<<
>>

55. Внутригосударственное и международное право.

В современном мире наблюдаются постоянные, все более интенсивные интеграционные процессы государств. Все чаще им приходится заниматься поиском путей решения общих проблем. Происходит усиление их взаимозависимости.
Совместное решение глобальных проблем приводит к новому содержанию соотношения норм национального и международного права. Оно является многоуровневым, способы влияния первых на вторые проявляются по разному, так как нормативные акты каждой страны по-разному отражают международные акты. Тенденция динамичного соотношения национального и международного права проявляется как в масштабных взаимовлияниях правовых систем, так и во все большем "проникновении" международных принципов и норм в национальные правовые системы. В России характер такого соотношения норм определяется положениями п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации. В то же время речь должна идти не об одностороннем примате одних над другими, а о строгих национально-государственных критериях такого соотношения. По мнению специалистов (например, Ю.А. Тихомирова), критериями здесь могут быть: - признание в качестве основополагающего принципа национального и международного права суверенитета народа и государства; - конституционные процедуры имплементации международных норм в национальную правовую систему, начиная с проверки конституционности проектов международных договоров, соответствия их законодательству и кончая ратификацией в форме федерального закона и иными процедурами; - принятие правил "оговорок" и "соответствия публичному порядку" при одобрении актов и вынесении судебных решений; - использование широкого спектра правотворческих, правоприменительных и структурно-компетенционных средств выполнения международных обязательств России, как и любой страны, в рамках собственной правовой системы; - учет установления коллизионных правил и процедур, позволяющих преодолевать противоречия между нормами национального и международного права. В процессе правотворчества и правоприменения, толкования права необходимо полностью и корректно учитывать соответствующие принципы и нормы международного права. При этом часто возникают определенные трудности, так как национальные и международные нормы должны сопоставляться, сравниваться и применяться не изолированно, а в контексте своих правовых систем. Среди норм международного права высокой степенью юридического оформления обладают международные договоры, а среди них - учредительные договоры, выступающие как базовые акты - принципы. Не меньшее значение имеют общепризнанные принципы и нормы как базовые регуляторы. Согласие на их действие должно даваться страной в официальном порядке. Наиболее сложным является определение масштабов их применения разным количеством государств по степени охвата интересов. Это определяется тем, что не все государства признают эти нормы и реализуют их, не везде одинакова правовая практика. Нормы международного права "построены" с учетом их системной взаимозависимости. Для них присуща большая степень своего рода нормативной концентрации. Они делятся на нормы-дефиниции, нормы-принципы, нормы-цели, коллизионные нормы и другие. Используемые в них презумпции дают нормативную ориентацию национальным нормам, задавая направление процессу регулирования.
В то же время нормы национального права отражают разные уровни внутрисистемных связей. Для них характерна трех- или двухчленная структура: гипотеза, диспозиция и санкция; либо гипотеза, диспозиция; либо диспозиция, санкция. Международные нормы влияют преимущественно на диспозицию национальных норм. Выбор конкретных регуляторов остается за национальным законодателем. В оценке соотношения международно-правовых и национальных актов и норм все большую значимость приобретает признание новой роли международного права в процессе сравнительного правоведения. Функция международно-правовых принципов и норм как интегратора заключается в роли общего знаменателя в развитии национальных норм. Ими создаются условия для все более активного использования "правовых образцов" других стран, а также для гармонизации национальных законодательств и тесного переплетения национальных и международных норм. Международное право, будучи по своей природе преимущественно договорным, уделяет большое внимание порядку заключения и выполнения международных договоров. Типичные положения в данной сфере изложены в Венских конвенциях о праве международных договоров. В России этот процесс регламентируется Федеральным законом "О международных договорах Российской Федерации". Подписанный и ратифицированный федеральным законом международный договор подлежит реализации. При этом важны оговорки и заявления о применении вместо положений какой-либо статьи договора норм национальных законов, о совместимости обязательств, о намерении признать международные стандарты. Федеральные и иные структуры должны принимать меры по его выполнению. Правительство РФ принимает постановления по выполнению обязательств российской стороны, вытекающих из международных договоров: определяется министерство или другое ведомство как национальный (административный) орган по соблюдению данного договора; даются поручения о принятии конкретных решений, правил; заключаются хозяйственные соглашения. Самой универсальной международной организацией является Организация Объединенных Наций. Учрежденные Уставом ООН органы принимают различные правовые решения. Генеральная Ассамблея - рекомендации, резолюции, решения, рассматривает общие принципы сотрудничества (ст. 18). Совет Безопасности - доклады (общие и специальные), рекомендации, решения о конкретных мерах, срочных военных мероприятиях, собственные правила процедуры. Решения Совета Безопасности выполняются членами Организации непосредственно и путем их действий в соответствующих международных учреждениях. Нормативные модели комиссий ООН (по международной торговле и др.), европейских структур (Комиссия по контрактному праву Европарламента и др.) чаще всего служат стандартом для применения в национально-правовых системах. Источником нормообразования служат и постоянные международные форумы. Участники Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) периодически принимают документы или акты, содержащие их согласованные оценки международных ситуаций и направления совместной деятельности. Все это осуществляется в пределах государственного суверенитета и суверенных прав стран-участниц. Определенные особенности имеются в процессе унификации права в странах Латинской Америки. Первоначально в них был сделан упор на подготовку кодексов международного публичного и частного права. В послевоенный период возросла роль "кодексов поведения", "стандартов регулирования", "общих принципов регулирования", вводимых с помощью конвенций. В них унифицированные нормы, в основе которых лежат международные договоры, обладают приоритетом в иерархии норм. Межамериканские конвенции, ратифицированные государствами - членами Организации американских государств, формируют единое право. Таковыми являются Конвенции о международном частном праве 1928 г. (Кодекс Бустаманте), о получении свидетельских показаний за границей 1975 г., о судебных поручениях 1975 г., об экстерриториальном действии иностранных судебных и арбитражных решений 1979 г. и др. Ряд международных специализированных организаций своим основным предназначением считают содействие сотрудничеству государств в различных сферах жизни на основе единых принципов и норм: Международная организация труда (МОТ); ЮНЕСКО; Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и другие. Они выполняют большой объем работы по реализации общих международно-правовых актов и собственных решений. При этом нельзя допускать давления и различных ультимативных требований с их стороны. Вступление государства в международную организацию в различной степени сопровождается выполнением им комплекса мер: об изменении и отмене действующих законодательных и иных актов; о принятии новых или о перестройке национально-государственных институтов; о направлениях и приоритетах своей деятельности. Приведем примеры видов международных правовых документов, являющихся основанием для изменения национальных правовых систем. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод направлена на защиту основных прав и свобод каждой личности. Право процедур позволяет государствам-членам или отдельным гражданам подать жалобу на то государство, которое, как они считают, нарушает положения Конвенции. Европейский суд по правам человека обеспечивает подателям жалоб прямой доступ к Суду. Европейская социальная хартия легла в основу законодательных реформ в области семьи, защиты молодых рабочих, прав профсоюзов, социального страхования и т.д. По мнению специалистов, она гарантирует двадцать три основных права. Европейская культурная конвенция является базисом для межправительственного сотрудничества в сфере образования, культуры, спорта и молодежной политики. Европейская хартия местного самоуправления использована в России при подготовке соответствующих федеральных и региональных законов. Межпарламентская Ассамблея СНГ (МПА) принимает разные акты - постановления, заявления и др. Особое место занимают модельные акты, которые разрабатываются в целях создания единого правового пространства СНГ, сближения законодательных решений его государств-участников по наиболее важным, принципиальным вопросам, требующим унификации правового регулирования, устранения противоречий и расхождений между правовыми нормами разных государств - участников СНГ, которые могут нанести существенный вред регулированию общественных отношений. К видам модельных законодательных актов относятся Общие (основные) принципы, Основы единой политики, модельный закон как типовой законодательный акт Межпарламентской Ассамблеи, содержащий нормы, регулирующие определенную сферу общественных отношений; модельный кодекс. Подготовка модельного акта возможна в виде научной концепции законодательного акта; проекта законодательного акта; проекта определенной части законодательного акта. Модельный акт рассматривается на пленарном заседании МПА и принимается ее постановлением. Он направляется парламентам государств - участников МПА для рассмотрения в рамках их процедур без какой-либо ратификации. Однако опыт реализации более 100 модельных актов свидетельствует о низкой степени их действия. В Договоре об учреждении Евразийского экономического сообщества (2000 г.) предусмотрены решения и рекомендации, принимаемые Межгосударственным советом и Интеграционным комитетом. Межпарламентская Ассамблея вправе разрабатывать основы законодательства в базовых сферах правоотношений, принимать типовые проекты для последующей разработки актов национального законодательства. В Договоре о Таможенном союзе и Едином экономическом пространстве (глава V "Сближение и унификация законодательства") стороны принимают согласованные меры по сближению и унификации законодательных и иных правовых актов Сторон, которые оказывают непосредственное воздействие на выполнение ими положений этого Договора. К ним относятся: а) координация деятельности по подготовке проектов законодательных и иных правовых актов, включая проекты правовых актов о внесении поправок в законы и иные акты; б) заключение международных договоров; в) принятие модельных актов; г) принятие соответствующих решений Межгосударственным советом либо Советом глав правительств; д) иные меры, которые Стороны сочтут целесообразными и возможными, при условии утверждения таких мер Межгосударственным советом. В настоящее время все шире применяются принципы и процедуры международного правосудия. Оно служит средством обеспечения исполнения международных норм, которые должны учитываться в национальном законодательстве и государственными органами власти. В частности, национальные суды могут и должны учитывать решения международных судов и использовать их в качестве правовой аргументации и оснований собственных решений. В Статуте Международного суда ООН определена его компетенция по делам, где сторонами могут быть только государства, а именно: а) толкования договора; б) любого вопроса международного права; в) наличия факта, который, если он будет установлен, представляет собой нарушение международного обязательства; г) характера и размеров возмещения, причитающегося за нарушение международного обязательства. В рамках Всемирной торговой организации действует Генеральный совет как орган по урегулированию споров. Взаимные консультации, согласительные процедуры, добрые услуги, посредничество, жюри - таковы формы его работы. Есть и Апелляционный комитет. Роль международного коммерческого арбитража определяется тем, что сближение национального и международного права происходит на основе признания публичного интереса - универсального, всеобщего и общего. Взаимоотношения норм служат обеспечению суверенитета народов, государств и охране прав человека, решению общих задач в современном мире. Вопросы_56,57,58,59,60,61. 56. Нормы права: понятие и признаки. 57. Норма права - основной элемент системы права. Виды норм права. 58. Структура норм права. 59. Логическая структура нормы права. Норма права и статья закона: соотношение понятий. 60. Классификация правовых норм. 61. Эффективность норм права. В современной юридической литературе под нормой права понимается общеобязательное формально-определенное правило поведения, установленное и обеспеченное обществом и государством, закрепленное и опубликованное в официальных актах, направленное на регулирование общественных отношений путем определения прав и обязанностей их участников. Можно выделить следующие существенные признаки правовых норм. 1. Норма права есть мера свободы волеизъявления и поведения человека. Понимание и усвоение данного момента конкретным индивидом зависит как от внутренних факторов (состояния его разума, типа характера, уровня культуры), так и от внешних обстоятельств (степени упорядоченности общественных отношений, обеспеченности нормы авторитетом, силой). Наибольшая эффективность реализации правовой нормы достигается при совпадении целей отдельной личности и общества, сочетании общечеловеческих и социально-групповых, классовых интересов в условиях стабильности общественных отношений. 2. Это форма определения и закрепления прав и обязанностей. Последние выступают в виде ориентиров, обозначающих диапазон свободы действий субъектов права, ибо реальное регулирование отношений между людьми и их организациями осуществляется именно через наделение правами одних и возложение обязанностей на других. Наиболее ярко предоставительно-обязывающий характер выражен в регулятивных нормах, менее он заметен в нормах специализированных (декларативных, дефинитивных). Различные субъекты правоотношений обычно обладают комплексом прав и одновременно несут большое количество обязанностей. Не может быть прав без обязанностей и нет обязанностей без прав. Это один из принципов построения и функционирования любой правовой системы. 3. Норма права представляет собой правило поведения общеобязательного характера, т.е. она: а) указывает, каким образом, в каком направлении, в течение какого времени, на какой территории необходимо действовать тому или иному субъекту; б) предписывает правильный с точки зрения общества и потому обязательный для конкретного индивида образ действий; в) носит общий характер, выступает в качестве равного, одинакового масштаба для всех и каждого, кто оказывается в сфере ее действия. 4. Это формально-определенное правило поведения. Внутренняя определенность нормы проявляется в содержании, объеме прав и обязанностей, четких указаниях на последствия ее нарушения. Внешняя определенность заключается в том, что любая норма закреплена в статье, главе, разделе официального документа - нормативно-правовом акте. 5. Норма права есть правило поведения, гарантированное государством. Возможность государственного правового принуждения в случаях нарушения прав граждан, правопорядка является одной из важных гарантий действенности права. 6. Она обладает качеством системности, которое проявляется в структурном построении нормы, в специализации и кооперации норм различных отраслей и институтов права. Следует иметь в виду, что возникновение нормы права и вся ее дальнейшая "жизнь" зависят от ряда факторов, раскрытие которых позволит точнее определить место нормы в правовой системе, понять значение нормативного регулирования для индивида и общества. Прежде всего, надо видеть природную обусловленность правовой нормы. В широком смысле нормативность есть свойство материи вообще и социальной материи в частности. В этом плане норма права отражает некую частицу материального и духовного мира в человеческом бытии (биологический аспект), как бы устанавливает меру освоения природы, меру соотнесенности бытия с чувствами, эмоциональным настроем человека (психологический аспект). Далее, нужно помнить, что правовая норма, будучи обусловлена природными факторами, есть сугубо социальный феномен (социальный аспект). Нормативная характеристика тех реальных явлений и процессов, с которыми человек имеет дело,- наиболее существенная черта его социального мира. В общесоциальном плане правовая норма выступает в виде: а) справедливого масштаба поведения людей, обеспеченного общественным авторитетом, социальной силой и господствующими в обществе представлениями о должном и правильном; б) типизированного отпечатка повторяющихся фактических общественных отношений; в) формы выражения интересов большинства. В индивидуально-социальном плане норма права является средством защиты интересов, прав и свобод личности и одновременно в необходимых случаях средством ограничения свободы поведения (мера свободы). Наконец, необходимо учитывать то, что правовая норма есть результат интеллектуальной сознательной деятельности человека, разум и воля которого имеют здесь решающее значение (интеллектуально-идеологический аспект). Поэтому норму права нельзя считать просто частицей мирового порядка вещей или слепком общественных отношений. Ее создание всегда представляет собой сложнейший мыслительно-деятельностный процесс, в котором потребности, интересы конкретных людей и различных социальных групп, сталкиваясь друг с другом, вызывают различного рода противоречия (экономические, политические, идеологические, религиозные). Осознание, изучение этих противоречий и попытки их разрешения, обусловленные естественным стремлением продолжения рода человеческого, и приводят, в конечном счете, к выработке правовой нормы как: а) компромиссного, приемлемого для данного времени и общества варианта регулирования, обеспечивающего нормальную жизнь людей; б) обобщенной информации о социальной действительности; в) средства познавательной деятельности; г) конкретного средства разрешения противоречий (конфликтов) между людьми. И еще об одном. С возникновением государства изменяется вся картина нормативной социальной регуляции в обществе. Постепенно все большее количество групп, видов общественных отношений начинают регламентироваться правовыми нормами, изданными государством. По сути, в современных развитых правовых системах все правовые нормы так или иначе опосредованы государством. В социально-юридическом (государственном) аспекте правовая норма выступает в виде: а) формально-определенного обязательного правила поведения, закрепленного и опубликованного в официальных документах (иормативно-правовых актах) и обеспеченного государством; б) социально-классового регулятора общественных отношений в тех политических системах, где законодательно закреплена власть социального класса или слоя. Таким образом, правовая норма имеет естественно-исторические истоки, социально обусловлена и является продуктом человеческой деятельности. Она отражает соответствие между мерой свободы индивида и свободой общества, выступает в качестве модели и регулятора общественных отношений. Правовыми можно считать нормы, которые: · исторически сложились и дожили до наших дней в виде обычаев, традиций, прецедентов, не противоречащих общегуманистическим идеалам и признанных государством; · исходят непосредственно от общества (страны), территориального образования и выражают волю всего населения или его большинства, т.е. нормы, принятые путем всенародного голосования (референдума), предусмотренного конституцией; · изданы легитимными органами государства, избранными или назначенными в соответствии с конституцией, и не противоречат международно-правовым актам, закрепляющим естественные права человека; · закреплены в договорах, заключенных между субъектами права в соответствии с действующим законодательством и общепризнанными принципами и нормами международного права. Будучи "клеточкой" права, норма в то же время есть сложное образование, имеющее собственную структуру. Во-первых, названная структура - идеальная логическая конструкция, призванная регулировать взаимоотношения между людьми. Это своеобразная модель возможного поведения, сформировавшаяся в ходе общественного развития, отражающая стремление людей создать универсальные, долговременные "инструменты" познания и освоения правовой действительности. Традиционно считается, что норма права состоит из трех элементов: гипотезы, диспозиции и санкции. Гипотеза указывает на конкретные жизненные обстоятельства (условия), при наличии или отсутствии которых и реализуется норма. В зависимости от количества обстоятельств, обозначенных в норме, гипотезы бывают простые и сложные. Альтернативной называют гипотезу, которая связывает действия нормы с одним из нескольких перечисленных в статье нормативного акта обстоятельств. Диспозиция содержит само правило поведения, согласно которому должны действовать участники правоотношения. По способу изложения диспозиция может быть прямой, альтернативной и бланкетной. Альтернативная диспозиция дает возможность участникам правоотношения варьировать свое поведение в пределах, установленных нормой. Бланкетная диспозиция содержит правило поведения в самой общей форме, отсылая субъекта реализации к другим правовым нормам. Санкция указывает на неблагоприятные последствия, возникающие в результате нарушения диспозиции правовой нормы. По степени определенности санкции подразделяются на абсолютно определенные (точно указанный размер Штрафа), относительно определенные (лишение свободы на срок от трех до десяти лет), альтернативные (лишение свободы на срок до трех лет, или исправительные работы на срок до одного года, или штраф...). Во-вторых, структура юридической нормы есть объективированный результат отражения в норме определенного общественного отношения. Фактическое общественное отношение, подлежащее правовому оформлению, объективно требует, чтобы структура правовой нормы логически соответствовала собственному внутреннему строению. Оно достаточно жестко предопределяет характер связи и количество структурных элементов нормы. Детерминирующее влияние на структуру оказывают тип, род, вид, сторона общественного отношения. Следует также иметь в виду сложность логических связей между субъектами отношения, количественные характеристики субъектов и объектов, распространенность и повторяемость общественного отношения, возможный уровень его обобщения. С известной условностью можно утверждать, что та или иная правовая норма содержит столько структурных логических элементов, сколько этого требует данное общественное отношение. Структура имущественных отношений индивидов обусловливает наличие в правовой норме таких элементов, как гипотеза, диспозиция (одна или две), санкция, мера поощрения, указание на каждого из субъектов. Большинству уголовных отношений соответствует двучленная структура нормы. Для массовых, политических отношений, требующих конституционного оформления, зачастую достаточно констатации в праве их наличия. В структуре многих конституционных норм реально проявляется обычно один элемент. Таким образом, реальная структура юридической нормы, закрепленной в нормативном акте, производна от структуры соответствующего общественного отношения определенного вида и выступает как закономерная реальность правовой системы конкретного общества. В-третьих, структуру правовой нормы нужно рассматривать как единство идеальной и реальной структуры. Идеальная структура нормы выражает первичные, исходные ее связи в системе объективного права. Это своеобразный набор логически взаимосвязанных элементов, обусловленный спецификой правообразования и структурой права в целом. Идеальная структура, имеющая изначально потенциальное значение, в процессе своего развития превращается в реальную, но, изменяясь, сохраняется в своем результате. Это происходит благодаря тому, что она, как и реальная структура нормы, включает в себя столько элементов, сколько логически необходимо для регулирования определенного вида общественных отношений в нужном для законодателя направлении. Реальная структура нормы права отражает в известной степени результат правового опосредования общественного отношения. Она представляет собой совокупность тех избранных элементов потенциальной логической структуры, которых достаточно для того, чтобы конкретное общественно-властное или государственно-властное веление получило жизнь в рамках целостного правового организма. Количество элементов реальной структуры предопределено структурой фактического общественного отношения и особенностями взаимосвязей и взаимодействия правовых норм в системе права. В-четвертых, структуру правовой нормы можно представить как систему диалектически взаимосвязанных элементов, которые взаимодействуют в ее рамках. Указанные элементы могут взаимозаменяться, превращаться друг в друга, объединяться и выступать в единстве. Характер, виды взаимодействия определяются сложившимися общественными отношениями, а также специфическими особенностями самих элементов. При этом, конечно, следует учитывать и волевое воздействие законодателя, который формирует направленность структурных элементов, связывает их действие с какими-либо юридическими фактами. В литературе описаны случаи проявления различных свойств структурных элементов нормы в зависимости от изменения фактических обстоятельств, особенностей их как системно-структурных явлений. В качестве примера можно привести схему, сконструированную М. М. Агарковым: гипотеза + диспозиция + гипотеза (нарушение предшествующей диспозиции) + диспозиция (изменение содержания первой диспозиции) + санкция (принудительное осуществление первой диспозиции) + санкция (принудительное осуществление второй диспозиции). На возможность проявления структурных элементов нормы уголовного права в различных качествах обращали внимание И. С. Самощенко, О. Э. Лейст и А. С. Пиголкин. Они отмечали, что та часть уголовных норм, которая является диспозицией для граждан (запрет совершать общественно опасные деяния), одновременно является гипотезой для государства и государственных органов, рассматривающих дела о совершенных преступлениях. Интересна в этом плане и позиция К. Сайто. Он пишет, что уголовно-правовая норма в качестве нормы поведения обращена ко всем индивидам до совершения преступного деяния, в качестве нормы правосудия - к участникам процесса после совершения преступного деяния и в качестве пенитенциарной нормы - к наказуемому. Во всех этих случаях решающее значение имеют свойство объективной избирательности фактического общественного отношения и направленность структуры правовой нормы, т.е. заложенная в нее законодателем возможная реакция на изменившиеся фактические обстоятельства. Благодаря тому, что право обладает свойством системности, обеспечивается и тесное взаимодействие структур различных юридических норм. Причем связи между ними могут быть простыми (однолинейными) и сложными (двусторонними, замкнутыми и т. д.). Взаимодействие структур может иметь вид сцепления, пересечения плоскостей действия или частичного (иногда полного) совпадения сфер функционирования. Примерами здесь служат нормы конституционного и других отраслей права, нормы, закрепленные в общей и особенной частях Гражданского, Уголовного кодексов. Механизм образования структуры правовой нормы можно представить следующим образом. Законодатель, предполагая урегулировать то или иное общественное отношение, "примеряет" к нему a priori логическую модель нормы, выработанную на основе человеческой практики, достижений науки, опыта правового регулирования. При этом он стремится направить развитие общественного отношения в нужном для него направлении, пытается установить его временные, пространственные характеристики, получить наибольшую эффективность от его правового урегулирования. Однако общественное отношение соответствует идеальной модели (логической структуре нормы) лишь в принципе. Оно вносит в модель коррективы, избирает в потенциальной логической структуре нормы те элементы и связи между ними, которые соответствуют его собственным элементам и связям. Иными словами, законодатель вынужден одновременно и приспосабливать логическую структуру к соответствующему виду общественных отношений, и учитывать необходимость внутренней и внешней логической согласованности юридических норм, используя все правовые средства, свойства права как системы. Результатом же выступает реальная структура нормы, всегда включенная в ее логическую структуру и структуры более высокого порядка (института, отрасли, права в целом). Структура сама по себе есть выражение устойчивости в различных процессах. Она относительно независима и от изменения элементов в целом. Данное свойство позволяет норме права сохранить статус единого и целостного государственно-властного веления во всех упомянутых случаях. Практика подтверждает, что выделение того или иного структурного элемента нормы происходит только при самостоятельном его функционировании в виде особого правила. Причем качество самостоятельного правила сохраняют и "усеченные нормы", и нетипичные нормативные положения Таким образом, структура правовой нормы есть логически согласованное ее внутреннее строение, обусловленное фактическими общественными отношениями, характеризуемое наличием взаимосвязанных и взаимодействующих элементов, реально выраженное в нормативно-правовых актах. Проблема структуры нормы права относится к числу дискуссионных. Мнения правоведов разделились: одна группа авторов (П. Е. Недбайло, В. М. Горшенев и др.) полагает, что норма права имеет три элемента, другая (Н. П. Томашевский, А. Ф. Черданцев) придерживается двучленной схемы. С. С. Алексеев предлагает с достаточной четкостью провести разграничение между логическими нормами и нормами-предписаниями. Если логическая норма содержит три элемента, то норма-предписание - два: или гипотезу и диспозицию, или гипотезу и санкцию. На наш взгляд, трехчленная структура нормы права - объективная реальность, внутренне присущее ей свойство. Однако предпринимаются попытки к дальнейшей дифференциации ее элементов. Так, А. Г. Братко при анализе запретов выделяет в них не три, а четыре элемента, так как, по его мнению, гипотеза содержит два элемента: гипотезу диспозиции (т. е. гипотезу запрета) и гипотезу санкции. В итоге получается структура запрещающей нормы: условия применения запрета - запрет - условия применения санкции - санкция. Классификация норм права. Характеристика основных видов правовых норм. Многогранные общественные отношения, разнообразие повторяющихся жизненных ситуаций и способность человека разумно реагировать на происходящее обусловливают тот факт, что правовые нормы достаточно разнообразны. Чтобы определить общие и отличительные черты данных норм, обозначить место и функциональную роль, необходимо их классифицировать. Основания классификации могут быть самыми различными. 1. По субъектам правотворчества различают нормы, исходящие от государства и непосредственно от гражданского общества. В первом случае это нормы органов представительной государственной власти, исполнительной государственной власти и судебной государственной власти (в тех странах, где имеет место прецедент). Во втором случае нормы принимаются непосредственно населением конкретного территориального образования (сельский сход и т.д.) или населением всей страны (всенародный референдум). Так, 12 декабря 1993 г. всенародным голосованием была принята Конституция Российской Федерации. 2. По социальному назначению и роли в правовой системе нормы можно подразделить: на учредительные (нормы-принципы), регулятивные (нормы - правила поведения), охранительные (нормы - стражи порядка), обеспечительные (нормы-гарантии), декларативные (нормы-объявления), дефинитивные (нормы-определения), коллизионные (нормы-арбитры), оперативные (нормы-инструменты). Учредительные нормы отражают исходные начала правового регламентирования общественных отношений, правового положения человека, пределов действия государства, закрепляют устои социально-экономического и общественно-политического строя, права, свободы и обязанности граждан, основополагающие идеи и параметры строительства правовой системы общества. Они служат эталонами, позволяющими установить необходимое соответствие целей и средств конкретных правовых предписаний объективным закономерностям общественного развития. Это конституционные нормы и нормы, закрепленные в основах законодательства, кодексах. Например, норма, закрепленная в ст. 2 Конституции Российской Федерации, гласит: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод Регулятивные нормы непосредственно направлены на регулирование фактических отношений, возникающих между различными субъектами, путем предоставления им прав и возложения на них обязанностей. В зависимости от характера субъективных прав и обязанностей различают три основных вида регулятивных норм: управомочивающие (предоставляющие своим адресатам право на совершение положительных действий); обязывающие (содержащие обязанность совершения определенных положительных действий); запрещающие (устанавливающие запрет на совершение действий и поступков, которые определены законом как правонарушения). Особенность регулятивных норм состоит в том, что они носят ярко выраженный предоставительно-обязывающий характер. В частности, нормы ст. 10 и II Закона РСФСР о крестьянском (фермерском) хозяйстве 1990 г. закрепляют детальный перечень прав и обязанностей граждан, ведущих крестьянское хозяйство. Охранительные нормы фиксируют меры государственного принуждения, которые применяются за нарушение правовых запретов. Они определяют также условия и порядок освобождения от наказания. Например, в соответствии с ч. 1 ст. 83 УК РФ осужденный подлежит освобождению от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда. Как регулятивные, так и охранительные нормы направлены на осуществление функций права: регулятивной (статической и динамической) и охранительной. В них находят выражение способы регулирования. Обеспечительные нормы содержат предписания, гарантирующие осуществление субъективных прав и обязанностей в процессе правового регулирования. Социальная ценность их зависит от того, насколько эффективно они способствуют созданию механизмов и конструкций беспрепятственной реализации права. Эти нормы могут располагаться в различных нормативных актах, связанных между собой. Так, право Банка России на выдачу лицензий для проведения операций в иностранной валюте, предусмотренное в ст. 21 Закона РСФСР о Центральном банке РСФСР, гарантируется нормами ст. 11-18, 35 Закона РСФСР о банках и банковской деятельности 1990 г. Декларативные нормы обычно включают в себя положения программного характера, определяют задачи правового регулирования отдельных видов общественных отношений, содержат нормативные объявления. Например, в ч. 2 ст. 1 Конституции РФ говорится: "Наименования Российская Федерация и Россия равнозначны". Дефинитивные нормы формулируют определения тех или иных правовых явлений и категорий (понятия преступления в уголовном законодательстве, сделки в гражданском праве и т. п.). Коллизионные нормы призваны устранять возникающие противоречия между правовыми предписаниями. Так, п.5 ст. З ГК РФ гласит: "В случае противоречия указа Президента Российской Федерации или постановления Правительства Российской Федерации настоящему Кодексу или иному закону применяется настоящий Кодекс или соответствующий закон". Оперативные нормы устанавливают даты вступления нормативного акта в силу, прекращения его действия и т. п. 3. По предмету правового регулирования различают нормы конституционного, гражданского, уголовного, административного, трудового и иных отраслей права. Отраслевые нормы могут подразделяться на материальные и процессуальные. Первые являются правилами поведения субъектов, вторые содержат предписания, устанавливающие процедуру применения этих правил. 4. По методу правового регулирования выделяются императивные, диспозитивные, рекомендательные нормы. Императивные нормы имеют сугубо строгий, властно-категоричный характер, не допускающий отклонений в регулируемом поведении. Это, как правило, нормы административного права. Диспозитивным нормам присущ автономный характер, позволяющий сторонам (участникам) отношений самим договориться по вопросам объема, процесса реализации субъективных прав и обязанностей или использовать в определенных случаях резервное правило. Они реализуются преимущественно в гражданско-правовых отношениях. Рекомендательные нормы обычно адресуются негосударственным предприятиям, устанавливают варианты желательного для государства поведения. По этому же основанию нормы можно разграничить на позитивные, поощрительные и наказательные. 5. По сфере действия вычленяются нормы общего действия, нормы ограниченного действия и локальные нормы. Нормы общего действия распространяются на всех граждан и функционируют на всей территории государства. Нормы ограниченного действия имеют пределы, обусловленные территориальными, временными, субъектными факторами. Это нормы, издаваемые высшими органами власти республик, входящих в состав Российской Федерации, или нормы, исходящие от представительных или исполнительных органов краев, областей, и др. Локальные нормативные предписания действуют в рамках отдельных государственных, общественных или частных структур. 6. Нормы права классифицируются также по времени (постоянные и временные), по кругу лиц (распространяются или на всех, кто подпадает под их действие, или на четко обозначенную группу субъектов: военнослужащих, железнодорожников и т. п.). Проблема эффективности право­вых норм и ее видов достаточно многоаспектна. Это связано и с много­образием типов правопонимания, и с плюрализмом мнений о понятии эффективности юридических норм, и с множеством факторов, влияющих на результативность, дейст­венность правовых предписаний. Деление эффективности правовых норм на виды должно более точно определить сферы выражения пра­вового эффекта. Кроме того, подоб­ная классификация может быть по­лезной для поиска путей повышения действенности и социальной ценно­сти правовых предписаний. Выделе­ние тех или иных видов эффектив­ности необходимо и для формирова­ния методики ее измерения. Исследуя виды результативно­сти правовых предписаний, следу­ет прежде всего определиться с по­нятием эффективности. В юридиче­ской литературе отмечается, что на первых порах, когда правовая наука еще только начинала обсуждение указанной проблемы, это понятие обычно полностью или частично отождествлялось с оптимальностью, правильностью, обоснованностью самих норм права. Такую позицию занимали, например, Д. А. Керимов и М. П. Лебедев. Но и позднее, ког­да понятие «эффективность право­вых норм» стало неуклонно связы­ваться с результативностью их дей­ствия, многие советские правоведы продолжали формулировать рас­сматриваемое понятие через потен­циальную способность правового решения оказывать влияние на об­щественные отношения в опреде­ленном направлении (А. С. Пашков, Д. М. Чечот), обеспечивать достиже ние социально полезной и объек­тивно обоснованной цели (В. А. Коз­лов), нормальный ход правосудия (Д. М. Чечот) и т. д. Некоторые авторы эффективность правовых норм связывают с их дей­ственностью, результативностью, то есть способностью оказывать влияние на общественные отношения в определенном, полезном для обще­ства направлении». Один из сторон­ников такого подхода, О. Э. Лейст, под эффективностью права понима­ет его осуществимость, которая пре­допределяется общеизвестностью, понятностью и непротиворечивостью правовых норм, их системностью (хотя бы беспробельными связями материально-правовых и процессу­альных норм), соразмерностью соци­альных целей норм и юридических средств их достижения, обеспечен­ностью права действенной системой органов правосудия и других право­охранительных органов. Интересную позицию занимает В. В. Лапаева, считая, что в совре­менных условиях, когда задача правового регулирования видится уже не в достижении заданных сверху целей, а в выражении и согласовании социальных интересов, способствующих нормальному, свободно­му развитию общественных отно­шений, должны быть соответству­ющим образом пересмотрены и положения теории эффективности законодательства. Подобные взгля­ды высказывались в той или иной форме и другими учеными. Напри­мер, В. П. Казимирчук связывал эффективность права с отражени­ем экономических, политических и духовных потребностей и интересов классов и общества в целом, на­правленностью на охрану прав и свобод личности. Немало авторов понимают эф­фективность норм права как дости­жение целей права, соответствие между целями законодателя и ре­ально наступившими результата­ми. Соглашаясь с этим, хотелось бы заметить, что, к сожалению, далеко не все нормативные акты содержат указания на цели своего издания (в отношении конкретной нормы во многих случаях это во­обще невозможно). Цели конкрет­ных юридических норм могут быть выделены логическим путем, да и то не все их разновидности. В этой связи нуждается в конкретизации и принимается лишь с оговорками утверждение Н. М. Коркунова о том, что всякая норма есть прави­ло, обусловленное определенной целью, другими словами — прави­ло должного. Более того, зачастую сам законодатель не может четко сформулировать цели принимаемого акта и вынужден их впослед­ствии корректировать или, напротив, сознательно скрывает цели принятия того или иного акта, если они противоречат интересам большинства населения. Наконец, известны случаи, когда законы принимались исключительно в пропагандистских целях и правотворческий орган не рассчитывал на получение какого бы то ни было реального результата. При такой исходной ситуации исследование эффективности многих нормативных актов, включающих значительное число норм, требует специфического подхода либо вообще становится трудноосуществимым. Классификация видов эффективности норм права может быть проведена по различным основаниям. Прежде всего, в ряде работ выделяются юридическая и социальная эффективность правовых норм. Представляется, что в соответствии с факторами (экономическими, социальными, юридическими и т. д.), оказывающими влияние на достижение эффекта, планируемого законодателем, такую классификацию можно было бы расширить. В этом контексте целесообразно выделить следующие виды эффективности норм права. Социальная эффективность. Она вытекает из соответствия юридиче­ских предписаний социальным по­требностям. Это и потребности об­щественного развития в целом, и потребности отдельных социальных групп. Политическая эффективность. Она зависит от того, насколько нор­мы права способствуют достиже­нию целей и задач государства и обеспечивают выполнение им сво­их функций. Специально-юридическая эффективность. Специально-юридические факторы, влияющие на эффективность юридических норм, означают и реальную обеспеченность соответствующих предписаний санкциями либо поощрениями, и правильный выбор предмета регулирования, и соблюдение требований юридической техники в правотворчестве и правоприменении. Формальная эффективность. Эффективность норм права зависит также от того, в какую форму они облечены, в каком источнике права выражены. Процедурная эффективность. Данный вид эффективности можно рассматривать в двух аспектах. Во- первых, здесь имеется в виду со­блюдение процедур подготовки и принятия правовых норм. Эти про­цедуры становятся препятствием для правотворческих ошибок, по­вышают качество принимаемых нормативных актов, а значит — и их эффективность. Во-вторых, принимаемые нормы должны быть снабжены процедурами контроля за их соблюдением, процедурами своей реализации и охраны. Материально-организационная эффективность. Самые качест­венные нормативные акты останут­ся лишь на бумаге, не вызовут из­менения в соответствующих обще­ственных отношениях, если не бу­дут обеспечены материальными сред­ствами и кадровыми ресурсами. Следующая проблема, касающа­яся видов эффективности правовых норм, — их разграничение в соот­ветствии с разграничением сфер правотворчества и правореализации. Каждое правовое предписание есть лишь возможность, которой предстоит реализоваться в той или иной мере. М. Д. Шаргородский ука­зывал, что эффективность — это не особенность правового регули­рования, а объективная возмож­ность, которая для своего превра­щения в действительность требует соблюдения ряда правил. Пред­ставляется, что в процессе право­творчества можно говорить лишь о прогнозируемой, потенциальной эффективности. В процессе реали­зации соответствующей нормы ста­новится ясной ее действительная, реальная эффективность. Она может быть выше прогнозируемой (при этом на эффект, производимый нор­мой, влияют обстоятельства, дейст­вие которых законодатель не учел или недооценил). Здесь имеет мес­то случайная эффективность нор­мы. Однако чаще действительная эффективность правовой нормы ниже той, к которой стремился право­творческий орган. Потенциальная эффективность правовых предписаний зависит от факторов, находящихся в сфере правотворчества. Это и учет зако­нодателем потребностей обществен­ного развития, правильный выбор предмета и методов правового регулирования, и соблюдение правил законодательной техники в процес­се разработки и издания норматив­ного правового акта (непротиворе­чивость положений, содержащихся в данном акте, и самого акта — ак­там более высокой юридической силы, точность предписаний, яс­ность и понятность и т. д.). Реальную эффективность опре­деляют факторы, лежащие в сфе­ре правореализации. Сюда можно отнести обеспеченность тех или иных предписаний материальными и организационными ресурсами, соответствие принятых норм обще­ственному мнению, четкую работу правоприменительных органов и др. Актуальной представляется про­блема классификации эффективно­сти норм права с позиций форм ре­ализации права и характера самих правовых норм. В данном контексте можно говорить об их эффективном соблюдении, исполнении, исполь­зовании и применении. При этом характер эффекта зависит от спе­цифики норм и от характера дей­ствий субъектов соответствующих отношений. Так, эффективность запрещающих норм, предполагаю­щих их соблюдение, будет выра­жаться в правомерном бездействии. В отечественной науке предметом обсуждения является проблема так называемой отрицательной эффек­тивности норм права. В частности, в литературе предлагается использо­вать понятие отрицательной эффек­тивности правовых предписаний. Однако представляется необходи­мым определить значение термина «отрицательная эффективность». Является ли эффективность нормы отрицательной, если эффект от нее прямо противоположен задуманно­му законодателем (например, вмес­то уменьшения числа определенных правонарушений издание данной нормы вызвало их рост), либо под отрицательной эффективностью сле­дует понимать все неблагоприятные последствия, вызываемые этой нор­мой? Такие неблагоприятные по­следствия могут и не иметь отноше­ния к целям принятия данной нор­мы, а представляют собой некий по­бочный эффект, хотя и не препят­ствующий достижению поставлен­ных целей, но наносящий вред тем или иным общественным отношени­ям. Такое положение можно охарак­теризовать как побочный отрица­тельный эффект. На эффективность правовых пред­писаний оказывают влияние и пси­хологические факторы. С этих по­зиций следует выделить и психоло­гическую эффективность норм пра­ва. Правовые предписания воплотят­ся в поведении субъектов, если они осознаны, если выработано соответ­ствующее психологическое отноше­ние к ним. В то же время следует иметь в виду, что степень знания различных правовых норм различна. Так, В. М. Сырых отмечает, что при анкетировании по правовым пробле­мам граждане достаточно точно от­вечают на вопросы, связанные с их повседневными отношениями, и за­трудняются ответить на вопросы, да­лекие от их непосредственных инте­ресов В. П. Казимирчук считает, что «в общественном мнении име­ет место существенное различие между относительно слабым знани­ем правовых норм и довольно проч­ным знанием общих принципов права». Можно ли в этом случае ут­верждать о большей эффективности общих принципов права по сравне­нию с конкретными предписания­ми? Так или иначе, можно говорить о психологической эффективности правовых норм в плане информационно-ориентирующего, идеологи­ческого воздействия права на инди­видуальное, групповое и массовое правосознание. В отечественной литературе проб­лема эффективности правовых пред­писаний неоднократно исследова­лась на уровне отдельных отраслей права Поэтому представляется обоснованным говорить об отрасле­вой эффективности норм права. Это тем более актуально сегодня в свя­зи с изменениями в системе отече­ственного права, снижением роли и удельного веса административного регулирования и ростом договорно­го, диспозитивного. Поскольку цели регулирования в разных отраслях различны, то эффективность их норм будет качественно специфич­ной в каждой отдельной отрасли. В связи с этим было бы некоррек­тно сравнивать эффективность раз­личных отраслей права. Итак, необходимо четко разгра­ничить виды эффективности право­вых норм. Это будет способствовать более оперативному и глубокому анализу причин бездействия и не­результативности принимаемых нор­мативных актов либо их отдельных положений.
<< | >>
Источник: Шпаргалки.com. Вопросы и ответы к государственному экзамену по дисциплине «Теория государства и права». 2012

Еще по теме 55. Внутригосударственное и международное право.:

  1. 33. Внутригосударственное и международное право.
  2. 55. Внутригосударственное и международное право.
  3. №52. Частное и публичное, материальное и процессуальное, внутригосударственное и международное право.
  4. ВОПРОС 5. Система российского права и международное право.
  5. 1.Международное право как особая система права.
  6. 5. Место международного частного права в юридической системе
  7. 20. Унификация в международном частном праве.
  8. Понятие, принципы и методы сравнительного и международного семейного права
  9. 18. Роль источников права во внутригосударственном и международном праве.
  10. 28. Международное право и национальные правовые системы.
  11. Внутреннее и международное право
  12. 25. Национальное (внутригосударственное) и международное право, их связь и взаимовлияние
  13. 24. Государство и личность: сущность взаимоотношений. Права человека, их классификация, внутригосударственная и международная системы их защиты
  14. 42. Публичное и частное право. Материальное и процессуальное право. Национальное и международное право
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -