормативных правовых актов, актов применения права, договоров, юридически значимых действий конкретных лиц и т.д. - в ходе этого процесса уясняются и разъясняются все-таки соответствующие правовые нормы. Таким образом, объект и предмет толкования не совпадают. Если объектом толкования, действительно, являются правовые тексты, устанавливающие правовые нормы, то предметом (т.е. тем, что выясняется в этих текстах) выступает воля законодателя относительно устанавливаемых норм. Каждая правовая норма выражена в определенном источнике права – законе или ином акте государственной власти. Для правильного применения правовой нормы к тому или иному жизненному случаю требуется, чтобы лицо, применяющее правовую норму, правильно усвоило смысл, содержание этой нормы. Закон или иной источник права формулирует содержание правовых норм в различных выражениях, в различной последовательности, в связи с другими нормами. Смысл норм невозможно постичь с помощью органов чувств или специальных приборов. Толкование права протекает в основном в сознании человека в виде различных внутренних интеллектуально-волевых операций (уяснение требований норм), которые находят выражение вовне (разъяснение) в виде интерпретационного акта, юридического совета. Изучение правил и приемов толкования прежде было предметом особой науки – герменевтики[176] права. В те времена писали: «Закон как воплощенная воля предполагает в себе два элемента: мысль законодателя, то, что хотел сказать законодатель, и оболочку, форму, в которую он облек эту мысль. Выяснение того, какая законодательная мысль вылилась в данной форме, составляет задачу толкования»[177]. Следовательно, под толкованием права следует понимать деятельность, состоящую в раскрытии его подлинного содержания для его практической реализации на основе процесса уяснения смысла соответствующих правовых текстов и - при необходимости – разъяснения этого смысла. Служебная роль толкования ограничивается выявлением, установлением подлинного смысла всего того, что законодатель закрепил, «возвел в закон», хотя, возможно, не вполне удачно закрепил его в соответствующей словесной формулировке. В процессе толкования может быть выявлено несовпадение формы выражения авторского текста и его смысла, получаемого в результате толкования. История правовой мысли свидетельствует о самых разнообразных точках зрения на проблему разрешения указанной дилеммы. Наиболее радикальным является признание тождества воли законодателя и формы ее выражения в законе. Следствием этого подчас являлся запрет на толкование, так как ясные по смыслу законы не требуют интерпретации, которая может привести лишь к их извращению. Так в свое время поступил Юстиниан, а позднее – папа Пий IV в отношении постановлений Тридентского Собора. В Германии запрещение толкования закона не раз обсуждалось в течение ХУШ столетия. Наполеон I пришел в ужас при известии о появлении первого комментария на его гражданский кодекс. Противниками судебного толкования были Ш.Л. Монтескье и Ч. Беккариа. Однако правовая действительность убеждала, что толкование права, в том числе и определяющее условия его применения, является необходимым моментом практического функционирования права. Многочисленные примеры в подтверждение этого неоднократно приводились в литературе.[178] Но признание необходимости толкования закона, исходя из его смысла, порождает новые трудности, связанные с определением сути процедуры толкования. Так, на протяжении многих веков шел спор о том, чья воля, или мысль, должна быть интерпретирована: воля законодателя или воля самого закона? Если право отождествляется с законом, выражающим волю законодателя, то ответ предопределен – толковаться должна воля (мысль) законодателя, т.е. то, что он сказал или хотел сказать. Даже в тех случаях, когда правовая норма толкуется самим законодателем, не следует выходить за ее рамки. Таковы традиции толкования в отечественном правоведении. Однако если сам закон пониматься не просто как воля (произвол) законодателя, т.е. не как то, что он сказал или хотел сказать, а как то, что он должен был сказать, исходя из правовой природы вещей, принципов права, идеи права, идеи справедливости, верховенства воли народа и т.д., то в таком случае закон должен истолковываться с учетом этих идеальных критериев. И тот, и другой варианты находят свое отражение в правовой теории и правовой действительности функционирования различных правовых систем. Например, один и тот же текст Конституции США на протяжении 200 лет интерпретировался по-разному, и этот процесс не прекратится и в будущем до тех пор, пока не прекратит свое действие сама Конституция. Толкование права не является самостоятельным видом правового регулирования: путем толкования правовых норм не создаются какие-либо новые общеобязательные правила поведения, не отраженные в этих нормах, их заменяющие, дополняющие или отменяющие. Не должны также делаться выводы, которые позволили бы вывести из-под действия правовой нормы то или иное единичное проявление регулируемого ею общественного отношения[179]. В то же время толкование юридических норм не является какой–либо стадией реализации права. Как уже отмечалось, по своему содержанию толкование правовых норм представляет собой, прежде всего, логические, интеллектуально – волевые операции в сознании того или иного человека по их анализу и осмыслению. Эти операции очень важны, без и вне их толкование не может осуществляться. Конечно, указанные операции приобретают какое-либо юридическое значение лишь при условии, если они находят свое выражение вовне. Даже тогда, когда любой гражданин «уясняет и объясняет» смысл правовой нормы исключительно для себя, чтобы согласовать с ней собственное поведение, указанные операции объективируются в его внешнем поведении. Только по этому поведению можно судить, насколько понимание этим лицом правовой нормы соответствует ее истинному смыслу и в какой мере оно повлияло на его волю, на внешнее проявление последней. Однако само это поведение не может рассматриваться в качестве элемента толкования права. Таким образом, правомерное поведение, реализация права и толкование права тесно взаимосвязанные, но не тождественные явления. Даже в случаях, когда результаты толкования выражаются в специальном интерпретационном акте, последний выступает в роли относительно самостоятельного явления правовой деятельности. В этих актах содержится лишь информация относительно того, как понимается данным лицом или органом толкуемая норма права. В ходе толкования права анализируется текст нормативного правового акта, его официальных и не официальных разъяснений и других, близких по содержанию материалов, выявляются смысл, содержание, юридическая сила, социальная направленность и пределы действия толкуемой нормы, определяется ее место в системе права, выясняются историко-политические условия ее принятия и т.д. Но эта деятельность не всегда протекает по одной схеме, может иметь как простые, так и более сложные очертания. Не случайно, что одни авторы трактуют ее как уяснение содержания правовой нормы, другие – как разъяснение его, третьи – как уяснение и разъяснение, четвертые – как уяснение, истолкование и разъяснение. По существу же речь, очевидно, идет о разных возможных элементах (звеньях, операциях) в рассматриваемой деятельности, необходимых не всегда в одинаковой степени. Уяснение содержания правовой нормы – обязательный элемент всякого ее толкования, без которого никак не возможно выявление всего того, ради чего эта деятельность предпринимается. Оно налицо даже в случаях, когда человек толкует норму исключительно для себя, не задаваясь даже целью «удовлетворить» правильность своих суждений на сей счет. Однако подчас от интерпретатора требуется изложить свое понимание правовой сути толкуемой нормы, придавая ему ту или иную форму. Тогда появляются следующие элементы толкования – объяснение, разъяснение, истолкование познанного содержания, выявление смысла, назначения силы и пределов действия толкуемой нормы права. Разъяснение «для других» имеет место в тех случаях, когда оно дается для применения закона в будущем другими органами. Способы толкования норм права. Вся рассматриваемая деятельность осуществляется посредством ряда способов (приемов), под которыми подразумеваются наиболее характерные методы установления смысла и других свойств правовой нормы. Известны такие приемы как грамматический, логический, телеологический, специально-юридический, систематический и историко-политический. Грамматический прием выражается в анализе письменного текста правовых предписаний, в которых содержатся или из которых слагаются нормы права, с точки зрения общепринятых семантических, лексических, морфологических и синтаксических правил языкознания. Он способствует установлению смысла отдельных слов и их сочетаний, связей между различными частями формулировок, значения использования законодателем союзов, оборотов и знаков препинания и т. д. Так, путем использования данного приема толкования пунктов 1-2 статьи 13 Конституции Российской Федерации 1993 года легко прийти к выводу, что в Российской Федерации никакая идеология не может считаться ни государственной, ни обязательной в другом качестве. При этом обычно используются толковыми словарями русского языка (например, изданными под ред. А.П. Евгеньевой, С.И. Ожегова и др.). Недопустимо придавать одинаковый смысл различным терминам, если это не следует из текста закона. И наоборот, значение термина, установленного для одной отрасли права, нельзя механически переносить в другую отрасль (понятие «брак» в семейном и трудовом праве используется для обозначения совершенно различных явлений). Словам и выражениям нормативного акта следует придавать то значение, в котором они употреблялись правотворческим органом в момент принятия нормы права. При толковании нельзя рассматривать отдельные слова или выражения как лишние или ненужные. Особое внимание должно быть обращено на употребление соединительных и разделительных союзов, несовершенной и совершенной форм глаголов и причастий. Логический прием состоит в анализе имеющихся в тексте правовой нормы понятий и формулировок, а равно в сопоставлении их с другими по содержанию близкими правовыми предписаниями с точки зрения логических правил мышления. При этом законы и правила логики используются непосредственно, самостоятельно, обособленно от грамматического и иных способов. В ходе такого мыслительного процесса допускается логическое преобразование нормативно-правовых положений (на основе частных положений нормы сформулировать общее правило, восстановить пропущенные в тексте нормы положения и др.), выводы по аналогии и от противного, доведения до абсурда, умозаключение по степени. Так, выводы по аналогии приходится делать в случае толкования неоконченного перечня, завершающегося оборотами «и другие», « и т.д.». Умозаключение по степени предполагает, например, что тот, кто управомочен или обязан к большему, тот управомочен или обязан к меньшему. Без такого подхода порой бывает невозможно выявление действительного смысла толкуемой нормы. Сошлемся на статью 49 Конституции Российской Федерации 1993 года. Грамматический прием ее толкования может создать впечатление, будто признание человека виновным в совершении преступления осуществляется путем: а) доказывания его вины в установленном законом порядке; б) установления вины вступившим в законную силу приговором. Между тем логический анализ показывает, что смысл нормы несколько иной: речь идет о вступившем в законную силу приговоре, в котором вина подсудимого доказана (установлена) в предусмотренном законом порядке. Телеологический прием заключается в анализе сути правовой нормы путем выявления ее цели и соотнесения с ней грамматического и логического смысла формулировок законодателя, содержащихся в тексте соответствующих нормативно-правовых предписаний. На необходимость и важность такого приема справедливо указывается в литературе[180]. В подтверждение этой позиции сошлемся на такой пример. Статья 45 прежнего Арбитражно-процессуального кодекса РФ признавала самостоятельным источником доказательств протокол осмотра судом доказательств в месте их нахождения, в то время как протоколы показаний свидетелей таким свойством не наделялись (ст. 51). Телеологический прием толкования данного правила показывает, что его смысл состоит в подтверждении особой доказательственной природы тех процессуальных документов, которые служат не только средством фиксации полученной судом фактической информации, но и остаются единственным ее носителем. Однако ряд исследователей ставит под сомнение правомерность признания самостоятельным телеологического способа, полагая, что поскольку цели нормативно-правового акта закрепляется в тексте нормы, то для их выявления должны быть применены все известные способы толкования. Специально-юридический прием представляет собой особый способ анализа использованных в правовой норме терминов, понятий с учетом юридической науки, техники и практики. Воля законодателя получает не только словесно-документальное, но и особое, специально-юридическое, нормативное изложение. Она может остаться в той или иной мере не постигнутой, если не использовать весь юридический инструментарий. Формулировка, например, статьи 1 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» о том, что «Кредитная организация - юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные настоящим Федеральным законом. Кредитная организация образуется на основе любой формы собственности как хозяйственное общество» не может быть должным образом уяснена, пока не используется специально-юридический прием ее толкования, позволяющий уяснить смысл использованных в ней терминов. Систематический прием проявляется в анализе смысла и содержания толкуемой нормы путем определения ее места в системе права, сопоставления с другими нормами, установления объективно существующих связей между ними. Так, например, в толкуемой норме может употребляться термин, содержание которого раскрывается в других нормах. Близкие по содержанию правовые нормы часто сопоставляются и сравниваются. Важным для систематического толкования является и установление связей между общими и специальными нормами. Для правильного понимания специальных норм важно знание общих правовых норм, которыми часто закрепляются важные принципы и требования, не дублирующиеся во всех во всех специальных нормах. В то же время при наличии специальных норм, уточняющих, конкретизирующих, а иногда и отменяющих действие общей нормы, последняя не применяется. Впрочем, этот принцип взаимодействия общих и специальных норм не действует в отношении норм с различной юридической силой; например никакая (даже самая общая) норма Конституции РФ не может быть отменена никакой специальной нормой, содержащейся в ином нормативно-правовом акте. Историко-политический прием выражается в анализе правовой нормы путем анализа конкретных исторических условий, обстановки, причин и мотивов ее создания, исторического опыта реализации предшествовавших ей или близких к ней нормативных правовых предписаний, а равно накопленных данных о ходе осуществления самой толкуемой нормы. Этот прием, к примеру, помогает получить однозначный ответ на вопрос о том, почему в статье 8 Конституции Российской Федерации 1993 года впереди других форм собственности указана частная собственность или почему в новом Гражданском кодексе РФ (общая часть) «полное хозяйственное ведение» имуществом заменено просто «хозяйственное ведением». Указанные выше способы толкования норм права, применяемые всегда в комплексе, тесно переплетаются между собой, удачно дополняя друг друга. Между многими из них немало общего, переходы от одного из них к другому не всегда заметны сразу. При толковании многих правовых норм одни приемы выступают на первый план, а другие могут остаться как бы в тени. Тем не менее, каждый из этих приемов имеет свои особенности, выполняет специфическую роль в познании всего того, что заложено в толкуемой правовой норме. Поэтому отрицание относительной самостоятельности какого-либо из них, поглощение его другими приемами было бы недостаточно оправдано. Любой прием толкования правовой нормы предполагает тщательный анализ, прежде всего, текста того акта, где она содержится. Даже при историко-политическом приеме основное внимание необходимо уделить самому нормативному акту, поскольку именно в нем законодатель стремится наиболее правильно и полно выразить свою волю, оформляя ее словесно-документальным образом при помощи соответствующих нормативно-правовых предписаний. Виды толкования. Все приемы толкования правовой нормы могут использоваться любым лицом, которое выполняет смысл, содержание, назначение, силу и пределы действия той или иной нормы права. Однако в зависимости от того, на что – на регулируемые отношения в целом или только на данное, отдельное их проявление – распространяется их результат, различаются общее и казуальное толкование правовых норм. Каждое из них, в свою очередь, могут быть толкованием официальным и неофициальным. Общее толкование рассчитано на любое проявление регулируемого нормой права общественного отношения независимо от его единичных, конкретных особенностей, распространяется на поведение всех возможных участников этого отношения. Его часто именуют «нормативным» толкованием, хотя такое название, не имея никаких преимуществ по сравнению с термином «общий», может натолкнуть на неверную мысль, будто в ходе такого толкования создается «норма». Казуальное толкование касается частного, единичного проявления упорядочиваемого правовой нормой общественного отношения, конкретного «казуса», определенного юридического дела. В правовых системах, в которых судебный прецедент играет вспомогательную роль, оно не имеет общего значения, не распространяется на другие проявления общественного отношения и на остальных его участников. Деление толкования правовых норм на официальное и неофициальное основывается на таком признаке, как юридическое положение его субъекта и последствия даваемого им разъяснения. Толкование считается официальным, когда оно осуществляется компетентным органом или должностным лицом в силу служебного долга и имеет юридически значимые последствия. Толкование признается неофициальным, если дается любым иным лицом не связано с исполнением им служебных обязанностей и не имеет строгого юридического значения. Отмеченные выше классификации производятся параллельно и дополняют друг друга. Официальным или неофициальным может быть как общее, так и казуальное толкование. Общее официальное толкование имеет такие разновидности, как аутентическое, официозное и ведомственное. Аутентическое толкование чаще всего производится тем органом, которым создана данная норма права. Оно может осуществляться также постоянно действующими органами представительных учреждений. Например, такое толкование может даваться Государственной Думой, Президентом РФ и другими правотворческими органами. Официозное толкование осуществляется специально уполномоченными на то органами по тем или иным правовым нормам независимо от того, кем они изданы. Чаще данную разновидность толкования называют делегированное, или легальное. Статья 125 Конституции Российской Федерации 1993 года, например, предусматривает, что Конституционный суд РФ по запросам указанных в статье органов и лиц «дает толкование Конституции Российской Федерации». Согласно Федеральному конституционному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июля 1994 г. решения Конституционного Суда о толковании норм Конституции обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 6).[181] Министерство финансов РФ наделено правом толкования нормативных постановлений Правительства по финансовым вопросам, Центробанк РФ – по вопросам банковской деятельности. Разъяснения, даваемые Министерством юстиции, прокуратурой, органами внутренних дел, обязательны для субъектов, которые подпадают под юрисдикцию органа, дающего толкование. Ведомственное толкование осуществляется руководством центрального учреждения того или иного ведомства, когда оно дает официальные ответы на запросы подведомственных организаций и предприятий по поводу трактовки и применения отдельных положений правительственных нормативных актов. Его сила ограничивается сферой деятельности данного ведомства. При всех этих разновидностях общего официального толкования оформляются соответствующие юридические документы, которые именуются актами толкования (интерпретации). Эти акты новых норм не создают, служат своеобразными приложениями к тем нормативно-правовым актам, нормы которых толкуются. В пределах компетенции интерпретатора они имеют общеобязательную силу в тех сферах, на которые распространяются. Официальное казуальное толкование тоже не односложно. В его рамках целесообразно различать: 1) толкование правоприменителя, отражающееся в правоприменительном акте, подпадающее под его юридическую силу и обязательное для участников того конкретного общественного отношения, по поводу которого выносится правоприменительное решение (приговор, постановление и т. п.); 2) толкование лиц, являющихся официальными участниками правоприменительного процесса. Оно фиксируется в материалах правоприменительного процесса, имеет определенное юридическое значение, поскольку правоприменитель обязан его обсудить и, в случае несогласия, привести мотивы отклонения; 3) толкование вышестоящего органа, проверяющего законность и обоснованность правоприменительного акта по конкретному юридическому делу. Находясь в пределах компетенции этого случая, оно считается обязательным для всех участников данного дела (например, ч. 3 ст. 305 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Неофициальное толкование чаще всего носит общий характер. Оно может быть обыденным, профессиональным, докторальным и специально-пояснительным. Обыденное толкование происходит во всех тех случаях, когда любой гражданин уясняет, объясняет и разъясняет смысл тех или иных норм права на основе собственного жизненного опыта. Профессиональное толкование осуществляется членами самоуправляющихся негосударственных организаций (например, коллегии адвокатов), для которых разъяснение смысла закона является профессиональным долгом. Докторальное толкование производится в научных трудах юристов[182], специально-пояснительное – в различных комментариях к законодательству, составляемых научными и практическими работниками в области права. Все эти разновидности неофициального толкования правовых норм обязательной силы не имеют, их фактическое значение определяется авторитетом интерпретатора. По общему правилу, интерпретация нормы права должна строго соответствовать словесной формулировке ее текста в нормативно-правовом акте. Истолкование нормы в точном соответствии с ее текстом именуется адекватным толкованием. Однако в отдельных случаях может обнаружиться некоторое несоответствие между подлинным содержанием нормы права и ее внешним выражением в тексте нормативно-правового акта. Здесь бывает одно из двух – либо словесная формулировка нормы оказывается шире ее смысла, либо наоборот. Соответственно возникает необходимость в распространительном (экстенсивном) или ограничительном (рестриктивном) толковании нормы права. Распространительное (расширительное) толкование имеет место в случаях, когда истинное содержание нормы шире ее буквальной формулировки. Так, в статье 120 Конституции Российской Федерации 1993 года говорится: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному Закону». Буквальный смысл этого нормативного предписания имеет в виду только самих «судей». Между тем его подлинное содержание несколько шире – в нем имеются в виду и судебные заседатели, участвующие при рассмотрении уголовных и гражданских дел. Именно так понимает это вся судебная практика. Ограничительное толкование означает, что действительное содержание правовой нормы несколько уже словесной ее формулировки. Это случается, если законодатель употребил в тексте закона слишком общие выражения. Согласно тексту ч.2. ст. 2 УПК РФ положения УПК РФ применяются при производстве по уголовному делу о преступлении, совершенном на воздушном, морском или речном судне, находящемся за пределами территории Российской Федерации под флагом Российской Федерации, если указанное судно приписано к порту Российской Федерации. Однако данную норму следует толковать ограничительно. В действительности в соответствии с нормами ряда международных договоров она может применяться только в тех случаях, когда: 1) преступление совершено на российском военном судне; 2) преступление совершено на российском судне в открытом море; 3) российское судно использует право мирного прохода через чужие территориальные воды без захода в воды внутренние; 4) российское судно хотя и находится во внутренних водах иностранного государства, однако согласно международному договору преступление, совершенное на борту российского судна, подпадает под юрисдикцию России. Как видим, распространительное и ограничительное толкование правовых норм связаны с установлением того, что объективизированная воля оказывается выраженной в более общей или в менее общей форме, нежели это имел в виду сам законодатель. Вне всякого сомнения, что путем такого толкования не может быть ни дополнения правовой нормы, ни изменения формулировки ее действующего текста, ни дотягивания ее до желаемого, ни произвольного исключения из сферы ее применения какой-либо части предмета регулирования. Практически ограничительное или распространительное толкование сводится преимущественно к более узкому или более широкому истолкованию отдельных терминов и выражений нормативных предписаний и к согласованию их между собой путем выработок правоприменительных положений, основанных на глубоком изучении и обобщении правореализационной практики. Любое толкование, в том числе распространительное или ограничительное, призвано раскрыть, познать только то, что фактически содержится, но недостаточно четко выражено в самой норме права. Распространительное толкование имеет некоторое внешнее сходство с аналогией. Однако различие между ними носит принципиальный характер[183]. Аналогия предполагает отсутствие закона, пробел в законодательстве и означает применение нормы права к случаю, прямо не предусмотренному в законе, но сходному с рассматриваемым по данному делу. Вопросы_88,89. 88. Правонарушения: понятие, признаки, состав. 89. Правонарушения: понятие, виды, причины. Правонарушение — противоположность (антипод) правомерного поведения. Правонарушаемость в любом государстве носит массовый характер и причиняет вред общественным отношениям, мешает нор­мальному развитию общества и государства. Все правонарушения име­ют общие признаки, позволяющие отнести их к одному социальному явлению — правонарушению. Итак, правонарушение — это общественно опасное, противоправное, виновное деяние деликтоспособного субъекта, причиняющее вред обществен­ным отношениям или ставящее их под угрозу причинения вреда, за соверше­ние которого предусмотрена юридическая ответственность. Указанное определение является формально-материальным, потому что предусмат­ривает как формальный, нормативный признак (противоправность, запрещенность деяния), так и материальный признак (его общественную опасность). Изданного определения вытекает, что в понятие правона­рушения входит еще ряд признаков: деяние, виновность, предусмотренность за совершение деяния юридической ответственности (признак наказуемости). 1. Общественная опасность. Этот признак правонарушения заключа­ется в способности деяния причинять вред общественным отношени­ям, а в случае покушения на правонарушение ставить их под угрозу при­чинения вреда. Общественная опасность, как уже отмечалось, есть материальный признак правонарушения, раскрывающий его соци­альную сущность. Это объективное свойство правонарушения, не зави­сящее от воли законодателя. Правоприменительными органами могут быть обнаружены общественно опасные деяния, которые по какой-то причине выпали из поля зрения законодателя и потому не признанные правонарушениями. Задачей законодателя в данном случае выступает формализация данных деяний. Некоторые ученые полагают, что общественную опасность характе­ризуют только уголовные преступления. Общественная опасность — свойство любого правонарушения. Правонарушения по характеру об­щественной опасности (вредности) подразделяются на преступления и проступки (административные, дисциплинарные гражданские и т. д.). Критерием разграничения преступлений и проступков является не от­сутствие общественной опасности, а ее характер и степень. Например, уклонение от уплаты налогов как уголовное преступление и как налого­вое правонарушение отличаются друг от друга по размеру уклонения (размеру ущерба), который, в свою очередь, является одной из характе­ристик общественной опасности. Если деяние не представляет опасности для общества, т.е. не причи­няет вред общественным отношениям и не ставит их под угрозу причи­нения вреда, его нельзя признать правонарушением. Общественная опасность обладает своими признаками. Признаки, характеризующие общественную опасность, целесообразно разделить на две группы: относящиеся к характеру общественной опасности и к степени общественной опасности. Характер общественной опасности правонарушения определяется направленностью деяния против того или иного объекта, размером ущерба, формой вины. Характер — это отличи­тельное свойство особенности, качество чего-либо. Степень обществен­ной опасности — это количественное выражение сравнительной обще­ственной опасности. 2. Противоправность формальный признак правонарушения, означа­ющий выражение принципа «нет правонарушения без указания о том в законе». Поведение, не соответствующее иным социальным нормам (нравственным, корпоративным либо обычным), не будет являться пра­вонарушением, если оно не предусмотрено в правовой норме и не запре­щено ей. Таким образом, противоправность есть объективированная форма общественной опасности. Это означает, что общественно опасное дея­ние должно быть официально закреплено в нормативно-правовом акте в качестве противоправного. С таким утверждением не всегда согласны ученые-цивилисты, указывая, что противоправность может быть сфор­мулирована в гражданско-правовом договоре. Однако при этом не учи­тывается важное методологическое положение, заключающееся в соот­ветствии договора нормативно-правовому акту. Сам договор основывается на нормативно-правовом акте и является производным от него. Возможно несколько вариантов противоправности. Во-первых, на­рушение запрета совершения определенного действия. Например, субъект нарушил предписания и нецелевым образом использовал бюд­жетные средства. Во-вторых, нарушение обязанности совершить опре­деленное в норме права действие. Например, свидетель не явился в на­логовые органы для дачи показаний. В первом случае противоправность действия возникает из-за нарушения запрещающей нормы, а во вто­ром — из-за невыполнения позитивной обязанности. 3. Виновность — следующий признак правонарушения. Деяние может быть признано правонарушением только тогда, когда оно совершено виновно, т. е. при наличии соответствующего психического отношения лица к деянию и наступившим последствиям в форме умысла или нео­сторожности. Вина — это всегда психическое отношение к совершаемо­му деянию. Причем отношение порочное, в котором выражаются нега­тивные, пренебрежительные и отрицательные установки субъекта к существующим в обществе ценностям. Сама вина существует только в рамках воли и сознания субъекта. Официальные определения умысла и неосторожности даются в УК РФ, НК РФ и КоАП РФ. Например, в ст. 110 НК РФ указывается, что «Налоговое правонарушение признается совер­шенным умышленно, если лицо, его совершившее, осознавало противо­правный характер своих действий (бездействия), желало либо сознатель­но допускало наступление вредных последствий таких действии (бездействия)», а отсутствие вины налогового правонарушителя выступает в качестве обстоятельства, исключающего ответственность за со­вершение налогового правонарушения (ст. 109 НК РФ). 4. Деяние — следующий признак правонарушения. Не являются пра­вонарушениями помыслы, чувства, эмоции и т. п. Действующее законо­дательство и правовая теория различает две формы деяния: действие и бездействие. Причем ответственность за бездействие возможна только в том случае, если на субъекте лежала юридическая обязанность действо­вать соответствующим образом. Например, на частных нотариусах, ауди­торах, адвокатах лежит обязанность предоставлять налоговую деклара­цию, а бездействие (непредставление) налоговой декларации является правонарушением, предусмотренным ст. 120 НК РФ. Деяние обязатель­но должно быть связано с волей и сознанием субъекта, а правовое значе­ние будет иметь только осознанное и волевое деяние. 5. Предусмотренность юридической ответственности — следующий признак правонарушения. Этот признак еще иногда называют наказуе­мостью. В определенной степени он производен от признака противо­правности, но одновременно имеет и самостоятельное значение. Предусмотренность (запрещенность) общественно опасного деяния законом не означает лишь декларирование запрещенности деяния, но предоп­ределяет обязательное установление за его совершение мер юридичес­кой ответственности. Например, это положение прямо закреплено в ст. 106 Н К РФ, где указывается, что «налоговым правонарушением при­знается виновно совершенное противоправное (в нарушение законода­тельства о налогах и сборах) деяние (действие или бездействие налого­плательщика, налогового агента и иных лиц, за которое настоящим Кодексом установлена ответственность». Только все признаки в совокупности и образуют понятие правонару­шения. Юридический состав правонарушения Наряду с понятием правонарушения в юридической науке употреб­ляется понятие «состав правонарушения». Состав правонарушения—это научная абстракция, отражающая систему наиболее общих, типичных и существенных элементов и признаков отдельных разновидностей правона­рушений, необходимых и достаточных для привлечения правонарушителя к юридической ответственности. Понятие «состав правонарушения» не подменяет понятие «право­нарушения». Соотношение между понятиями «правонарушение» и «со­став правонарушения» носит двоякий характер и зависит от того, что понимать под правонарушением. Во-первых, если правонарушение рассматривать как законодатель­ное или научное определение реального юридического факта, то состав правонарушения также выступает юридической конструкцией, в кото­рой раскрываются и дополняются признаки и характеристики правона­рушения, а признак наказуемости выходит за рамки понятия «состав правонарушения». Все элементы и признаки состава правонарушения раскрывают, дополняют и характеризуют признаки правонарушения (общественная опасность, противоправность, виновность и деяние). Понятие «состав правонарушения» выполняет служебную роль по отно­шению к понятию «правонарушение». Во-вторых, если правонарушение рассматривать как юридический факт, т.е. факт реальной действительности, то понятие «состав правона­рушения» выступает только теоретической конструкцией, в которой де­тально раскрывается, каким должно быть правонарушение. Элементами состава правонарушения выступают объект, объектив­ная сторона, субъект и субъективная сторона. 1. Объект правонарушения — это те общественные отношения, кото­рым причиняется вред или которые ставятся под угрозу причинения вреда в результате правонарушения. Например, приготовление к совер­шению убийства, выражающееся в разработке плана действий, может и не причинять вреда отношениям, обеспечивающим и охраняющим жизнь человека, но для этих отношений создается реальная угроза при­чинения вреда. От объекта правонарушения необходимо отличать по­терпевшего и предмет правонарушения. Предмет правонарушения мо­жет быть как материальным, так и нематериальным. Например, предметом несоблюдения порядка владения, пользования и (или) рас­поряжения имуществом, на которое наложен арест (ст. 125 НК РФ) выс­тупает само имущество (материальный предмет), а объектом этого пра­вонарушения являются общественные отношения, складывающиеся в сфере, обеспечивающей реализацию решения о взыскании налога за счет имущества. Другой пример. Потерпевшим от оскорбления представите­ля власти (ст. 319 УК РФ) может выступать сотрудник налоговой инспек­ции. Предметом данного преступления является честь и достоинство (нематериальный предмет), а объектом будут являться общественные отношения, складывающиеся в сфере управления. Предмет правонарушения и потерпевший являются важными при­знаками, характеризующими объект правонарушения. В теории государства и права принято выделять общий, родовой и непосредственный объект правонарушения. Общий объект — это сово­купность общественных отношений, охраняемых или регулируемых пра­вом. В самом широком смысле общим объектом любого правонаруше­ния выступает существующий в обществе правопорядок. Под родовым объектом правонарушения необходимо понимать род (группу) обще­ственных отношений. Например, общим объектом нецелевого исполь­зования бюджетных средств выступает сложившийся в обществе правопорядок. Родовой объект этого правонарушения более конкретен. Им является род общественных отношений, складывающийся в сфере рас­пределения и использования бюджетных средств. Конкретным же объек­том нецелевого использования бюджетных средств будут выступать об­щественные отношения, обеспечивающие целевое использование бюджетных средств. Таким образом, непосредственный объект является частью родового объекта правонарушения, а родовой - частью общего объекта правонарушения. 2. Объективная сторона правонарушения — это внешняя сторона право­нарушения. Ее образуют признаки, характеризующие правонарушение с внешней стороны. К ним относятся: 1. общественно опасное деяние (дей­ствие или бездействие), 2. общественно опасные последствия, 3. причинная связь между деянием и общественно опасными последствиями, 4. способ, средства, место, время и обстановка совершения правонарушения. «Сердцевину» объективной стороны составляют деяние, обществен­но опасные последствия, причинная связь между деянием и общественно опасными последствиями. Эти признаки принято называть в юридической литературе обязательными, а место, время, обстановку, способ и средства совершения правонарушения именуют факультативными признаками. Такие названия весьма условны, так как любое правонаруше­ние характеризуется временем его совершения, конкретными способа­ми, обстановкой и т. п. Однако в некоторых случаях законодатель не придает им значения и не указывает в диспозиции правовой нормы. Таким образом, они становятся нейтральными (факультативными) для квалификации деяния как правонарушения. В других случаях законода­тель специально указывает на место, время, способ совершения право­нарушения в диспозиции правовой нормы, придавая юридическое значение этим признакам. Как указывалось, признаками объективной стороны выступают об­щественно опасные последствия и причинная связь. Причина — это философская категория, отражающая одну из форм всеобщей объектив­ной связи, взаимозависимости и взаимообусловленности предметов, явлений и процессов, происходящих в природе и обществе. В юриди­ческой теории под причинной связью понимают такую объективную связь между деянием и наступившими последствиями, при которой про­тивоправное деяние предшествует во времени последствию и является главной и непосредственной причиной, неизбежно вызывающей дан­ное последствие. Формы выражения вреда многообразны. Он может но­сить физический, имущественный характер. Некоторые правонаруше­ния влекут организационные последствия, заключающиеся в нарушении нормальной деятельности учреждений и органов. Например, неявка либо уклонение от явки без уважительных причин лица, вызываемого по делу о налоговом правонарушении в качестве свидетеля (ст. 128 НК РФ), при­водит к нарушению нормальной деятельности налоговых органов по проведению налогового расследования. Юридическая техника такова, что законодатель не всегда в диспози­ции правовой нормы указывает на наступление общественно опасных последствий, но это не означает, что правонарушение не влечет небла­гоприятных последствий. Безвредных правонарушений не существует. Например, в ч. 1 ст. 129 НК РФ указывается «отказ эксперта, переводчи­ка или специалиста от участия в проведении налоговой проверки». Из законодательного определения этого правонарушения следует, что по­следствия выведены за рамки состава правонарушения, но в реальной действительности они наступают и заключаются в нарушении нормальной деятельности налоговых органов. 3. Субъективная сторона правонарушения — это внутренняя (по отно­шению к объективной стороне) сторона правонарушения. К призна­кам, ее образующим, относят вину, мотив и цель правонарушения, а так­же эмоциональное состояние лица в момент совершения правонарушения. Несмотря на различное содержание этих признаков, они объединяются в одну группу, образующую субъективную сторону правонарушения потому, что характеризуют процессы, происходящие в психике лица, совершающего правонарушение. Условно эти признаки можно разделить на обязательные и факультативные. Вина — обязательный признак правонарушения, а мотив, цель и эмоциональное состоя­ние лица — факультативные признаки. В некоторых случаях законода­тель придает значение мотиву, цели и эмоциональному состоянию правонарушителя, а в некоторых случаях относится нейтрально к дан­ным признакам. Субъективная сторона правонарушения немыслима без вины, кото­рая выступает в виде психического отношения правонарушителя к со­вершаемому деянию и его последствиям в форме умысла или неосто­рожности. При конструировании как умышленной, так и неосторожной форм вины законодатель использует лишь два элемента психики — ин­теллектуальный и волевой. Например, «налоговое правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, осоз­навало противоправный характер своих действий (бездействия), желало либо сознательно допускало наступление вредных последствий таких действий (бездействия)» (ч. 2 ст. 110 НК РФ). Осознание противоправности — интеллектуальный признак, а желание или сознательное допущение последствий — волевой признак. Умысел может быть прямым или косвенным. Действуя с прямым умыслом субъект не только осознает общественно опасный характер своего деяния, но и стремится к наступлению общественно опасных последствий (желает их наступления). Отличие косвенного умысла от прямого состоит в характеристике волевого признака, так как право­нарушитель относится к наступлению последствий безразлично. На­пример, для налогового правонарушителя может быть безразлично, ка­кие последствия могут наступить в случае нарушения срока представления сведений об открытии и закрытии счета в банке (ст. 118 НК РФ). Помимо прямого и косвенного умысла в юридической науке выде­ляют в зависимости от времени возникновения заранее обдуманный и внезапно возникший умысел. Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел, сложившийся под влияни­ем сильных эмоций. По степени определенности умысел может быть определенным, неопределенным и альтернативным. Неосторожная форма вины может проявиться в виде легкомыслия или небрежности. Легкомыслие — это такой вид неосторожности, когда правонарушитель предвидел возможность наступления общественно опас­ных последствий своего деяния, но без достаточных к тому оснований само­надеянно рассчитывал на их предотвращение. Например, водитель, нару­шая скоростной режим, рассчитывает на свой опыт и полагает, что сможет избежать аварии, но не успевает вовремя затормозить, вследствие чего сбивает кого-либо из пешеходов, причиняя ему смерть. Воля правона­рушителя в данном случае направлена на предотвращение общественно опасных последствий, но расчет правонарушителя избежать последствий оказывается неосновательным. Небрежность — это такой вид неосторожности, когда правонаруши­тель не предвидит возможности наступления общественно опасных по­следствий своего деяния, хотя при необходимой внимательности и предус­мотрительности должен был и мог их предвидеть. Определение волевого момента небрежности связывается с двумя критериями — объективным («должно было») и субъективным («могло их предвидеть»). В правопри­менительной практике объективный критерий связан с обязанностями лица, основанными на законе, профессиональным статусом, общепри­нятых правилах поведения. Субъективный критерий означает способ­ность определенного лица предвидеть наступление последствий, т.е. что виновный мог их предвидеть при должном напряжении воли и созна­ния. Например, водитель крупногабаритной машины, если перед мос­том отсутствует знак, указывающий на его высоту, обязан предвидеть возможность столкновения и предпринять меры для его предотвраще­ния. Врач, лечащий больного, обязан предвидеть возможные осложне­ния приема медицинских препаратов и предпринять меры для их нейт­рализации. Как уже указывалось, признаками субъективной стороны помимо вины являются цель, мотив и эмоциональное состояние лица, совер­шившего правонарушение. Мотив — это побуждение, побудительная при­чина правонарушающего поведения, т.е. то, чем руководствовалось лицо в момент совершения правонарушения. Мотивы правонарушений весьма разнообразны, как разнообразна и сама человеческая деятельность. В ка­честве мотивов могут выступать корыстные, эгоистические, хулиганс­кие, политические, сексуальные и другие побуждения. Например, укло­нение от уплаты налогов совершается из корыстных побуждений, так как субъект стремится избежать возможных материальных затрат. Цель правонарушения — это тот результат, которого стремится до­стигнуть лицо, совершающее правонарушение. Во многих случаях законо­датель придает цели правонарушения обязательное значение. Состав злоупотребления должностными полномочиями, совершаемый сотруд­ником налогового органа (ч. 1 ст. 285 УК РФ), будет налицо лишь в том случае, если использование должностным лицом своих служебных пол­номочий совершено с корыстной целью или с целью иной личной заин­тересованности. В некоторых случаях законодатель придает значение эмоциональ­ному состоянию лица в случае совершения правонарушения в состоя­нии аффекта. Аффект — это особое состояние психики человека, харак­теризующееся сильным всплеском эмоций и быстрым протекание различных психических процессов. Физиологический аффект может выступать в ка­честве обстоятельства, смягчающего меры юридической ответственнос­ти. Например, если нарушение порядка работы с денежной наличнос­тью (ст. 15.1 КоАП РФ) будет совершено в состоянии аффекта, правоприменитель обязан признать данное обстоятельство смягчающим (п. 3 ч. 1 ст. 3.2 КоАП РФ). 4. Субъектом правонарушения являются физические и (или) юридичес­кие лица, обладающие способностью нести юридическую ответствен­ность за противоправные деяния. Таким образом, признаками субъекта правонарушения являются: лицо (физическое или юридическое) и его деликтоспособность, под которой понимается способность субъекта нести юридическую ответственность за свое противоправное поведение. Для признания лица деликтоспособным законодательство предъявляет к нему определенные требования. Это, прежде всего, наличие опреде­ленного возраста, с достижением которого физические лица становятся деликтоспособными. Так, уголовная ответственность по общему прави­лу наступает с 16 лет, а за отдельные виды преступлений с 14 лет. При этом следует учитывать, что некоторые преступления субъект способен совершить в более взрослом, чем по общему правилу, возрасте. Субъектом преступлений против правосудия, совершаемых, например, судьями, может быть лишь лицо, достигшее 25-летнего возраста (в соответствии с Законом РФ «О статусе судей в Российской Федерации»). Субъектом полового сношения и иных действий сексуального характера с лицом, не достигшим 16-летнего возраста, может быть только лицо, достигшее возраста 18 лет (ст. 134 УК РФ). Административная ответственность наступает с 16 лет. Субъектом дисциплинарной ответственности может быть лицо, достигшее 16-лет­него возраста. Гражданское законодательство признает субъектами граж­данско-правовых правонарушений лиц, достигших 18-летнего возраста. В соответствии со ст. 27 ГК РФ (эмансипация) несовершеннолетний, достигший 16 лет, может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, или с согласия родителей, усынови­телей или попечителей занимается предпринимательской деятельнос­тью. В этом случае родители, усыновители не несут ответственности по обязательствам эмансипированного несовершеннолетнего, например по обязательствам, возникшим вследствие причинения вреда. Важной характеристикой деликтоспособности выступает вменяе­мость субъекта. Индивид, совершающий противоправное деяние, мо­жет быть субъектом правонарушения при условии его способности по­нимать социальный смысл своего поступка. Вменяемые лица обладают сознанием и волей, только такие лица способны осознавать содеянное ими и руководить своими действиями (бездействием). Лица, лишенные такой способности, т. е. те, кто не осознает опасности содеянного или не может руководить своими действиями, признаются невменяемыми. В действующем законодательстве отсутствует понятие вменяемости. Оно выявляется путем анализа признаков, характеризующих невменяемость субъекта. Виды правонарушений Правонарушения очень многообразны, что определяется различны­ми объектами посягательства, субъектами их совершающими, особен­ностями объективной и субъективной стороны, характером и степенью общественной опасности и т. д. Такая широкая палитра различных ха­рактеристик правонарушений позволяет их классифицировать по самым различным основаниям. 1. В зависимости от объекта посягательства различают: а) правонару­шения в сфере экономики; б) правонарушения в сфере управления; в) пра­вонарушения, посягающие на права и законные интересы человека (лич­ности); г) правонарушения, посягающие на общественную безопасность; д) правонарушения в финансовой сфере; е) правонарушения, против государственной власти и т. д. 2. В зависимости от характеристик субъекта правонарушения разли­чают: а) должностные правонарушения; б) правонарушения, совершае­мые гражданами РФ; в) правонарушения, совершаемые иностранными гражданами и лицами без гражданства; г) правонарушения, совершае­мые физическими и юридическим лицами; д) правонарушения, совер­шаемые должностными лицами коммерческих организаций; е) правонарушения, совершаемые лицами мужского пола; ж) правонарушения, совершаемые лицами женского пола и т. д. 3. В зависимости от характера и степени общественной опасности пра­вонарушения классифицируются на две большие группы. В первую груп­пу входят проступки, а во вторую — преступления. 4. Наиболее распространенной является классификация правонаруше­ний в зависимости от отраслевой принадлежности. В этой связи выде­ляют конституционные, административные, экологические, финансо­вые, гражданско-правовые, дисциплинарные, материально-правовые, уголовные, уголовно-процессуальные, гражданско-процессуальные пра­вонарушения. Следует отметить условность такой классификации, так как одной отраслью права могут быть предусмотрены несколько разно­видностей правонарушений. Так, нормами трудового права предусмот­рены дисциплинарные и материально-правовые правонарушения. Конституционные правонарушения. Конституционное правонаруше­ние — это виновное, общественно опасное деяние субъекта консти­туционно-правовых отношений, нарушающее нормы конституци­онного права, за совершение которого предусмотрена конституционная ответственность. Например, Правительство должным образом не выпол­няет возложенные на него обязанности или депутат Государственной Думы нарушает запрет осуществления им предпринимательской дея­тельности. Проблема конституционных правонарушений носит весьма слож­ный характер, так как является еще не до конца разработанной в юриди­ческой науке. Суть в том, что достаточно часто нарушение конституци­онной нормы является одновременно и нарушением нормы с иной отраслевой принадлежностью. От иных разновидностей правонаруше­ний они отличаются субъектным составом. Подробный перечень субъек­тов конституционной ответственности дан в главе, посвященной юри­дической ответственности, а по своим характеристикам субъекты конституционной ответственности и субъекты конституционных пра­вонарушений совпадают. Преступления отличаются максимальной степенью общественной опасности. Они посягают на наиболее значимые общественные отно­шения, охраняемые от посягательств уголовным законодательством. За­конодательное понятие преступления дается в ст. 14 УК РФ. Так, «пре­ступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания». Преступления причиняют наиболее тяжкие последствия, а зачас­тую причиненный ими ущерб является невосполнимым. Объектами преступлений выступают права и свободы человека и гражданина, отно­шения собственности, общественный порядок и общественная безопас­ность, конституционный строй Российской Федерации, окружающая среда, мир и безопасность человечества. В связи с высокой степенью общественной опасности уголовный закон устанавливает за их совершение наиболее строгие меры ответственности, а исчерпывающий пере­чень преступлений содержится только в Уголовном кодексе Российской Федерации. Особое место в системе уголовных преступлений занимают посяга­тельства на отношения по установлению и взиманию налогов: уклоне­ние от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст. 198); укло­нение от уплаты налогов и (или) сборов с организаций (ст. 198); неисполнение обязанностей налогового агента (ст. 198.1); сокрытие де­нежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов (ст. 198.2). В период разработки уголовного кодекса вносились предложения сделать субъектами преступлений не только физических, но и юриди­ческих лиц. Однако законодатель не изменил сложившихся традиций, установив в качестве субъектов преступления исключительно физичес­ких лиц. Административные правонарушения. Административным правонару­шением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое Кодексом об админи­стративных правонарушениях РФ или законами субъектов РФ об адми­нистративных правонарушениях установлена административная ответ­ственность (ст. 2.1 КоАП РФ). Во многом перечень объектов посягательств административных пра­вонарушений совпадает с объектами преступлений. Так, объектами ад­министративных правонарушений могут выступать: права и свободы че­ловека и гражданина, общественная нравственность, окружающая среда, порядок управления, общественная безопасность, отношения собствен­ности, экономические отношение и т. д. Однако административные правонарушения причиняют меньший вред общественным отношени­ям, нежели преступления, но некоторые административные правонару­шения стоят на грани с преступлениями. Например, в Уголовном кодек­се сформулировано понятие хищения, а Кодексе об административных правонарушениях — понятие мелкого хищения. Соответственно разли­чаются и правовые последствия совершения этих правонарушений. Гражданско-правовые правонарушения отличаются от иных правона­рушений специфическим объектом посягательства и нормативно-пра­вовой базой, их предусматривающей. В качестве объектов гражданских правонарушений могут выступать имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения. Например, распространение све­дений, порочащих деловую репутацию юридического лица, посягает на неимущественные отношения, а неисполнение договорных обязательств поставки — на имущественные отношения. Субъектами гражданско-правовых правонарушений могут быть как физические, так и юридические лица. Основываясь на принципах пра­вового государства, законодатель признал государство и его органы равноправными участником гражданско-правовых отношений. Из чего сле­дует, что государство, государственные органы, органы местного самоуп­равления выступают субъектами гражданско-правовых правонарушений. Из положений ст. 16 ГК РФ следует, что убытки, причиненные гражда­нину или юридическому лицу в результате незаконных действий (без­действия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Дисциплинарные правонарушения представляют собой противоправ­ные деяния, нарушающие внутренний распорядок деятельности пред­приятий, учреждений и организаций. Совершение дисциплинарного правонарушения означает наруше­ние трудовой дисциплины. В ст. 192 Трудового кодекса дисциплинар­ный проступок определяется как неисполнение или ненадлежащее ис­полнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей. В одном из актов толкования Пленум Верховного Суда РФ приводит примерный перечень дисциплинарных правонарушений: отказ работника без уважительных причин от выполнения трудовых обя­занностей; отсутствие работника без уважительных причин на работе в пределах трех часов в течение рабочего дня; нахождение без уважитель­ных причин не на своем рабочем месте и т. д. Вопросы_90,91. Реализация права: понятие, виды. Формы реализации права. Понятие реализации норм права и ее основные формы Реализация правовых норм - это такое поведение субъектов права, в котором воплощаются предписания правовых норм (правомерное поведение), практическая деятельность людей по осуществлению прав и выполнению юридических обязанностей. Иными словами, это воплощение в поступках людей тех требований, которые в общей форме выражены в нормах права. Реализация норм права есть непосредственный результат правового регулирования, конкретное его проявление. Что обеспечивает правомерное поведение людей, какие существуют побудительные мотивы для добровольной реализации правовых норм? Когда человек использует принадлежащие ему права, он удовлетворяет правомерным способом свои потребности, желания, интересы. Стимулы правомерного поведения индивида при осуществлении юридических обязанностей весьма разнообразны. К ним относится осознание своего общественного долга перед обществом и государством, внутренняя убежденность в необходимости и справедливости юридических обязанностей. Могут быть и иные стимулы: привычка, подражание поведению других лиц, желание получить определенные выгоды, награды, быть морально или материально поощренным. Наконец, имеет значение и такой стимул, как страх перед будущими неблагоприятными последствиями, которые могут наступить в случае нарушения юридической обязанности - лишение определенных благ, непосредственное принуждение. В учебной литературе по характеру правореализующих действий обычно выделяют четыре формы реализации норм права (см. схему 37): 1) соблюдение (воздержание от поступков, запрещенных действующим правом); 2) исполнение (совершение активных поступков по исполнению юридических обязанностей положительного содержания); 3) использование (осуществление правомочий лица, правомерные действия по его усмотрению); 4) применение (активно-властная деятельность компетентных органов по решению в рамках правовых норм конкретных дел, издание специальных правовых актов).

Схема 37 Рассмотрим каждую из форм подробнее. При соблюдении субъекты воздерживаются от совершения противоправных действий, иными словами, соблюдают требования правовых норм. С правовой точки зрения поведение индивида может быть правомерным, либо неправомерным, либо юридически безразличным. Соблюдение правовых норм есть вид правомерного поведения, его первая и наиболее общая форма реализации права, ибо если люди ведут себя правомерно, спокойно живут, работают, ничего не нарушают, являются законопослушными гражданами, то тем самым достигаются те цели, на которые рассчитывал законодатель. Особенности данной формы реализации заключаются в следующем: а) это в основном пассивная форма поведения субъектов - воздержание от совершения неправомерных действий; б) это наиболее общая и универсальная форма реализации права, охватывающая всех без исключения индивидуальных и коллективных субъектов - от рядового гражданина до президента, от самых ниже­стоящих структур власти до парламента и правительства; в) она касается главным образом правовых запретов; г) осуществляется вне конкретных правоотношений; д) происходит в большинстве случаев естественно, обычно, неза­метно, никак не фиксируется. При исполнении субъекты выполняют возложенные на них позитивные обязан­ности, функции, полномочия, реализуя тем самым соответствующие правовые нормы (например, граждане обязаны платить налоги, оплачивать проезд на всех видах транспорта, являться в суд по повестке в качестве свидете­лей и т.д.). Спецификой данной формы является то, что она: во-первых, связана с реализацией обязывающих норм; во-вторых, предполагает, в отличие от первой (пассивной) формы, активные действия субъектов; в-третьих, отличается известной импе­ративностью, властностью, поскольку за неисполнение юридических предписаний могут последовать санкции; в-четвертых, в большинстве случаев правоисполнительные действия так или иначе фиксируются, оформляются. Использование - такая форма реализации права, когда субъекты по своему усмотрению и желанию используют предоставленные им права и возможности, удовлетворяют законные интересы, осуществля­ют свою право и дееспособность. Характерный признак данной фор­мы - добровольность. Никто не может заставить гражданина во что бы то ни стало использовать свое право. Реализуются главным образом управомочивающие нормы. В повседневной жизни люди постоянно совершают разнообразные юридически значимые, дозволенные законом действия, вступают друг с другом, а также с организациями и учреждениями в определенные правоотношения, заключают разного рода гражданско-правовые сдел­ки, договоры (продают, покупают, поступают и увольняются с работы, вступают в брак, разводятся и т.д.). Для совершения подобных действий не требуется каких-либо спе­циальных разрешений компетентных органов - достаточно того, что разрешил сам закон. В то же время в некоторых случаях в целях полного и беспрепятственного осуществления гражданином своего права необходимо содействие упомянутых органов или должностных лиц. Требуется "вмешательство" надлежащих властных служб, структур, инстанций, наделенных соответствующими полномочиями. Применение. В процессе своей реализации нормы права не только соблюдаются, исполняются и используются, но и применяются уполномоченными на то органами и должностными лицами к соответствующим субъектам, фактам, событиям. Гипотеза любой правовой нормы как раз и указывает на условия, обстоятельства ее применения. Реальная и полная реализация правовой нормы наступает лишь тогда, когда полностью будут осуществляться субъективные права и исполняться юридические обязанности как элементы правоотношения, что является завершающим этапом реализации норм права путем создания (изменения, прекращения) правоотношений. Для господства законности недостаточно только заключения договора, подачи заявления, жалобы, принятия индивидуальных правовых актов, а необходима большая организаторская работа по реальному осуществлению содержания создаваемых правоотношений. Вопросы_92,93,94,95,96. 92. Правоприменение: содержание, стадии. Правоприменительные акты: понятие, структура, виды. 93. Применение норм права: понятие и характерные черты. 94. Субъекты и основные стадии применения норм права. 95. Правоприменительные акты: понятие и виды. 96. Соотношение нормативных и правоприменительных актов. Применение права и его формы Применение права - важнейшая форма реализации правовых норм. Это властная деятельность органов государства (или иных органов по уполномочию государства), которые, используя свои специальные полномочия, издают акты индивидуального значения на основе норм права, решая тем самым по существу те или иные конкретные вопросы многогранной жизни общества. Такое понимание применения права основано на специфике властной деятельности государственных органов по реализации предписаний правовых норм с тем, чтобы не допустить растворения деятельности государственного аппарата среди других проявлений общественной самодеятельности и инициативы. Характер государства как аппарата властвования предопределяет возможность и необходимость деятельности по применению права. В данном случае государство в целях упорядочения общественной жизни, установления четких организационных начал взаимоотношений между людьми передает решение определенных вопросов в компетенцию законодательно установленных органов. Применение права - это одна из форм государственной деятельности, когда компетентный орган выступает от имени государства, по его уполномочию. Применение права необходимо там, где правоотношение, с учетом его сложности и важности с точки зрения решения задач, стоящих перед властью, может возникнуть лишь по решению органа, олицетворяющего государственную власть, или где правоотношение должно пройти контроль со стороны государства в лице его властных органов. Награждение орденом, расторжение брака, назначение на ту или иную должность возможно лишь при наличии решения компетентного органа. Без таких решений невозможно охранять правовые нормы от нарушений, наказывать правонарушителей и ликвидировать вредные последствия правонарушений. Поскольку применение права имеет чрезвычайно важное значение для регулирования общественных отношений, издание актов применения права подчинено определенному порядку, происходит в рамках предусмотренной законом процедуры. Такую процедуру можно проиллюстрировать на примере деятельности суда. Она обеспечивает последовательное проведение принципов законности при решении конкретного случая, всестороннее рассмотрение обстоятельств дела, охрану прав и законных интересов граждан и организаций. В одних случаях нормы о порядке рассмотрения дел довольно детальны и составляют самостоятельные процессуальные отрасли права (уголовное, гражданское судопроизводство), в других - устанавливается лишь определенный порядок решения дел (назначение пенсий, прием на работу и т.д.). Применение права подразделяется на такие формы, как оперативно-исполнительная и правоохранительная (см. схему 38). Под оперативно-исполнительной деятельностью подразумевается организация выполнения предписаний правовых норм, позитивное регулирование с помощью индивидуальных актов (прием на работу, регистрация брака, решение о строительстве объекта промышленности и т.д.). При этом применяется диспозиция норм права, имеющая не запрещающее, а положительное содержание. Это творческая, организующая работа по осуществлению выраженной в праве политики главенствующих в обществе социальных сил. Современное цивилизованное государство ставит перед собой главным образом творческие, созидательные задачи по обеспечению развития экономики и других сфер жизни общества. Поэтому эта форма применения права является для него основной, профилирующей. Посредством ее объединяется и направляется деятельность федеральных министерств, служб и агентств, организаций, подбираются кадры, конкретизируются плановые задания, обеспечиваются права личности и т.д. Правоохранительная деятельность направлена на охрану норм права от каких бы то ни было нарушений, применение мер государственного принуждения к правонарушителям, обеспечение исполнения назначенных мер наказания (взыскания), а также принятие мер по предупреждению нарушений в будущем. Такая деятельность характерна в первую очередь для так называемых юрисдикционных органов (суд, прокуратура, органы внутренних дел), для органов контроля и надзора. В то же время и исполнительные органы, руководители предприятий и учреждений, ряд общественных организаций также занимаются этой деятельностью (вынесение выговора руководителем предприятия и др.). В правоохранительной деятельности особенно важен процессуальный порядок рассмотрения дел, гарантирующий полное и всестороннее изучение обстоятельств правонарушения, охрану прав граждан, привлекаемых к правовой ответственности, устраняющий возможность ошибок и неправильных решений.

Схема 38 Стадии процесса применения права Применение норм права не является простым однозначным действием. Оно представляет собой сложный процесс, состоящий из ряда логически последовательных стадий (см. схему 39).

Схема 39 Исследование фактических обстоятельств дела (вещественные доказательства, документы, показания свидетелей и др.). Оно начинается с определения круга фактов, необходимых для решения дела. После этого приступают к сбору и процессуальному закреплению фактов, исследованию, установлению, достоверности таких фактов. Они оцениваются с точки зрения истинности или ложности, их наличия или отсутствия. Очевидно, что все указанные этапы взаимосвязаны. Сбор, анализ и оценка фактов, необходимых для решения дела, обычно проводятся не любыми доступными способами, а с помощью определенных юридических средств, в установленных законом формах и порядке. Зачастую в законе указывается, какие источники сведений и в каком процессуальном порядке могут быть использованы в качестве доказательств по делу (например, в уголовно-процессуальном и гражданско-процессуальном законодательствах). В результате исследования фактических обстоятельств по делу должна быть установлена объективная истина. Это руководящее начало, принцип деятельности органов, применяющих правовые нормы, цель исследования обстоятельств дела. Требование достижения истины по делу означает, что его решение должно основываться на достоверных, проверенных и доказанных фактах, что необходимо полно, всесторонне и исчерпывающе изучить все обстоятельства дела. Это необходимое условие строгого соблюдения законности, успешной борьбы с правонарушениями. Истину по делу составляет не только установление достоверности всех фактических обстоятельств дела, но и соответствие выводов правоприменительного органа о них нормам права, то есть правильная юридическая оценка установленных фактов. Одни достоверные факты без раскрытия их юридического значения не составляют полной истины по делу. Соответствие свойств факта и признаков, зафиксированных в правовой норме, носит достоверный характер и входит в понятие объективной истины по делу. Если правоприменительный орган установит достоверность фактических обстоятельств, но сделает неверные выводы об их юридическом значении, то об истинности такого решения говорить нельзя. Выбор нормы права. На этой стадии осуществляется так называемая правовая квалификация, то есть решается вопрос о том, какая норма (нормы) должна быть положена в основу рассматриваемого дела. Тесная связь и взаимообусловленность правовых норм предопределяют необходимость выбора в ряде случаев не одной, а нескольких норм, которые дополняют, развивают и корректируют друг друга и лишь в комплексе создают правовую основу для решения конкретного дела. При выборе нормы важно также учитывать общие предписания и нормативные принципы соответствующего правового института, отрасли права (например, Общую часть УК РФ, ГК РФ и т.д.). Если законодатель в пределах общего правила установил особое регулирование для специального круга отношений (например, в рамках общего порядка купли-продажи существуют особые правила купли-продажи домостроений), то более конкретная норма, обладающая такой же юридической силой, имеет приоритет при решении соответствующих дел. В некоторых случаях в процессе выбора норм обнаруживается, что один и тот же вопрос регулируют две (или более) формально действующие нормы несовпадающего или даже противоречивого содержания (коллизия норм). Обычно коллизии бывают лишь кажущимися и после внимательного изучения норм устраняются, так как несовпадающие по содержанию нормы относятся к разным лицам, объектам, фактам или же не противоречат, а дополняют и развивают друг друга. Но возможны и действительные коллизии, связанные с отсутствием надлежащего учета предыдущего законодательства при принятии новых нормативных актов. Способы разрешения коллизий норм сводятся к следующему: а) если коллизирующие нормы приняты разными правотворческими органами, то применяется норма, исходящая от вышестоящего органа; б) если такие нормы приняты одним органом, то применяется норма, изданная позднее; в) если обнаруживается противоречие между нормой международного договора, в котором участвует Российская Федерация, и нормой внутригосударственного законодательства, то действует норма международного права. Проверка подлинности текста нормы права. Анализ нормы с точки зрения ее законности, действия во времени, в пространстве и по кругу лиц. Все указанные действия являются необходимыми предварительными условиями, предпосылками для следующей основной стадии - анализа содержания нормы права, ее толкования. У правоприменительного органа во избежание ошибок и недоразумений при решении конкретного дела должен быть точный текст нормативного акта. Поэтому важно установить подлинность текста нормы, которым пользуется правоприменительный орган. Следует пользоваться текстом, который помещен в официальных источниках опубликования нормативных актов в последней редакции со всеми изменениями и дополнениями на день принятия акта применения права. Работники правоприменительных органов часто пользуются различного рода сборниками законодательства, справочниками, составленными издательствами, фирмами, и другими материалами. Обычно пользование такими текстами не вызывает каких-либо недоразумений. Однако на неофициальные издания не распространяется презумпция (предположение) их полного соответствия оригиналу акта, и, следовательно, в каждом конкретном случае их использования необходимо сличать эти издания с официальными источниками. Особенно важно это при использовании машинописных, ротапринтных или электронных копий нормативных актов, так как вероятность ошибок, опечаток, пропусков в данном случае значительно выше. Во избежание нарушений законности недопустимо основываться при применении права на изданиях, лишь перелагающих содержание нормативных актов. Если возникло сомнение в законности издания того или иного акта, необходимо проверить, соответствует ли он предписаниям актов вышестоящих органов, не вышел ли правотворческий орган за пределы своей компетенции, соблюдены ли установленные законом порядок и форма для издания данного акта. Такой проверке подвергаются нормативные акты федеральных органов исполнительной власти, органов самоуправления, администрации организаций и учреждений. Что касается актов высших органов законодательной и исполнительной ветвей власти, то проверка их законности в обязанности правоприменительного органа не входит. Все такие акты непререкаемы с точки зрения их законности, пока они в установленном законом порядке не будут отменены или приостановлены компетентным органом. Проверка выбранной нормы с учетом ее действия во времени, в пространстве и по кругу лиц означает, что каждую избранную норму нужно исследовать с точки зрения: а) действует ли она в тот момент, когда на ее основе нужно решить конкретное дело; б) действует ли она на той территории, где дело должно быть разрешено; в) распространяется ли ее действие на индивидов и иных субъектов права, которые должны быть участниками возникающего правоотношения. Анализ содержания нормы права (толкование). На этой стадии завершается процесс изучения конкретной нормы. В ходе толкования устанавливается действительный смысл нормы, содержание государственной воли, выраженной в нем (см. гл.12 настоящей части). Вынесение решения компетентным органом. Это главная, решающая и наиболее ответственная стадия применения права. Именно в принятии на основе нормы права имеющего официальное значение индивидуального акта властного характера (решение суда, приказ руководителя предприятия и т.д.) проявляется применение права в собственном смысле слова, в то время как все предшествующие стадии подготавливают условия для окончательного решения. Вынесение решения представляет собой акт, связывающий нормы права с конкретным случаем, властно распространяющий на него действие нормы, устанавливающий права и обязанности конкретных субъектов права. Будучи творчески организующей деятельностью, вынесение решения, определяя судьбу дела, не может ограничиваться чисто формальным подведением жизненных обстоятельств под общие требования норм. В результате осуществления всех предварительных стадий у лица, применяющего право, должно возникнуть внутреннее убеждение в том, что обстоятельства исследованы правильно и с достаточной полнотой, что они достоверны и им дана верная юридическая оценка, что по делу правильно избрана норма и она полно и всесторонне изучена. Только после формирования такого убеждения можно приступить к вынесению решения. Доведение содержания решения до сведения заинтересованных лиц и организаций осуществляется или сразу после вынесения решения (например, оглашение приговора либо решения суда), или позже. В каких бы формах доведение решения до сведения не проводилось, оно обязательно должно иметь место. Государственные органы, организации и граждане должны знать обо всех правовых решениях, прямо касающихся их. Основные требования к применению права В юридической литературе выделяются шесть основных требований к применению права (см. схему 40).

Схема 40 Законность. Это требование означает, что при решении конкретного случая правоприменительный орган должен основываться на определенной норме права (их совокупности), прямо относящейся к рассматриваемому делу, строго и неукоснительно следовать ее точному смыслу, действовать в рамках своей компетенции, не присваивая себе полномочий, которые не зафиксированы в законе. Немаловажное значение имеет также неукоснительное соблюдение предусмотренного законом порядка рассмотрения дела и вынесения решения, установленной формы акта применения права. Если по делу уже вынесено законное решение компетентного органа, новое вторичное решение недопустимо, пока предыдущее не отменено или не изменено в соответствующем порядке. Соблюдать требование законности, значит примегять правовые нормы всегда, когда налицо обстоятельства, предусмотренные данной нормой. Нерегулярное, от случая к случаю применение права, приостановка под любым предлогом (устарелость, несоответствие местным условиям и т.д.) действия нормы лицом или органом, не уполномоченным на то законом, противоречат законности. До тех пор, пока норма не отменена, не изменена и не приостановлена в установленном законом порядке либо не заменена позже изданным актом по тому же вопросу, она действует и является обязательной для правоприменительного органа. Обоснованность. Это требование означает, что: а) должны быть выявлены все относящиеся к делу факты; б) такие факты должны быть тщательно и объективно изучены и признаны достоверными; в) все недоказанные и сомнительные факты должны быть отвергнуты. Обоснованность требует, чтобы обстоятельства дела были подтверждены проверенными, достоверными доказательствами. Целесообразность. Проблема целесообразности в праве имеет два аспекта. С одной стороны, нормативный акт с точки зрения законодателя сам по себе целесообразен, содержит оптимальные требования по регулированию общественных отношений. Поэтому следование ему есть наиболее целесообразное решение вопроса, достижение той цели, которую ставил перед собой законодатель при его издании. Недопустимо прикрывать нарушение законности ссылками на целесообразность. С другой - целесообразность в праве - это соответствие деятельности органов и лиц в рамках закона конкретным условиям места и времени, выбор оптимального пути осуществления нормы в конкретной жизненной ситуации. В норме права в силу ее общего характера невозможно предусмотреть все разнообразие конкретных случаев, но она дает возможность исполнителю учитывать их. Как правило, норма предусматривает определенные пределы для усмотрения при решении того или иного дела (определенные границы в рамках одного решения, возможность выбора между различными решениями, возможность как применить норму, так и воздержаться от применения). В пределах содержания нормы следует выбрать решение, наиболее полно и правильно отражающее смысл закона и цели правового регулирования. При этом, чем больше норма дает возможностей для проявления инициативы и самодеятельности, тем большее значение приобретает это требование. Орган или должностное лицо, применяющее право, единообразно и неуклонно исполняя юридические предписания, должны в то же время действовать инициативно, максимально учитывая особенности места и времени исполнения, разумно распределяя силы и средства, расставляя кадры и т.д. Решение конкретных дел без учета их политической и моральной характеристики, индивидуальных особенностей, без учета социальной значимости применяемой нормы порождает юридический формализм и глубоко чуждо природе демократии, духу права, принципам деятельности государственного аппарата. Справедливость. Это требование к актам применения права, отражающее идею о социальной справедливости демократического общества, означает осознание правильности решения дела с точки зрения интересов народа и государства, убежденность лица, применяющего право, а также окружающих в том, что принятое решение согласуется с принципами морали, общечеловеческими ценностями, отвечает потребностям и интересам отдельных граждан, их коллективов, предприятий, учреждений. Справедливость акта применения права предполагает соответствие принятого решения общественному мнению, согласованность его содержания с моральными убеждениями людей и общества в целом. От того, насколько морально оправдано решение компетентного органа, во многом зависит его воспитательное воздействие. Работа государственного аппарата не может замыкаться в рамках юридической значимости фактов, формальной стороны дела. Нравственная сторона, моральная оценка случая, подлежащего разрешению, должны обязательно учитываться при применении права. Требование справедливости предполагает также беспристрастность лица или органа, применяющего право, объективный подход к исследованию обстоятельств дела, к участвующим в нем лицам, к окончательному решению. Гуманизм правоприменительного решения предполагает постоянное внимание к личности, ее материальному и духовному благополучию, заботу и уважение достоинства человека, обеспечение и охрану его прав и законных интересов. Правоприменитель всегда должен руководствоваться провозглашенным в Конституции РФ принципом: права и свободы человека являются высшей ценностью. Не менее важен принцип профессионализма, означающий, что правоприменительное решение должно готовиться и приниматься лицом (коллективом лиц), обладающим глубокими знаниями в соответствующей сфере общественных отношений, умением и практическим опытом решать сложные вопросы жизни, от которых зависят интересы человека и зачастую даже его судьба. Должностное лицо должно обладать и достаточным объемом юридических знаний в сфере осуществления своих служебных полномочий, высокой профессиональной и правовой культурой. Акты применения права. Деятельность правоприменительных органов завершается оформлением соответствующего акта, который фиксирует принятое решение, придает ему официальное значение и властный характер. По отношению к конкретным органам и лицам акт применения права представляет собой категоричное, обязательное к исполнению веление. В нем олицетворяются авторитет и сила государства. За нарушение требований этого акта виновное лицо несет ответственность как за нарушение нормы права, на основании которой он издан. Так как акт применения права носит официальный характер, он должен быть оформлен в надлежащей, специально предусмотренной форме, иметь определенные внешние атрибуты. Несоблюдение формы издания такого акта может повлечь за собой его отмену или необходимость изменения (дооформления). Надлежаще оформленный документ издается в форме приказов, постановлений, распоряжений, решений и т.д. Не являются актами применения права те официальные документы, которые имеют юридическое значение, но непосредственно не порождают правоотношений (официальная справка, диплом об окончании вуза и др.). Как правило, акт применения права оформляется в письменном виде. В некоторых случаях он может излагаться в устной форме, которая обычно протоколируется (удаление свидетелей из зала судебного заседания, вызов понятых), либо в форме официальных знаков (жесты регулировщика и др.). В отличие от нормы права акт применения ограничен рамками конкретного случая и касается, как правило, индивидуально определенных субъектов, наделяя их конкретными полномочиями и налагая обязанности. Действие акта применения права начинается с момента его принятия, а прекращается после исполнения предписания. Основания классификации таких актов на отдельные виды многочисленны. Можно, например, группировать их в зависимости от субъектов, осуществляющих применение права. Имеются властные акты, издаваемые государственными органами, и акты такого же характера органов местного самоуправления, общественных организаций. В свою очередь, акты государственных органов подразделяются на самостоятельные виды: индивидуальные акты органов законодательной власти; акты органов исполнительной власти; акты администрации организаций и учреждений; акты контрольных и надзорных органов; акты суда и прокуратуры, арбитража, нотариата. Каждый из указанных органов осуществляет свои особые функции, что находит отражение в специфике содержания и формы принимаемых ими актов. В зависимости от характера регулирующего воздействия акты применения права можно разделить на исполнительные, то есть организующие исполнение положительных предписаний норм права путем их применения к конкретным жизненным случаям, и правоохранительные, с помощью которых нормы права охраняются от нарушений. В свою очередь правоохранительные акты подразделяются на акты контроля и надзора, направленные на предупреждение правонарушений, обеспечение неуклонного исполнения правовых норм; следственные акты, фиксирующие факты, относящиеся к правонарушениям, оформляющие материалы к применению юридических санкций; юрисдикционные акты, решающие вопросы о применении или неприменении мер государственного принуждения к правонарушителям; акты исполнения юрисдикционных решений. Можно делить акты применения права на индивидуальные, которые касаются конкретных, заранее известных субъектов (приговор суда, назначение пенсии и т.д.), и имеющие определенное общее значение, в результате принятия которых возникает целый ряд правоотношений, охватывающих большое число заранее не всегда известных субъектов (решение о распределении материальных фондов, о строительстве гидроэлектростанции и т.д.). Необходимо различать акты однократного действия, действие которых ограничено во времени (вынесение взыскания, награждение орденом), и акты длящегося действия, реализация которых представляет собой продолжительное правовое состояние или требует периодически повторяемых действий (регистрация брака, поступление в вуз, назначение пенсии и т.д.). Соотношение нормативного акта и акта применения права Соотнесение понятий нормативного акта и акта применения права является принципиальным для уяснения не только их содержания, свойств и правовой сущности, но и для четкого определения их места в правовой системе, целесообразности выделения в качестве самостоятельной правовой единицы. Прежде всего, стоит отметить, что по своей волевой сущности нормативный акт воплощает в себе волю законодателя, в то время как акт применения права осуществляет эту волю, дает основу ее реализации. Таким образом, нормативный акт относится к положительному законодательству, а акт правоприменения более тяготеет к конкретному правоотношению. По юридической природе нормативный акт содержит общее предписание универсального плана, оно может относиться к неопределенному кругу лиц, быть обязательным для всех (например, Конституция) или регулировать отношения с участием лиц определенной категории (как правило, это законы о регулировании правового положения отдельных категорий лиц: инвалидов, участников военных действий и пр.). Акт применения права представляет собой конкретизированное предписание, рассчитанное на определенный казус и определенное лицо. Кроме того, он носит характер однократного, разового действия. Одной из наиболее ярких характеристик нормативного акта является то, что он принимается органами государственной власти как результат нормотворчества, знаменуя его заключительную стадию. Правоприменительный же акт издается, как правило, органами суда, контроля, надзора, администрацией, должностными лицами в ходе оперативно - исполнительной, организаторской, контрольно - ревизионной и т. п. деятельности. Причем акт применения права не обязательно выступает в качестве заключительной стадии указанной деятельности. По юридической форме закон, нормативный указ, постановление, приказ всегда требуют письменной формы с соблюдением четко определенных реквизитов и структуры, а также опубликования. Ненормативный акт может быть как в письменной, так и в устной форме, не требует официального опубликования, имеет свой порядок вынесения и оформления (в зависимости от субъекта издания). Нормативный акт не может быть обжалован, а акт применения права подлежит обжалованию в силу того, что по правовым последствиям он рассматривается в качестве юридического факта. Таким образом, можно сделать вывод о том, что нормативный акт выступает главным правовым регулятором общественных отношений, который носит самостоятельный характер и является основной составной частью правовой системы. Акт применения права, в свою очередь, является необходимым проводником нормативно - правового воздействия, подзаконен и не несет в себе нормы права как таковой.
<< | >>
Источник: Шпаргалки.com. Вопросы и ответы к государственному экзамену по дисциплине «Теория государства и права». 2012

Еще по теме 82. Юридическая техника и ее значение в современном государстве.:

  1. 23. Функции государства: понятие, виды.
  2. 70. Систематизация нормативно-правовых актов: понятие, виды, значение.
  3. 82. Юридическая техника и ее значение в современном государстве.
  4. 100. Юридические коллизии: понятие и виды. Способы разрешения коллизий в процессе судебного правоприменения.
  5. №4. Методология теории государства и права.
  6. №44. Нормативно правовой акт: понятие, виды. Юридическая техника нормативного правового акта.
  7. 3. Юридическая практика: понятие, виды. Пути совершенствования юридической практики в современной России
  8. ТЕМА 5. Основные внутренние и внешние функции государства
  9. 65. Понятие и классификация современных национально-правовых систем
  10. XIII Наибольшая опасность — рост могущества государства
  11. Мультимедийные системы в современной журналистской профессии.
  12. §1. Становление современной договорно-правовой системы МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ
  13. $ 1.1. Правовой статус иностранных юридических лиц
  14. § 4. Роль институтиональных принципов в функционировании современного договорного права Бразилии
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -