<<
>>

101. Коллизионные нормы. Обратная сила правовых норм.

В последние годы законодательство России существенно обновилось, увеличилось количественно, сориентировалось на рыночные отношения, но в целом все же остается, по крайней мере, проблемным и несовершенным.
Оно носит в основном переходный характер и в связи с этим страдает такими недугами, как хаотичность, спонтанность. Огромную и изменчивую совокупность юридических норм приходится постоянно корректировать, приводить в соответствие с новыми реалиями, подгонять под международные стандарты. С другой стороны, в практической жизни постоянно возникают такие ситуации, которые сразу подпадают под действие ряда норм и порождают нежелательные юридические дилеммы и альтернативы. Различные нормы как бы вступают друг с другом в борьбу, пересекаясь в одной точке правового пространства и «претендуя» на регулирование одних и тех же отношений. Коллизия может выражаться также в виде правового тупика, когда нет предусмотренного законом выхода из создавшейся ситуации. Чтобы устранить коллизию, требуются высокий профессионализм правотолкуюшего и правоприменяющего лица, точный анализ обстоятельств ситуации, выбор единственно возможного или, по крайней мере, наиболее целесообразного варианта решения. Это, как правило, сложная аналитическая задача. В огромном, правореализационном процессе такие противоречия встречаются постоянно. До сих пор действует множество устаревших, но формально не отмененных норм. Разумеется, противоречия можно снять (и они снимаются) путем издания новых, так называемых коллизионных норм. По выражению Ю.А. Тихомирова[191], это - нормы- «арбитры», они составляют своего рода коллизионное право. В литературе автор убедительно обосновывает необходимость выделения такой отрасли как самостоятельной. Думается, с этим следует согласиться, поскольку условия для формирования коллизионного права действительно назрели - имеются как свой предмет (специфическая область общественных отношений), так и метод правового регулирования, т.е. два необходимых критерия (основания) для выделения любой отрасли права. В Конституции РФ (п. «п» ст.71) говорится о том, что к ведению Российской Федерации относится «федеральное коллизионное право». О коллизионном праве упоминается также в Федеративном договоре. Оно и призвано развязывать наиболее тугие узлы противоречий, особенно в региональных отношениях. Однако применение коллизионных норм, т.е. непрерывное законодательное вмешательство во все спорные случаи, попросту невозможно. Поэтому приходится искать и использовать другие пути. Когда на один и тот же случай приходится два, три и более противоречащих друг другу актов, то исполнитель как бы получает легальную возможность (предлог, зацепку) не исполнять ни одного. Принимаются взаимоисключающие акты, которые как бы нейтрализуют друг друга. Многие подзаконные акты зачастую становятся «надзаконными». Поэтому предупреждение, локализация этих аномалий или их устранение является важнейшей задачей юридической науки и практики. От коллизий правовых норм следует отличать их конкуренцию, когда не противоречащие друг другу две, три и более норм регулируют один и тот же круг родственных общественных отношений, только с разной степенью конкретизации, детализации, объема и т.д. Это, как правило, нормы разной юридической силы, исходящие от неравнозначных правотворческих органов.
В таких случаях нормы действительно как бы конкурируют между собой и в принципе это нормально. Негативным и нежелательным явлением выступают именно коллизии, когда сталкиваются друг с другом взаимоисключающие предписания. Противоречия существуют не только между отдельными отраслями права, но даже между конкретными нормами внутри одного закона. Противоречивость законодательства все больше затрудняет реализацию принятых законов. Она служит также питательной средой для злоупотреблений и коррупции в системе государственной власти. Коллизионность российского законодательства усугубляется еще и тем, что в стране одновременно действуют законы СССР, РСФСР, РФ. В том же правовом пространстве вращаются указы Президента, правительственные постановления и бесчисленное множество ведомственных и региональных актов. Абсолютно совершенного, идеального законодательства нигде в мире нет. Право каждой страны неизбежно содержит в себе определенные коллизии, пробелы, противоречия, но у нас все это приобрело невероятные формы, поскольку Россия проходит этап сложнейших социально-экономических преобразований и общественные отношения находятся в состоянии нестабильности, хаоса. Юридические нормы не успевают их своевременно оформлять, закреплять, регулировать. Еще только ставится вопрос о создании российского общегосударственного Свода законов. Юридические коллизии не только многочисленны, но и крайне разнообразны по своему содержанию, характеру, остроте, иерархии, социальной направленности, отраслевой принадлежности, политизированности, формам выражения и способам разрешения[192]. Прежде всего, юридические коллизии можно подразделить на шесть родовых групп: коллизии между нормативными актами или отдельными правовыми нормами; коллизии в правотворчестве (бессистемность, дублирование, издание взаимоисключающих актов); коллизии в правоприменении (разнобой в практике реализации одних и тех же предписаний, несогласованность управленческих действий); коллизии полномочий и статусов государственных органов, должностных лиц, других властных структур и образований; коллизии целей (когда в нормативных актах разных уровней или разных органов закладываются противоречащие друг другу, а иногда и взаимоисключающие целевые установки); коллизии между национальным и международным правом. По конкретному содержанию различают следующие возможные виды коллизий (противоречий): 1. между положениями вступившего в силу для Российской Федерации международного договора и национального права (например, между содержащимися в международных соглашениях по вопросам налогообложения и в российском налоговом праве); 2. между нормами федеральных законов и актов субъектов РФ; 3. между нормами, содержащимися в актах различного уровня (например, в федеральном законе и указе Президента РФ); 4. между ранее действующей нормой и нормой, принятой позднее, которые содержатся в актах одного уровня (например, при вступлении в силу нового закона без отмены ранее действующего аналогичного закона); 5. между нормами частного и публичного права (например, между нормами ГК РФ и нормами Бюджетного кодекса РФ или ФЗ «Об исполнительном производстве»); 6. между нормами актов организаций, не находящихся в подчинении друг у друга (например, Министерства РФ по налогам и сборам и Центрального банка РФ); 7. между общими и специальными нормами (например, между нормами ГК РФ и нормами ФЗ «О банках и банковской деятельности» или между нормами ГК РФ, относящимися к различным институтам); 8. между общими принципами - идеями и нормами права, закрепляющими иные принципы права, либо представительно - обязывающими нормами. В последнее время особую остроту приобрели противоречия между законами и указами (законотворчеством и «указотворчеством»). По данному вопросу идут жаркие общественные и научные дискуссии. Так сложилось, что страна управляется сегодня главным образом указами и распоряжениями Президента. По мнению Ю.А. Тихомирова, мы столкнулись с ситуацией, «когда «указанное право» явно вышло на передний край и в известной мере приостановило действие ряда конституционных положений». Верховенство же закона - важнейший признак правового государства. Тем более верховенство Основного Закона[193]. В основе многих юридических коллизий лежат политические коллизии (нарушение принципа разделения властей, выход различных госорганов за пределы своих полномочий, взаимное их вторжение в компетенцию друг друга, амбиции и соперничество лидеров, война компроматов, и т.д.). В таких условиях принимается множество противоречивых и не согласованных друг с другом актов. Ведь юридический конфликт - это «активное противостояние сторон, вызванное полярностью их интересов или разным отношением к ценностям и нормам общественной жизни»[194]. Конечно, законодатель очень часто запаздывают с принятием тех или иных законов, в то время как обстоятельства требуют оперативного реагирования. Поэтому вопрос этот в действительности непростой. Тем не менее, в целом указанную практику оправдать нельзя. Недостаточная мобильность - свойство всех парламентов, однако это не дает оснований для подмены их традиционных функций. Примером противоречий статусов и полномочий может служить деятельность президентской администрации и ее подразделений. Данная структура была создана самим Президентом и действует она на основании подписанного им же Положения. Законодательной основы не имеет. В печати, литературе, депутатском корпусе не раз обращалось внимание на то, что администрация главы государства из сугубо вспомогательной службы, какой она должна быть на деле превратилась в некий надправительственный орган с властными полномочиями. Фактически она взяла на себя значительную часть функций Президента и стала играть самостоятельную роль. Государственная Дума по этому поводу даже обращалась в Конституционный суд. Определенные противоречия возникают и в связи с различными концепциями правопонимания, которые имеют место в современной российской юридической науке. Эти коллизии носят не только теоретический, но и практический характер, непосредственно отражаются на состоянии законности и правопорядка в стране, эффективности механизма правового регулирования. Обращает на себя внимание то, что в последние годы «коллизия правопонимания» стала трансформироваться в коллизию правосознания общества, в правовые установки и действия граждан, должностных лиц, политических деятелей. «Неписаное право», надзаконные «демократические ценности», «общие принципы» открывают широкий простор для свободного усмотрения, как властей, так и всех иных участников общественных отношений, субъектов рынка, криминальных элементов, политических элит и т.д.»[195] Это значит, что теоретические коллизии не менее опасны, чем практические, ибо правоприменение прямо и непосредственно зависит от правопонимания.[196] В некоторых случаях обычно из справедливых гуманных соображений может использоваться обратная сила закона, то есть, распространение действия нормативно-правового акта на факты и порожденные ими последствия, которые возникли до вступления его в юридическую силу: Действие во времени — это наиболее значимый параметр с практической точки зрения действия нормативно-правовых актов. Слишком быстрое введение крупного и сложного нормативно-правового акта в действие может вызвать затруднение в деятельности органов государства, поставить в невыгодное положение тех или иных субъектов. В научных исследованиях поднимаются самые разные проблемы временных пределов действия нормативно-правовых актов. Например, известный административист — профессор Бахрах, считает, что само понятие действия во времени следует заменить более сложным, более точным определением — действие нормы права во времени, поскольку один документ может содержать предписания с различными временными параметрами. · Нормативно-правовой акт может иметь обратную силу в случае прямого указания на это самого законодателя. · Обратную силу имеют нормативно-правовые акты, смягчающие или отменяющие юридическую ответственность за совершенное правонарушение. По степени завершенности наступивших в соответствии с прежним нормативно-правовым актом правовых последствий различают: 1. Простую обратную силу. Простая обратная сила нормативно-правового акта пересмотра завершенных юридических последствий не предполагает. Например, при простой обратной силе нового наследственного закона его нормы распространяются на все открывшиеся, но еще не принятые наследства. Если же предать наследственному закону ревизионную обратную силу, то на его основе должны быть пересмотрены дела по наследствам, которые уже приняты наследниками. То есть, по существу изменены отношения собственности. Таким образом, при ревизионной обратной силе происходит известное вторжение нового нормативного акта в уже сложившиеся и полностью урегулированные правоотношения. 2. Ревизионную обратную силу. При ревизионной обратной силе действие нормативно-правового акта распространяется на факты, по которым юридические последствия уже наступили, и происходит пересмотр этих юридических последствий. Вопросы_102,103. 102. Правовые аксиомы: понятие, виды, значение. Правовые аксиомы в правоприменении. 103. Правовые презумпции и фикции и их роль в правовом регулировании. Правовые презумпции и аксиомы — не законодательные нормы, а специфические разновидности правил (принципов), выработанных в ходе длительного развития юридической теории и практики. Будучи продуктом опыта, они играют важную регулятивно-организующую роль в сфере правотворчества, правоприменения, судебной, прокурор­ской и следственной деятельности, оказывают влияние на становление и развитие правосознания, упрочение законности. Область их применения обширна. В сущности, это тоже социальные регуляторы, но весьма своеобразные. Как приемы правового регулиро­вания, они оказываются полезными и необходимыми при возникнове­нии различных «нестандартных ситуаций». Но ими пользуются и при обычном, нормальном функционировании правовой системы. Природа этих явлений изучена недостаточно полно. В учебной ли­тературе они, как правило, не освещаются, в программах не значатся. Им не находится места в общей классификации социальных норм, в том числе среди правовых (в качестве самостоятельных). Между тем знания о них важны для профессиональной подготовки юристов. Презумпция означает предположение о существовании (или на­ступлении) каких-либо фактов, событий, обстоятельств. В основе презумпции — повторяемость жизненных ситуаций. Раз нечто системати­чески происходит, то можно предположить, что при аналогичных усло­виях оно повторилось или повторится и на этот раз. Такой вывод не достоверный, а вероятный. Следовательно, презумпции носят предпо­ложительный, прогностический характер. Тем не менее они служат важным дополнительным инструментом познания окружающей дейст­вительности. Презумпции выступают в качестве средства, помогающе­го установлению истины. В этом их научная и практическая ценность. Правовые презумпции определяются в литературе как закрепленные, в нормах права предположения о наличии или отсутствии юридических фактов. Эти предположения основаны на связи с реально происходя­щими процессами и подтверждены предшествующим опытом. Правовые Презумпции — разновидности общих презумпций. Осо­бенность первых, как это вытекает из приведенного определения, со­стоит в том, что они прямо или косвенно отражаются в нормативных актах, обусловлены потребностями юридического опосредования об­щественных отношений и действуют только в правовой сфере. Назовем наиболее характерные презумпции. Презумпция знания закона (правознакомства). Априори предпо­лагается, что каждый член общества знает (или по крайней мере дол­жен знать) законы своей страны. Незнание закона не освобождает ни­кого от ответственности за его нарушение. Во всех правовых системах исходят из того, что гражданин не может в качестве оправдания ссы­латься на свою юридическую неосведомленность — это не будет при- -v нято во внимание, хотя заведомо ясно, что ни один человек не в состо­янии познать все действующие в данном обществе правовые нормы и акты. Однако иная посылка была бы здесь крайне опасной. При этом само собой разумеется, что законы должны быть официально опубликованы, чтобы граждане имели объективную возмож­ность с ними знакомиться и соотносить свое поведение с их требова­ниями. Древняя мудрость гласит: «Закон не обязывает, если он не обнародован». Институт промульгации (публичное объявление, дове­дение до всеобщего сведения) закреплен в части 3 статьи 15 Консти­туции РФ. Презумпция невиновности, согласно которой каждый гражданин предполагается честным, добропорядочным и ни в чем не виновным, пока не будет в установленном порядке доказано иное, причем бремя доказывания лежит на тех, .кто обвиняет, а не на самом обвиняемом. Данное положение закреплено в международных пактах о правах чело­века, получило отражение в статье 49 российской Конституции. Презумпции: справедливости закона, истинности и обоснованнос­ти приговора, ответственности родителей за вред, причиненный их не­совершеннолетними детьми, предположения о том, что фактический владелец вещи является ее собственником, что принадлежность следу­ет за главной вещью, что позже изданный закон отменяет предыдущий во всем том, в чем он с ним расходится; никто не может передать другому больше прав, чем имеет сам; специальный закон отменяет дей­ствие общего, к невозможному, не обязывают; кто не отрицает, призна­ет; не все, что законно, нравственно и др. Любая презумпция принима­ется за истину, она действует до тех пор, пока не доказано обратное. От презумпций необходимо отличать версии и гипотезы, которые гоже представляют собой предположения. Версия — это одно из не­скольких предположений, касающихся фактов и обстоятельств кон­кретного Дела. Сфера действия версии ограничена рамками расследуе­мого преступления. Правда, в обычном общественно-политическом лексиконе слово «версия» нередко употребляется и в более широком смысле. Гипотеза есть предположение, выдвигаемое в процессе исследова­ния какого-либо явления и требующее теоретического обоснования и проверки практикой. Если презумпция, аккумулируя в себе предшест­вующий опыт, постоянно находит жизненное подтверждение своей правильности (что, конечно, не исключает случаев несоответствия от­дельным ситуациям), то гипотеза с самого начала базируется на строго научных положениях, которые не должны противоречить истинным знаниям в данной области. Правовые аксиомы определяются как самоочевидные истины, не требующие доказательств. Их значение в том, что они отражают уже установленные и достоверные знания. Это «простейшие юридические суждения эмпирического уровня, сложившиеся в результате многове­кового опыта социальных отношений и взаимодействия человека с ок­ружающей средой». Наука опирается на них как на исходные, проверенные жизнью данные. В общей теории права аксиоматических положений много: кто живет по закону, тот никому не вредит; нельзя быть судьей в своем собственном деле; что не запрещено, то разрешено; всякое сомнение толкуется в пользу обвиняемого; люди рождаются свободными и рав­ными в правах; закон обратной силы не имеет; несправедливо наказывать дважды за одно и то же правонарушение; да будет выслушана вторая сторона; гнев не оправдывает правонарушения; один свидетель — не свидетель; если обвинение не доказано, обвиняемый оправдан; показания взвешивают, а не считают; т от, кто щадит виновного, наказывает невиновных; правосудие укрепляет государство; власть существует только для добра и другие. Все эти аксиомы играют важную регулятивную, прикладную и познавательную роль. Юридические фикции. Фикция в переводе с латыни — выдумка вымысел, нечто реально не существующее. В юриспруденции — это особый прием, который заключается в том, что действительность noдводится под некую формулу, ей не соответствующую или даже вообще ничего общего с ней не имеющую, чтобы затем из этой формулы сделать определенные выводы. Это необходимо для некоторых практически нужд, поэтому фикции закрепляются в праве. Фикция противостоит истине, но принимается за истину. Фикция никому не вредит. Напротив она полезна. Явления эти были хорошо изучены представителями русского пра­воведения. В советское время они не привлекли особого внимания. Один из видных юристов прошлого, Р. Йеринг, охарактеризовал фик­ции как «юридическую ложь, освященную необходимостью... техни­ческий обман»1. Фикции широко использовались еще римскими юрис­тами. В качестве типичного примера фикции из нашего законодательства обычно приводится положение о признании лица безвестно отсутствующим, которое гласит: «Гражданин может быть по заявлению заинте­ресованных лиц признан судом безвестно отсутствующим, если в тече­ние года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывании. При невозможности установить день получения последних сведении об отсутствующем началом исчисления срока для признания безвестного отсутствия считается первое число месяца, следующего за тем, и котором были получены последние сведения об отсутствующем, а при невозможности установить этот месяц — первое января следующего года» (ст. 42 ГК РФ). Аналогичную ситуацию имеет в виду статья 45 ГК РФ (объявление гражданина умершим), устанавливающая: «Гражданин может быть объявлен умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, — в течение шести месяцев... Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявле­нии его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропав­шего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его пред­полагаемой гибели». З.М. Черниловский отмечает, что смысл юридических фикций вы­ражается вводными словами: «как бы», «как если бы», «допустим». Он приводит любопытный пример взаимосвязи фикции и презумпции из французского права, которое предусматривает, что в случае одновре­менной гибели мужа и жены в результате авиационной или автомо­бильной катастрофы, муж считается умершим первым, его имущество переходит к жене, а от нее — к ее родственникам. Основанная на меди­цинской статистике презумпция большей живучести женщин превра­щается в данном случае в юридическую1. Таким образом, презумпции, фикции, аксиомы как бы дополняют собой классические правовые нормы и служат важным подспорьем в регулировании сложных взаимоотношений между людьми. Как мы ви­дели, именно они помогают выходить из наиболее затруднительных ситуаций и коллизий. В связи с этим указанные разновидности социальных ориентиров, в которых отразился опыт поколений и которые являются составной частью единой нормативной системы любого общества, должны, по нашему мнению, стать предметом более пристального внимания юри­дической науки и практики. Их следовало бы включить в вузовские программы, лекционные курсы, учебники. Жизнь бесконечно разнообразна, в ней возникает множество не­обычных (уникальных) положений, состояний, обстоятельств, на пер­вый взгляд, случайных и труднопредсказуемых. Но, как известно, слу­чайности — форма проявления закономерностей. Поэтому их надо изу­чать. Отрадно, что в нашей научной периодике появились новые пуб­ликации на эту тему2. Студенты-правоведы должны быть готовы к встрече с самыми «за­мысловатыми сюжетами» действительности, уметь их анализировать, извлекать из парадоксов полезные уроки. Особенно это важно в условиях ломки старых и нарождения новых отношений, когда в наибольшей степени проявляются пробельность и неполнота права, его проти­воречивость. В таких ситуациях первостепенное значение приобретают правосо­знание и компетентность тех, кому приходится самостоятельно, am только по готовым рецептам, осмысливать и разрешать конкретные дела, вырабатывать прецеденты, устанавливать истину, определять судьбы людей. Вопросы_104,105. 104.Правовое регулирование: понятие, предмет, пределы. 105.Виды и способы правового регулирования. Правовое регулирование как одно из магистральных направлений действия права преследует общую социальную цель: создание необходимых условий для поступательного развития общества. Общей юридической целью правового регулирования является создание в обществе стабильного правопорядка, а также системы органов, способных этот правопорядок поддерживать и защищать. В настоящее время сложилось вполне устойчивое мнение, что правовое регулирование как разновидность специально-юридического действия права охватывает лишь властное юридическое воздействие (а не информативное и ценностно-мотивационное и т.п.), касается непосредственно внешнего поведения (действия или бездействия) участников упорядочиваемых общественных отношений. В нем участвуют сами правовые нормы и/или индивидуальные правовые акты компетентных органов и должностных лиц, необходимые при упорядочении определенной группы общественных отношений для надлежащей реализации некоторых правовых норм (или их структурных элементов). Попытки по-прежнему включать в содержание правового регулирования деятельность непосредственных участников общественных отношений, направленную на поиск и привлечение средств юридического регулирования, для согласования своего поведения с правом, т.е. саморегуляцию (Гойман В.И.) при всей привлекательности в свете общедозволительного принципа организации правовой жизни цивилизованного строя не могут не привести к смешению понятий «правореализация» (оно становится излишним) и «правовое регулирование» или понятий «правовое регулирование» и «собственно юридическое действие права» (они становятся неразличимыми). Причем в большей степени негативные последствия такого широкого подхода скажутся на понимании самой категории «правовое регулирование»: - нивелируется управленческая природа правового регулирования (при саморегуляции объект и субъект регулирования совпадают); - осложняется проблема предмета и метода правового регулирования, ибо она почти беспредельно расширяется за счет предмета и форм любого индивидуально-правового решения и правомерного поведения; - становится практически невозможным определить пределы правового регулирования, отграничить «урегулированное» от «неурегулированного», так как постоянному воздействию всей системы юридических средств подвергается не только те общественные отношения, которые прямо регламентированы нормами позитивного права, но и многие другие. Категория «правовое регулирование» обретает свое специфическое, самостоятельное значение и в то же время «встраивается» в смысловое поле действия права лишь при условии более строгого ее понимания как разновидности социального регулирования. Термин «регулирование» (лат. regylo – правило) обозначает упорядочение, налаживание, приведение чего-либо в соответствие с чем-либо. Поэтому можно охарактеризовать правовое регулирование как специальную юридическую деятельность наделенных государственно-властными полномочиями субъектов по целенаправленному государственно-властному упорядочению (организации) общественных отношений путем установления правовых норм и принятия в необходимых случаях индивидуально-регламентирующих решений в соответствии с этими нормами по юридически значимым вопросам, возникающим в рамках таких отношений. Причем следовало бы считать правовым регулированием не любую властную деятельность уполномоченных на то органов и должностных лиц, а лишь ту, которая имеет непосредственной целью направить в четко определенное русло поведение участников упорядочиваемых общественных отношений при помощи нормативно-правовых или индивидуально-правовых велений. Систематизация нормативных правовых актов, толкование содержащихся в них норм, координация деятельности правотворческих правоприменительных и иных органов, организация исполнения принятых решений индивидуального характера, контрольная деятельность, профилактическая работа правоохранительных органов, изучение, обобщение, объективизация и внедрение в практику положительного опыта и др. – составляют скорее иные разновидности юридической деятельности, призванные «обслуживать» правовое регулирование. Из изложенного выше следует, что под понятие правового регулирования не подпадают ни само правомерное поведение участников упорядочиваемых общественных отношений (саморегуляция), ни идеологическое воздействие юридическими средствами на сознание членов общества, ни некоторые разновидности властной юридической деятельности компетентных органов и должностных лиц. Назначение правового регулирования, прежде всего, функциональное, управленческое. В российском обществе, где в современных условиях государственная власть осуществляется, в первую очередь, правовым образом, где законность является принципом деятельности в сфере подвергаемых государственному воздействию общественных отношений, управление выражается в целенаправленном властном воздействии на поведение людей (их общностей и образований) при помощи общих и индивидуальных правовых актов ради необходимого упорядочивания социальных процессов с учетом объективных и субъективных факторов. Происходит непрерывное двустороннее взаимодействие двух – управляющей (регулирующей) и управляемой (регулируемой) – подсистем, одна из которых выполняет роль субъекта властного воздействия, другая выступает как социальный объект такого воздействия. Правовое регулирование общественных отношений происходит во всех случаях, когда принимается властное нормативное или индивидуальное решение юридического характера, регламентирующее цели, задачи, принципы, варианты поведения возможных или конкретно поименованных участников этих отношений. Правовое регулирование в обществе принизывает две области правовой действительности – полностью правотворчество и частично правореализацию. Соответственно оно имеет две разновидности – общее правовое регулирование и индивидуальное правовое регулирование. Общее правовое регулирование заключается в упорядочении общественных отношений путем создания, изменения, дополнения или отмены правовых норм, а равно определения сферы их действия в пространстве, во времени и по кругу лиц. Оно нередко называется нормативным, его осуществляют правотворческие органы, каждый из которых принимает нормативно-правовое решение в пределах своей компетенции и вводит его в действие. Общее правовое регулирование, по существу, означает правотворческую деятельность. В целом правовое регулирование далеко не всегда исчерпывается правотворческой деятельностью. Кроме этого, оно может протекать двояким образом в зависимости от того, нуждаются или не нуждаются в индивидуальной регламентации упорядочиваемые при помощи права общественные отношения. Когда речь идет об общественных отношениях, которые по своим свойствам не требуют индивидуальной регламентации, регулятивные цели вполне достижимы установлением, изменением, дополнением или отменой правовых норм и введением их в действие. Это объясняется тем, что все возможные и фактические участники таких отношений находятся в одинаковом юридическом положении независимо от их персональных качеств и от тех или иных жизненных ситуаций, и соответственно для них устанавливаются единые общие масштабы поведения, не подлежащих индивидуализации. В других случаях общее правовое регулирование органически продолжается в казуальной форме в целях организации реализации правовой нормы в данном конкретном случае с учетом тех или иных обстоятельств, обозначенных в ней. Поэтому этот вид правового регулирования иногда именуется «индивидуальным поднормативным регулированием» (С.С. Алексеев). Индивидуально-правовое регулирование представляет собой властную деятельность компетентного субъекта, заключающуюся в дополнительном упорядочении общественных отношений на основе действующих правовых норм путем конкретизации правила поведения их персональных участников с учетом установленных в ходе этой деятельности фактических данных. При этом решается, таким образом, юридическое дело (вопрос) применительно всем конкретным его обстоятельствам и принимается индивидуально-правовое решение, имеющее обязательное значение. Индивидуально-правовое регулирование не исчерпывается правоприменением, оно шире и богаче его, хотя в юридической литературе иногда между ними ставится знак равенства. Всякое правоприменение есть индивидуально-правовое регулирование, однако не всегда бывает наоборот. Если правоприменение целиком относится к сфере реализации права, то индивидуально-правовое регулирование возможно также в области правотворчества. Это наблюдается в случаях, когда один компетентный орган возлагает на другой обязанность разработать и принять определенный нормативный правовой акт. Это – индивидуальное предписание, возлагающее определенную обязанность на вполне конкретный орган по осуществлению соответствующей работы. Как общее, так и индивидуально-правовое регулирование нормативны в том смысле, что опираются на нормы права, функционируют при помощи и на основе этих норм, связаны с определением общим или индивидуальных масштабов поведения. В этой «нормативности» есть свои акценты. В ходе общего правового регулирования создаются и вводятся в действие в основном нормативные правовые акты, содержащие правовые нормы, без такой правотворческой деятельности правовое регулирование немыслимо вообще. Что касается индивидуального правового регулирования, то оно предпринимается только в определенных случаях, когда в рамках упорядочиваемого отношения требуется персонифицированное решение компетентного органа или лица на основе существующей нормы и в полном соответствии с ней. В подобных случаях второй вид правового регулирования становится логическим продолжением первого, он необходим для конкретизации тех или иных требований правовой нормы применительно к данному лицу (вопросу, делу) путем подготовки и принятия правового акта индивидуального значения. Поэтому этот вид правового регулирования иногда именуется «индивидуальным поднормативным регулированием» (С.С. Алексеев). Возможны и другие классификации правового регулирования в современном обществе. В литературе нередко различаются, например, регулирование законодательное (в том числе – конституционное) и регулирование при помощи подзаконных актов, регулирование первичное и вторичное, коллегиальное и единоличное и т.д. Подобные группировки тоже не лишены определенной познавательной и практической ценности, так как они содействуют и детальному анализу тех или иных особенностей той многогранной юридической деятельности, каковой является правовое регулирование. Все виды правового регулирования, независимо от оснований их выделения, органически сочетают властное начало с воспитанием участников упорядочиваемых общественных отношений, с повышением их активности и т.д., то есть с другими направлениями действия права. В целом правовое регулирование во всех своих многообразных проявлениях сориентировано не столько на негативные требования об ограничении чего-либо из того, что хотят участники этих отношений, сколько на решение позитивной задачи формирования их правомерных установок, интересов и потребностей, выработки способности самостоятельно принимать правильные решения, повышения ответственности за принимаемые юридические решения. Сфера и пределы правового регулирования указывают на ту область социального пространства, в которой право способно ока­зывать прогрессивно-преобразующее воздействие на обществен­ную жизнь, направлять человеческую деятельность и способство­вать ее развитию. Правильное определение сферы и пределов пра­вового регулирования необходимо для того, чтобы исключить ис­пользование юридических инструментов в сферах взаимодействия людей, требующих иных средств социальной регуляции. Сфера правового регулирования есть нечто изначальное по от­ношению к правотворческой деятельности государства (В.В. Лаза­рев), она представляет совокупность неупорядоченных отношений и фактов, упорядочение которых объективно невозможно без ис­пользования правовых средств. Сфера правового регулирования есть область потенциальных правовых отношений. Из сказанного вытекает, что сфера (и пределы) правового воздействия не может определяться лишь задачами государства в тот или иной период времени, а значит, зависеть от его усмотрения, субъективно очер­чиваться предписаниями закона. Сфера правового регулирования и сфера действия закона, таким образом, могут не совпадать. Иной вывод входил бы в противоречие с характером цивилизованных форм общения, присущих современному обществу, а на практике неизбежно приводил бы к ограничению правовой свободы граждан, их инициативы, области конструктивных действий. Прин­ципиально важно в связи с отмеченным иметь в виду следующее: правильное уяснение особенностей сферы правового регулирова­ния (объема, границ) находится в непосредственной связи с про­блемой правопонимания. Очевидно, что если сводить право только к нормам закона, то тогда сфера его (права) действия ограничи­вается исключительно законодательными предписаниями. Пределы правового регулирования есть некая «демаркацион­ная линия», отделяющая область правового от неправового и очер­чивающая границы распространения права, предельность его воз­действия на сознание человека и его деяния. Пределы правового регулирования обусловлены неюридическими факторами. Они ко­ренятся в природе человеческой деятельности, предопределены их общей культурой и цивилизованностью, детерминированы суще­ствующей системой отношений, экономическими, исторически­ми, религиозными, национальными и другими обстоятельствами. В непосредственной связи с пониманием сферы и пределов пра­вового регулирования находится понятие предмета правового ре­гулирования. Предмет правового регулирования отвечает на во­прос: «что регулируется правом?». К нему относят те разновид­ности общественных отношений, действий индивидов, коллекти­вов людей, которые: а) объективно могут быть урегулированы пра­вом и б) в данных условиях требуют юридического воздействия. Значит, не все действия, отношения социальных субъектов могут становиться объектом правового воздействия, а лишь определен­ная их часть, а именно те из них, которые имеют нормативный характер, т.е. типичны для данных условий, повторяемы, отли­чаются массовым (потенциальным или реальным) проявлением, поддаются государственно-правовому контролю, могут быть пере­ведены на язык права, т.е. формализованы, и др. Выделение тех участков социальной деятельности, которые требуют правового упорядочения, - чрезвычайно сложная прак­тическая задача. От правильного ее решения зависит эффектив­ность действия права. Проникающие возможности права таковы, что оно распространимо на обширные области человеческой дея­тельности, хотя его результативность применительно к различ­ным сферам общественной жизни, тем или иным видам челове­ческой деятельности далеко не одинакова. Очевидно, можно го­ворить об объективной подверженности правовому воздействию отношений, складывающихся в сферах производства, распределе­ния и потребления материальных благ (имущественная сфера), в сфере отправления государственной власти, государственного управления в том числе, в области взаимоотношений личности и государства, социальной защиты отдельного индивида и сообще­ства людей в целом от произвола и насилия. Поэтому государственная, хозяйственная деятельность, а так­же деятельность в отмеченных сферах входят в предмет правового регулирования, т.е. объективно требуют правового упорядочения. Общественные отношения есть самый общий объект воздействия права. Непосредственным же предметом правового регулирования выступают многообразные действия, деятельность участников этих отношений. Отсюда содержание правового регулирования за­висит от положения взаимодействующих в отношении сторон и объектов, по поводу которых возникает это взаимодействие. Содержание предмета правового регулирования в значитель­ной мере определяет специфику содержания правового регулиро­вания, в конечном счете, структуру права. Характер регулирова­ния правом отношений предопределяет специфику юридического воздействия на эти отношения, или, другими словами, указывает на метод правового регулирования. В отличие от предмета правового регулирования, отвечающего на вопрос о том, что регулируется правом, метод правового регу­лирования указывает на то, как регулируются эти отношения. Сле­довательно, метод - это совокупность юридических способов пра­вового регулирования. Способы являются составляющими метода, его, так сказать, «строительным материалом» (юридическим «ве­ществом»). В качестве дополнительных способов называют поощрение и рекомендации - своеобразные стимулы к правовому поведению. Сочетание основных способов образует специфический метод правового регулирования - директивный (императивный) или автономный (диспозитивный). Императивный, или властнопобудительный, метод - строго обязательный, не допускающий от­ступлений от требований юридического установления. Данный метод в качестве основного юридического средства использует властное предписание. Что предписано, то и следует делать, не допуская каких-либо отступлений. Этот метод чаще всего присущ административному и уголовному праву, хотя используется кон­ституционным правом, встречается в иных отраслях права. Юри­дическим фактом для возникновения правоотношений в данном случае является государственно-властное предписание (приказ о переводе на другую работу, решение суда и др.) Диспозитивный метод основан на учете инициативы, самосто­ятельности в выборе того или иного поведения участниками ре­гулируемых отношений. Он допускает возможность сторонам уре­гулировать собственные действия по своему усмотрению. Законом же лишь определяются пределы такого усмотрения либо устанав­ливаются определенные процедуры. Данный метод специфичен для гражданского, семейного права. В его основе лежат свободное (неподчиненное) положение участников правоотношений и дого­вор как источник возникновения. Если императивный метод как бы вынуждает участников отношения вступать в юридическую связь, то диспозитивный связан с тем, что фактические действия граждан, их организаций, складывающиеся на этой основе отно­шения имеют приоритет перед юридическим установлением. В за­висимости от сочетаний запретов и дозволений различают два ос­новных типа регулирования: а) общедозволительное, т.е. такое, в основе которого находится общее дозволение и которое поэтому строится по принципу «дозволено все, кроме того, что прямо за­прещено законом»; б) разрешительное, т.е. такое, в основе кото­рого лежит общий запрет и которое поэтому строится по принци­пу «запрещено все, кроме того, что прямо разрешено законом». На преобладание общедозволительного или разрешительного ре­гулирования влияют разнообразные факторы - исторические традиции, уровень культуры, характер правовой системы, особен­ности регулирования отношений (так, для имущественных отно­шений характерно преобладание дозволительного регулирования, а для охранительных - запретительного) и др. Правовое регулирование - длящийся во времени и в простран­стве процесс. Можно обратить внимание на следующие его стадии: 1) определение правового положения субъектов права. Норма­тивное регулирование логически начинается с установления ис­ходного, базового правового положения гражданина или органи­зации. Правовое положение гражданина определяется конституционными правами и обязанностями и основанной на них право­способностью лица, т.е. признаваемой государством за данным лицом способностью быть участником правовой жизни общества, выступать стороной в различных правоотношениях. Конституционные установления получают развитие в иных за­конодательных актах, которые в своей основе и образуют правовую основу для поведения и деятельности граждан в различных об­ластях права. Это значит, что они вправе привлекать предусмот­ренные законом юридические средства для удовлетворения своих потребностей и интересов. Правовой статус органов государства составляет их компетенция, определяющая круг полномочий, ко­торыми обладает данный орган, и круг возложенных на него обя­занностей; 2) возникновение правоотношений - следующая стадия пра­вового регулирования. Предпосылками к тому выступают опре­деленные жизненные факты, правовое признание которых в пра­вовых нормах придает им качество юридически значимых (имею­щих определенные последствия для конкретного лица или орга­низаций). В зависимости от характера правоотношений такие юри­дические факты могут исчерпываться однократными действиями или событиями либо требуют некоторой их совокупности, так на­зываемого состава; 3) для возникновения правоотношений в ряде случаев воли их участников недостаточно. Требуется вовлечение в механизм дей­ствия права специальных субъектов - правоприменительных ор­ганов (должностных лиц), действия (решения) которых позволяют конкретизировать общую модель правоотношения, возникшую на основе закона, снять помехи, блокирующие действия управомоченного, и др. К стадиям правового регулирования принято также относить деятельность участников правоотношений, связанную с достиже­нием ими фактических целей (удовлетворением своих интересов), т.е. акты реализации субъективных прав и юридических обязан­ностей. Очевидно, действия такого рода завершают работу меха­низма действия права и охватываются содержанием иного его звена - правореализации. Задача же правового регулирования ограничивается снабжением механизма действия права регулирующими средствами поведения, совокупность которых образует механизм правового регулирования (нормы права, субъективные права, юридические обязанности, юридические факты, властные акты правоприменительных органов, организационная деятель­ность государства и его органов). Достаточность этих средств, их качество (факультативность) являются условием эффективности действия права. Вопросы_106,107,108,109,110. 106. Законность и правопорядок. Меры по повышению законности. Правовой порядок и общественный порядок. 107. Законность: понятие и основные требования. 108. Обеспечение законности в деятельности государственных органов и должностных лиц. 109. Гарантии законности. 110. Демократия и законность. Законность - фундаментальная категория всей юридической науки и практики, а ее уровень и состояние служат главными критериями оценки правовой жизни общества, его граждан. Анализ законности в широком смысле слова позволяет различить в ее содержании следующие самостоятельные моменты диалектики правового, юридического и государственно-политического. Законность неотторжима от общеобязательности права. Именно этот момент получил наибольшее отражение в науке, в большинстве определений законности. В таком случае законность характеризует право, взятое под углом зрения его осуществления. Главное здесь - требование неукоснительного претворения в жизнь законов и базирующихся на них нормативных актов. Иными словами, законность в подобном понимании требует соответствия поведения субъектов общественных отношений предписаниям правовых норм, т. е. обеспечения реального правомерного поведения всех их участников. Данная сторона законности вытекает из самого факта существования права как системы общеобязательных правил. С этих позиций о законности можно говорить как об условии жизни государственно-организованного общества. Другая грань исследуемого явления отождествляется с идеей законности, под которой понимается формирующаяся в общественном правосознании идея о целесообразности и необходимости такого реального положения, когда не останется места для произвола, будут фактически достигнуты всеобщность права, действительная реализация прав и свобод. Не случайно законность трактуется как принцип права, который концентрированно выражает основные особенности последнего, его свойства, рассматриваемые в действии, в процессе реализации. В результате и право анализируется как сила, обеспечивающая организованность общественных отношений. Будучи общеправовым принципом, законность проникает в плоть правовой материи, определяет ее формирование, функционирование, развитие и, в частности, такой признак права, как верховенство закона и поднормативность правоприменительных актов. Понимаемая как метод государственного руководства обществом, законность предполагает, что свои функции государство осуществляет исключительно правовыми средствами - путем принятия нормативных актов и обеспечения их неукоснительной реализации. А поскольку правовое регулирование распространяется на различные сферы общественной жизни, необходима достаточная полнота ее регламентации. При этом государство не только формально закрепляет правовые нормы, но и обеспечивает (политическими, организационными, правовыми средствами) их реализацию и защиту прав. В таком государстве недопустим произвол в деятельности должностных лиц, исключаются принятие субъективных, волюнтаристских решений, решение политических вопросов силовыми методами. Особое место в деятельности государства отводится законодательным и судебным органам. В то же время законность есть принцип деятельности государства. Государство, все его органы, организации и учреждения сами связаны правовыми нормами, действуют в их рамках и во имя их реализации. Законность, рассматриваемая с этой стороны, служит принципом не всякого, а лишь демократического государства. Иначе говоря, законность есть антипод произвола и беззакония и прежде всего беззакония самой государственной власти, произвола, творимого органами государства и его должностными лицами. Наиболее ярко данный принцип проявляется в правовом государстве, обусловливая его сущность. Такое государство можно определить и как государство строжайшей законности. Вместе с тем требование реализации права, неукоснительного претворения правовых предписаний в жизнь не формальное требование, не самоцель, а условие нормального функционирования общества и государства, обеспечения порядка, организованности и дисциплины. Благодаря законности в обществе внедряются идеи справедливости, гуманизма, личной и общественной свободы. Поэтому в широком социально-политическом смысле законность можно считать режимом общественно-политической жизни. Это режим, при котором деятельность всех субъектов основывается на законе, а идеи права, гуманизма, справедливости, свободы и ответственности господствуют над личными, групповыми, классовыми интересами. Режим законности - такая морально-политическая атмосфера, при которой в общественной жизни господствуют идеи права, гуманизма, справедливости, когда точное и неуклонное соблюдение законов, реальность и незыблемость прав граждан являются основой жизни общества, его граждан. Еще Аристотель считал законность признаком наилучшей государственной формы - политии. Гегель также противопоставлял подлинно демократическое государство, где господствуют закон и свобода личности, деспотии-состоянию беззакония, в котором особенная воля как таковая, будь то воля монарха или народа (охлократия), имеет силу закона или, вернее, заменяет собой закон". Следовательно, законность - это такой политико-правовой режим, такие условия жизни, такая правовая атмосфера, которые ограждают личность от произвола власти, массу людей - от анархии, общество в целом - от насилия, хаоса, беспорядка Требования законности Как режим общественно-политической жизни законность не есть определенный, устоявшийся порядок отношений. В таком понимании она была бы тождественна правопорядку. Законность выступает как необходимость, которая выражается в системе определенных объективных требований, предъявляемых всем субъектам, участникам общественной жизни, урегулированной правом. Одна часть данных требований обращена к гражданам, организациям, другая - к различным ветвям государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной). Рассмотрим названные требования подробнее. Воплощение идеи господства права в жизни общества, государства. Эту идею выдвигал еще Аристотель, считая, что в демократическом обществе закон должен властвовать над всеми. Речь идет о том, что в режиме законности именно праву отводится основная роль в регулировании общественных отношений. Именно оно, а не личные, идеологические, политические и другие подобные им мотивы должны лежать в основе социального регулирования. Сказанное ни в коей мере не означает призыва к введению тотальной правовой регламентации всех сфер жизни. Регламентироваться правом должны только те отношения, которые в том объективно нуждаются. Причем законодательство должно быть совершенным с технической стороны, достаточно четким, определенным, не допускающим произвольного либо противоречивого толкования и применения, не иметь пробелов. Однако это лишь один аспект вопроса. Подчеркивая господство закона, следует помнить, что закон и право не идентичные понятия. Политическая практика показывает, что, например, при тоталитарных режимах, деспотических формах правления, абсолютных монархиях сами законы выступают выражением произвола. Но при "беззаконном режиме не может быть законных действий", а "законы против тенденции, законы, не дающие объективных норм, являются террористическими законами". Законность требует, чтобы при всеобщности регламентации общественных отношений содержание закона, подзаконных нормативных актов всегда соответствовало идее права, "правовой природе вещей". В законодательстве должно быть закреплено гуманное, справедливое, именно "правовое" решение (это требование законности определяют также термином "правозаконность"). Только при наличии законодательства, адекватного объективной природе общественных отношений, основным правовым принципам, идеям свободы, гуманизма и справедливости, и обеспечивается режим законности. Верховенство закона. Закон - акт высших органов государственной власти, непосредственно выражающий волю народа, интересы гражданского общества. Поэтому законность связывается с господством прежде всего законов. Всякое издание норм права, противоречащих закону, есть ее нарушение, как и точное выполнение требований нормативного акта, противоречащего закону. Наивысшую юридическую силу имеет конституция - основной закон государства. А потому в содержании законности как важнейший компонент выделяется конституционная законность. Верховенство закона проявляется в верховенстве не только законодательного содержания, но и формы. Это означает, что нормативные акты должны приниматься в строго установленных законом порядке и форме. Только тогда они будут в полной мере выражать волю народа, интересы общества, основные идеи и принципы права, обеспечивать режим подлинной законности. Равенство всех перед законом. Перед законом все должны быть равны. У всех должна быть равная обязанность соблюдать правовые предписания, в равных условиях все должны обладать равными правами и не иметь преимуществ, все права должны быть одинаково защищенными. Этот принцип проповедовал еще Цицерон, утверждая, что "под действие закона должны подпадать все". Иначе говоря, в жизнь необходимо претворять заключенную в праве идею справедливости, гарантии личности от злоупотреблений со стороны других субъектов, в том числе представителей власти. Неукоснительное соблюдение (исполнение) правовых актов всеми субъектами права. Данное требование диктует необходимость реализации государственно-властных предписаний (обязанностей и запретов), их безусловную обязательность для всех субъектов права. Обеспечение неукоснительной реализации прав и свобод. Это требование обращено не к управомоченному субъекту (который может реализовать или не реализовать право по своему усмотрению), а к компетентным органам государства. Мало предоставить гражданам права. Важно создать условия, обеспечивающие их осуществление, систему организационных, юридических мер, гарантирующих их защиту. Конституция РФ предоставила гражданам весьма широкий круг прав и свобод. Однако многие из них до сих пор не обеспечены достаточно эффективным механизмом реализации, другие не подкреплены экономически. Результатом здесь может стать ущербность конституционной законности. Надлежащее правильное и эффективное применение права. Названное правило адресовано государственным органам, в чью компетенцию входит обязанность обеспечить реализацию правовых норм. Вспомним, что применение права - деятельность компетентных государственных органов по обеспечению реализации норм права. Дело не только в том, что эти органы должны действовать строго в рамках закона. Законность нуждается в эффективной правоприменительной деятельности, что предполагает недопущение волокиты, бюрократизма, безразличия к интересам людей, своевременную реакцию на любые заявления граждан об ущемлении их прав и свобод, издание эффективных правоприменительных актов. Последовательная борьба с правонарушениями. Законность требует, чтобы любые отступления от предписаний закона своевременно вскрывались, последствия правонарушений устранялись, а виновные в их совершении привлекались к ответственности. Недопустимость произвола в деятельности должностных лиц. Законность есть антипод произвола - деятельности, основанной не на нормах права, а на субъективистских, произвольных решениях. Должностные лица, принимая властное решение, должны руководствоваться не сиюминутными личными или групповыми интересами, а конкретными правовыми предписаниями, и учитывать при этом интересы общества, государства, правовые принципы и требования морали. Это правило обращено не только к правоприменительным, но и к правотворческим органам, которые должны исключить пробелы и противоречия в праве, создающие условия для произвола, субъективизма, волюнтаризма. С учетом сказанного можно дать следующее определение законности. Законность - это общественно-политический режим, состоящий в господстве права и закона в общественной жизни, неукоснительном осуществлении предписаний правовых норм всеми участниками общественных отношений, последовательной борьбе с правонарушениями и произволом в деятельности должностных лиц, в обеспечении порядка и организованности в обществе. Основные принципы законности Подлинная, реальная (а не формальная) законность должна строиться на определенных принципах, основополагающих началах, обеспечивающих ее демократический, гуманный характер. Каковы же эти принципы? Единство законности. При всем многообразии действующих законов и нормативных актов, при всех местных -особенностях законность дрлжна быть одна для всей страны. Понимание и применение законов должны быть одинаковы на всей ее территории. Недопустимы попытки создания в каждой республике, области, районе (а тем более на конкретном предприятии) своей законности, отличной от общегосударственной. К сожалению, в нашей стране этот принцип не всегда четко проводится в жизнь, отдельные регионы принимают нормативные акты, противоречащие федеральным законам и даже Конституции РФ. Подобное положение нарушает единство законности, снижает эффективность правового регулирования, вносит дезорганизацию в общественные отношения. Единство законности, однако, не означает шаблона в применении правовых актов, ущемления самостоятельности и инициативы мест. Речь идет лишь о том, чтобы, проявляя инициативу, они не допускали отступлений от общих прав, чтобы учет своеобразия местных условий не был направлен на обход закона. Всеобщность законности. Данный принцип характеризует действие законности по кругу лиц. Законность не может быть избирательной, ее требования обращены ко всем субъектам без исключения. Правовые предписания должны выполнять отдельные граждане и их объединения, должностные лица, государственные органы, политические партии. В обществе не должно быть какой-либо организации или отдельного лица, выведенных из-под влияния законности, на которых бы ее требования не распространялись. В литературе было высказано мнение, что субъектами законности могут быть только властные органы, а не отдельные граждане, так как последние якобы своими действиями не нарушают этого режима. Действительно, неправомерная деятельность государственных органов, должностных лиц, наделенных властными полномочиями, подрывает саму основу законности, их последствия весьма опасны для общества и личности. Не случайно большинство требований законности обращено к государству, его органам. Однако если правонарушения граждан принимают массовый характер, если налицо рост преступности, режим законности безусловно нарушается. Поэтому нет оснований исключать граждан из числа субъектов законности, хотя, конечно, их роль в ее обеспечении не сравнима с такой же ролью государственных органов. Целесообразность законности. Критерием оценки роли законности должно быть то, как она способствует достижению целей государства и общества, насколько она обеспечивает решение задач социального прогресса, защиты прав и свобод граждан. Целесообразность законности вытекает прежде всего из ценности самого права как выразителя свободы, ответственности, справедливости, как средства обеспечения порядка, организованности и дисциплины. Именно в праве, в законе выражается высшая социальная целесообразность. Изложенное позволяет говорить о презумпции целесообразности изданного нормативного акта. Эта презумпция в свою очередь диктует необходимость неуклонной, точной реализации правовых предписаний независимо от субъективного отношения субъектов реализации права к его нормам. Только политико-правовой режим законности, основанный на целесообразности, может оградить общество от случайностей, волюнтаризма и субъективизма отдельных лиц. В силу формальной определенности закон не может изменяться одновременно с изменяющейся жизнью и поэтому нередко отстает от ее требований, устаревает. Законы могут быть неэффективными, несовершенными с технической стороны. Нередки случаи, когда подобные законы нарушаются именно по соображениям их устарелости, несовершенства, т. е. нецелесообразности. С точки зрения принципов законности, любые отступления от требований закона, чем бы они ни мотивировались, терпимы быть не могут. Законность, точное следование предписаниям закона всегда целесообразны. Конечно, в отдельно взятом случае соблюдение устаревших либо неэффективных правовых предписаний может вызвать негативные результаты, однако повсеместное отступление от требований такого закона повлечет за собой неопределенность, нестабильность правового регулирования, нанесет ущерб обществу и правопорядку. Иначе говоря, с точки зрения целей правового регулирования в любой ситуации целесообразно следовать предписаниям закона, а отступление от них всегда нецелесообразно. Законность всегда целесообразна, и целесообразность выступает как принцип, основа законности. Несколько иначе целесообразность проявляется в процессе правоприменения, где учет пользы, эффективности, последствий принимаемого решения не только допустим, но и необходим. Однако и здесь целесообразность должна достигаться в рамках законности. Основанное на принципе законности, право само предоставляет возможность учитывать фактор целесообразности в ходе правопрИменительной деятельности. Нормы права нередко предполагают индивидуальное регулирование, когда неизбежен учет субъектами особенностей отдельного случая - выбор целесообразного решения. Не случайно правовые нормы носят преимущественно относительно определенный характер. Например, нормы Уголовного кодекса не имеют абсолютно определенных санкций. Отдельные авторы, рассматривая принципы законности, в качестве таковых называют "связь законности с культурностью", "единство законности и справедливости" и т.д. Не отрицая подобного единства, подчеркнем, что связи законности с иными явлениями не могут выступать в качестве принципов. Кроме того, все они охватываются содержанием принципа целесообразности. Здесь же важно отметить, что благодаря своим принципам законность выступает как наиболее эффективный, гуманный, справедливый режим общественно-политической жизни, а всякое отступление от этих принципов, их недооценка приводят к нарушениям законности, принижению ее социальной ценности, эффективности правового регулирования в целом. Нужно различать законность как систему формальных требований и реальную законность. На практике требования законности в той или иной степени нарушаются, часто наблюдаются отступления от правовых предписаний. Следовательно, реальная законность имеет количественные показатели, которые определяют ее уровень в конкретном обществе С законностью тесно связано другое правовое явление - правопорядок (правовой порядок). Понятие "правопорядок" широко используется в действующем законодательстве, охрана правопорядка - важнейшая функция государства. Несмотря на это в отечественной науке до сих пор не выработано единого определения данного феномена. Наибольшее распространение получил взгляд на правопорядок как на реализованную законность, однако подобная трактовка представляется не совсем верной. Действительно, указанные явления тесно взаимосвязаны. В формировании правопорядка законность выступает как основополагающий принцип деятельности государственных органов, должностных лиц и граждан. "Но "правопорядок" не может сложиться как следствие одного лишь принципа, даже основополагающего... Поэтому более точно было бы сказать, что правопорядок складывается как результат реализации всех правовых предписаний в соответствии с принципом законности" Основой правопорядка выступает не законность, а право. Законность же - условие правопорядка. Обратимся к этимологии слова "правопорядок". Прежде всего, правопорядок - это порядок, организованность, устойчивость. Следовательно, правопорядок характеризует степень упорядоченности общественных отношений, выступает антиподом хаосу, анархии, неорганизованности. Далее, правопорядок - это правовой порядок, состояние общественных отношений, запрограммированное правом. Правовой порядок можно рассматривать как цель правового регулирования, каковой является создание с помощью права и правовых средств такого порядка и такой урегулированности общественных отношений, которые служат сохранению и упрочению существующего строя. Но правопорядок не только цель, но и итог правового опосредствования - реально существующая фактическая урегулированность общественных отношений. Исходя из сказанного, правопорядок можно определить как основанную на праве и законности организацию общественной жизни, отражающую качественное состояние общественных отношений на определенном этапе развития общества. Рассмотрим особенности данного явления. ) он предусмотрен нормами и принципами права; 2) это качественное (согласованное, системное) состояние упорядоченности общественных отношений; 3) возникает в результате реализации правовых норм и позитивной ответственности субъектов общественных отношений; 4) это одновременно и результат действия законности; 5) обеспечивается, охраняется государством. Как известно, далеко не все нормы права реализуются повсеместно, нередки и отступления от требований правовых норм, правонарушения. Поэтому необходимо различать реально существующий правопорядок (итог правового регулирования) и правопорядок, к достижению которого стремился законодатель на том или ином этапе развития общества (цель правового регулирования). Первый зависит от состояния общественных отношений в конкретных условиях, уровня политической и правовой культуры общества, состояния законодательства, характера законности и др. Следовательно, правопорядок имеет не только качественные, но и количественные характеристики. Поэтому не случайно в сфере функционирования государства можно отметить направления деятельности по укреплению (упрочению, совершенствованию, обеспечению, охране) правопорядка. Правопорядок не должное или возможное, а фактическое состояние урегулированных правом отношений, а потому с известной долей условности его можно охарактеризовать как систему правовых отношений. Каковы же принципы правопорядка? Определенность. Правопорядок базируется на формально-определенных правовых предписаниях, реализация которых и обеспечивает определенность общественных отношений. Этим он отличается от системы отношений, возникающих в результате действия иных социальных норм, где отсутствуют четкие формальные ориентиры, а роль субъективных моментов очень велика. Системность. По той же причине (связь с правом) правопорядок не совокупность единичных, разрозненных актов поведения, различных правоотношений. Это система отношений, которая основана на единой сущности права, господствующей в обществе форме собственности, системе экономических отношений и обеспечивается силой единой государственной власти. Организованность. Правопорядок возникает не стихийно, а при организующей деятельности государства, его органов. Государственная гарантированность. Существующий правопорядок обеспечивается государством, охраняется им от нарушений. Не случайно одной из основных функций государства является охрана существующего правопорядка. Устойчивость. Возникающий на основе права и обеспечиваемый государством правопорядок достаточно стабилен, устойчив. Попытки дестабилизации, нарушения правопорядка пресекаются соответствующими правоохранительными органами. Единство. Характер организации неодинаков в различных сферах общественной жизни. Однако основанный на единых политических и правовых принципах, обеспечиваемый единством государственной воли и законности, правопорядок один на территории всей страны. Все его составляющие в равной степени гарантируются государством, любые его нарушения считаются правонарушениями и пресекаются государственным принуждением. В силу указанных особенностей правопорядок можно охарактеризовать как порядок, обеспечивающий стабильность общественной жизни и социальный прогресс. Поскольку он определяется правом и обеспечивается государством, то закрепляет наиболее важные черты и стороны социально-экономического строя, систему господствующих в стране политических отношений. Следовательно, правопорядок включает в себя не только отношения людей в сфере гражданского общества, но и базирующуюся на нормах права организацию самой политической власти, т.е. государство. На эту сторону правопорядка обращал внимание еще Цицерон, вопрошая: "Да и что такое государство, как не общий правопорядок?" Близок к нему и Кант, рассматривавший государство как "объединение множества людей, подчиненных правовым законам". Иначе говоря, государство есть и важнейший элемент, и необходимое условие правопорядка. С одной стороны, конституированное правом и функционирующее в строго установленных рамках государство составляет важнейшее звено правопорядка. С другой - оно властный субъект, обеспечивающий и охраняющий правопорядок. Не случайно правовое регулирование деятельности государственных органов и должностных лиц осуществляется по принципу "Дозволено только то, что прямо разрешено". Правопорядок, таким образом, можно рассматривать как единство права и власти. Это порядок, при котором правовое положение и взаимоотношения всех субъектов общественной, политической и государственной жизни четко определены законами и защищены государственной властью. Наиболее адекватной формой реальности подобного правопорядка выступает правовое государство. Правой порядок характеризуется сложной структурой с множественностью элементов, связей и взаимодействий между ними. В структуру правопорядка входят: нормативная основа общества; правоотношения и связи, последовательность их взаимодействия, развития, изменения и прекращения; атрибутивные элементы. Правопорядок не самоцель, а социально и исторически обусловленные всеобщее средство и форма выражения, учреждения и организации свободы и справедливости в общественных отношениях Правопорядок и общественный порядок Правопорядок следует отличать от близкого, но не идентичного ему явления - общественного порядка, который, как и правопорядок, характеризуется организованностью, упорядоченностью общественных отношений. Однако в отличие от правопорядка общественный порядок образуется под воздействием не только правовых, но и иных социальных норм: норм морали, обычаев, корпоративных норм и т.д. Следовательно, общественный порядок есть состояние урегулированности общественных отношений, основанное на реализации всех социальных норм и принципов. Общественный порядок обеспечивается преимущественно силой общественного воздействия. Но это не означает, что его состояние безразлично для государства. С одной стороны, важнейшей частью общественного порядка является правопорядок. С другой - состояние общественного порядка обусловливает во многом состояние правопорядка. Невозможно регламентировать правопорядок, не оказывая влияния на общественный порядок, который поэтому нередко поддерживается принудительной силой государства. Так, ст. 213 УК РФ предусматривает ответственность за хулиганство, т. е. грубое нарушение общественного порядка. Основные пути укрепления законности и правопорядка Законность и правопорядок - величайшие социальные ценности, основа нормальной жизни общества, его граждан. Поэтому их укрепление - одна из главных задач, стоящих перед обществом, одно из основных направлений деятельности государства, его функция. К сожалению, состояние законности и правопорядка в нашей стране подошло к критической черте. За последние годы резко возросло количество правонарушений, в том числе наиболее опасных из них - преступлений. Достаточно сказать, что в 1995 г. в России зарегистрировано 2 млн 755,7 тыс. преступлений, почти 60% которых тяжкие. Поэтому укрепление законности, борьба с возрастающей преступностью - жизненно важные задачи нашего сегодня. Существует довольно распространенное мнение, что в росте правонарушений повинны прежде всего юристы, которые якобы недостаточно активно ведут борьбу с нарушителями законности. Практика показывает ошибочность подобных взглядов. Только в последние годы преодолено представление, что корни преступности в нашей стране - это пережитки прошлого в сознании людей. Юридическая и политическая практика доказала, что причины правонарушений нужно искать не в "пережитках", не в прошлом, а в действительности. Они порождены теми объективными условиями (экономическими, политическими, социальными), в которых находится общество на конкретном этапе развития. Проблема ликвидации нарушений законности не только юридическая проблема. Для ее решения прежде всего должны быть устранены, изжиты те объективные факторы, которые поддерживают, "оживляют" преступную активность, создают условия для совершения правонарушений, для отступлений от требований законов. Стабилизация экономических отношений, рост материальной обеспеченности людей, их нравственное воспитание, укрепление социальных связей, развитие демократии - необходимые предпосылки и важнейшие пути укрепления законности и правопорядка. Вместе с тем было бы неправильным рассчитывать только на эти объективные процессы. В обществе необходима специальная юридическая, государственно-властная деятельность по обеспечению законности. Формы этой деятельности весьма разнообразны. Основными из них являются убеждение, правовое воспитание, профилактика правонарушений, общественное воздействие на нарушителей и применение к ним мер государственного принуждения. Убеждение как метод укрепления законности состоит в повышении правосознания как граждан, так и должностных лиц. Правовое воспитание предполагает внедрение в сознание людей знания права, понимания необходимости исполнения его требований, чувства нетерпимости к любым нарушениям законодательства. Это обеспечивается созданием стройной системы правового воспитания, обучения, средств пропаганды и систематической планомерной работой в данном направлении. Важное значение имеет обучение граждан умению воевать за свои права, защищать их законными средствами. Еще Р. Иеринг писал, что сопротивление личности неправу, т. е. нарушению права, есть обязанность (долг) управомоченных граждан по отношению к самим себе и к обществу. С убеждением тесно связана профилактика правонарушений. Суть ее заключается в предотвращении возможных правонарушений путем тщательного изучения причин и условий, способствовавших совершению нарушений законности, и принятии мер по их ликвидации. Не следует сбрасывать со счетов и роль общественности в обеспечении законности. В нашей стране имеется богатая практика привлечения ее к этой деятельности. Товарищеские суды, народные дружины, различные общественные образования граждан проводили большую работу по обеспечению законности и укреплению дисциплины в трудовых коллективах, по месту жительства, в общественных местах. К сожалению, в последние годы эти традиции оказались забытыми, в сознание людей все больше проникают идеи индивидуализма, основанные на принципе "Моя хата с краю". Полагаем, что процесс становления и развития местного самоуправления должен повлечь за собой и возрастание роли общественности в решении региональных проблем, в том числе укрепления законности. Важнейшая же роль здесь безусловно принадлежит государству. Именно оно реализует функции охраны свобод, сооственности, правопорядка, которые проводятся в жизнь прежде всего правовыми средствами. Можно назвать следующие пути осуществления этих функций: постоянное совершенствование и своевременное обновление действующего законодательства, повышение роли правосудия, улучшение деятельности правоприменитель-ных и правоохранительных органов. Укрепление правопорядка в обществе невозможно без обеспечения законности в деятельности самого государственного аппарата, без ликвидации таких негативных явлений, как коррупция. Подчеркивая значимость подобного требования, Маркс в свое время писал, что "даже у англичан, у нации, наиболее почитающей закон, первым условием соблюдения законности со стороны народа является то, что другие органы держатся в рамках закона" И наконец, важнейшим условием укрепления законности и правопорядка служит всестороннее развертывание демократических начал во всех сферах общественной жизни, в том числе в деятельности государственного аппарата. Гарантии законности Несмотря на свою значимость, требования законности не претворяются в жизнь автоматически, стихийно. Чтобы правовые предписания не остались на бумаге (и тем более не нарушались), необходимы соответствующие условия и определенный комплекс организационных, идеологических, политических, юридических мер, обеспечивающих реализацию, т. е. гарантии законности. Гарантировать законность - значит сделать ее незыблемой. Гарантии законности - это объективные условия и субъективные факторы, а также специальные средства, обеспечивающие режим законности. Среди данных гарантий нужно четко различать общие условия и специальные средства. Общие условия суть объективные (экономические, политические и т. д.) условия общественной жизни, в которых осуществляется правовое регулирование. Эти условия создают макросреду реализации права, его функционирования, предопределяя в известной степени и специальные средства по укреплению законности. Нередко в литературе общие условия как гарантии законности трактуются чрезвычайно широко. Под экономическими гарантиями понимается существующая система хозяйства, форма собственности, под политическими - политическая система, под социальными - классовая структура общества и т.д. Такое понимание гарантий tie может удовлетворить потребности практики, ибо их влияние на состояние законности неоднозначно, иной раз они оказывают на нее негативное воздействие. Поэтому общие условия необходимо рассматривать конкретно, выделять в них те факторы, которые положительно воздействуют на реализацию права. Важной предпосылкой наилучшего использования благоприятных условий в деятельности по укреплению законности является их максимально возможная конкретизация. Экономический строй, политическая система, господствующая идеология вряд ли могут рассматриваться как факторы, обеспечивающие законность. Проанализируем это положение на примере собственности. Длительное время считалось, что социалистическая собственность (в отличие от частной) сама по себе является условием обеспечения законности. Такой вывод основывался на предположении, что она порождает у человека чувство хозяина, собственника средств производства, способствуя их сохранению, приумножению, защите. Однако, как мы все убедились, социалистическая собственность стала причиной рождения и других, чуждых законности явлений - бесхозяйственности, хищений и т. д. Речь, следовательно, идет о том, чтобы выделить из условий общественной жизни те, которые способствуют укреплению законности, создать предпосылки для их развития и воздействия на людей, а также путем использования организационных мер, специальных средств нейтрализовать действие негативных факторов. Рассмотрим эти общие условия, выступающие гарантиями законности. Экономические условия. Это состояние экономического развития общества, организация системы хозяйствования и т. д. Условиями, обеспечивающими законность, здесь выступают такие факторы, как степень организованности в экономической сфере, ритмичная работа всего хозяйственного организма, постоянный рост производительности труда и объема производства, устойчивая денежная система и т.д. Подобные факторы самым непосредственным образом влияют на состояние законности. Так, в условиях нестабильности экономики, падения производства, разрыва хозяйственных связей, роста цен, галопирующей инфляции возрастает социальная напряженность в обществе, что ведет к анархии, дезорганизации, росту числа преступлений, причем не только хозяйственных. Политические условия. Основным политическим условием стабильной законности является сильная государственная власть. Сила государственной власти определяется не величиной армии, не мощью репрессивного аппарата. Сильная государственная власть - это устойчивая, легитимная, пользующаяся поддержкой общества власть, способная обеспечить реализацию принимаемых правовых предписаний. Сильное государство гарантирует стабильное развитие общества, безопасность людей, эффективную борьбу с преступностью, коррупцией и иными антисоциальными явлениями. В условиях же дезорганизации государственно-властных структур, борьбы за власть, неспособности государства обеспечить реализацию принимаемых решений, низкого уровня исполнительской дисциплины, расцвета бюрократизма, коррупции законность не только не повышается, но и снижается, причем до опасного предела. Сильное государство ни в коей мере не означает централизацию государственной власти, авторитарный режим, который не обеспечивает, а, напротив, отрицает законность. Важным условием укрепления государства, обеспечения законности и правопорядка является демократия. Демократическое государство не слабая, аморфная власть. Это система сильной и в то же время целиком ответственной перед народом власти, основанной на демократических принципах формирования и функционирования (разделение властей, парламентаризм, гласность, верховенство Конституции и т.д.). Идеологические условия. Состояние законности во многом определяется уровнем политической, правовой и общей культуры населения. Законность предполагает такой уровень правовой культуры, когда уважение к праву, закону является личным убеждением человека, причем не только рядового гражданина, но в первую очередь государственного служащего, законодателя. Необходимый уровень культуры обеспечивается организацией правовой пропаганды, четкой системой воспитания у граждан высоких нравственных качеств, патриотизма, ответственности, чувства права и законности. В условиях разрушения системы воспитания идеологический вакуум заполняется чуждыми обществу воззрениями, негативно влияющими на состояние дисциплины, организованности, законности (распространение порнографии, господство силы и др.), способствующими росту правонарушений, преступности, ставящими под угрозу режим законности. Социальные условия. Законопослушание граждан, их уважение к закону, реализация его предписаний во многом зависят от положения, сложившегося в социальной сфере. Падение жизненного уровня населения, рост безработицы, стоимости жизни, социальных услуг самым непосредственным образом сказываются на уровне законности, провоцируя граждан на поиски путей незаконного обогащения, обход закона, порождают национальные и социальные конфликты и т.д. Прочная законность возможна только в условиях социальной стабильности, уверенности граждан в незыблемости своих социальных прав и свобод. Правовые условия. Состояние законности как политико-правового явления обусловлено состоянием самого права, системы законодательства. Действующее законодательство должно быть достаточно полным, стабильным, обеспечиваться высоким уровнем юридической техники, необходимыми механизмами реализации и охраны. Важное значение для реализации права и уровня законности имеют используемые законодателем правовые средства, методы, способы и типы правового регулирования, принципы, на которых строится законодательство. Так, отстающее от динамического развития общественных отношений законодательство затрудняет борьбу с преступностью. Гарантиями законности являются также соответствующие субъективные факторы. Среди них можно отметить состояние правовой науки, полноту и развитие в ней прогрессивных гуманистических идей, положений, научно-теоретических конструкций. Непосредственное влияние на уровень законности оказывают господствующие в науке научно-теоретические концепции. Например, несомненный ущерб в деле обеспечения законности нанесло игнорирование таких "буржуазных" (так их называли до недавнего времени) теорий, как идея правового государства, разделение властей, парламентаризм и т.д. Напротив, научно-теоретическая разработка идеи правового государства, внедрение основных ее положений в законодательную и правоприменительную практику позволяют укрепить законность в деятельности государственных органов. Проявлениям беззакония и произвола в их деятельности способствовали теоретические положения об усилении классовой борьбы с построением социализма, об отмирании государства, о сокращении сферы правового регулирования и т.д. Уровень законности определяется и эффективной деятельностью политического руководства, правильным избранием лидерами приоритетов при принятии политических решений, готовностью и умением соответствующих органов вести борьбу за укрепление законности. Специальные средства обеспечения законности - о юридические и организационные средства, предназначенные исключительно для обеспечения законности. Среди них можно выделить юридические и организационные гарантии (средства). Юридические гарантии - совокупность закрепленных в законодательстве средств, а также организационно-правовая деятельность по их применению, направленные на обеспечение законности, на беспрепятственное осуществление, защиту прав и свобод. Юридические гарантии сопряжены с общими условиями и определяются ими. Они юридически опосредуют их, выступая в качестве их юридической формы, не сливаясь, однако, с ними и не утрачивая своего юридического качества (формально-нормативное закрепление, процессуальный порядок реализации, государственное обеспечение). При этом юридические гарантии немыслимы вне своего социального содержания. Среди юридических гарантий различают следующие. Средства выявления, (обнаружения) правонарушений. К ним относится деятельность прокуратуры, органов предварительного расследования, Конституционного Суда и т. д. Эти гарантии связаны с работой компетентных государственных органов, направленной на обнаружение правонарушений с целью их пресечения и устранения их последствий. Некоторые гарантии связаны с деятельностью граждан. Таково, например, конституционное право на обжалование незаконных действий должностных лиц в суд. Средства предупреждения правонарушений. Это закрепленные в праве средства, позволяющие предотвратить возможные правонарушения. Например, ст. 35 КЗоТ предусматривает, что расторжение трудового договора по инициативе администрации (ст. 33 КЗоТ) возможно только с предварительного согласия профсоюзного органа. Подобное согласие имеет единственную цель - предотвратить возможное нарушение администрацией трудовых прав граждан, не допустить незаконного увольнения. Предупредительную роль играют и такие средства, как досмотр багажа в аэропорту, таможенный досмотр и т.д. Средства пресечения правонарушений. К ним относятся средства, направленные на пресечение, недопущение правонарушений, нарушений прав, свобод граждан и организаций. Это задержание, арест, обыск, подписка о невыезде, другие меры пресечения, отмена незаконных актов. Меры защиты и восстановления нарушенных прав, устранения последствий правонарушений. Таковыми являются принудительное взыскание средств на содержание ребенка (алиментов), виндикация (принудительное изъятие имущества из чужого незаконного владения) и др. Юридическая ответственность. Под ней понимается наказание лица, виновного в совершении правонарушения. Данное средство является важнейшим и необходимым для укрепления законности, причем его эффективность определяется не жестокостью, а неотвратимостью. Среди юридических гарантий особая роль отводится процессуальным гарантиям, ибо процесс есть форма жизни материального права, реальную жизнь формально закрепленные права и свободы могут получить, лишь имея процессуальное обеспечение. Можно справедливо гордиться широтой правового статуса личности, закрепленного в Конституции РФ. Однако это не дает оснований закрывать глаза на недостатки правового механизма реализации этих прав, их обеспечения и защиты. Юридический механизм реализации правовых норм предполагает наличие четкой нормативной базы. Конституционные нормы, закрепляющие права и свободы, достаточно определенны, хотя многие из них не подкреплены текущим законодательством, четким юридическим механизмом реализации, что затрудняет их осуществление. Наконец, важнейшей гарантией законности является правосудие - деятельность судов, осуществляемая путем рассмотрения и разрешения гражданских и уголовных дел с целью всемерного укрепления законности. Под организационным гарантиями понимаются различные мероприятия организационного характера, обеспечивающие укрепление законности, борьбу с правонарушениями, защиту прав граждан. Сюда относятся кадровые, организационные меры по созданию условий для нормальной работы юрисдикционных и правоохранительных органов, образование в структуре последних специальных подразделений (для борьбы с организованной преступностью, с коррупцией и т.д.). Подчеркивая роль юрисдикционных и правоохранительных органов в деле обеспечения законности, их значение нельзя преувеличивать, абсолютизировать, ибо эффективность их работы во многом определяется объективными условиями. Однако нередко ответственность за состояние законности, за рост преступности в регионе, в стране возлагается лишь на органы прокуратуры, МВД. Проблема борьбы с преступностью нередко сводится лишь к смене руководства этих органов без существенного изменения условий, что не может обеспечить надлежащих гарантий законности. Только целенаправленная работа по совершенствованию объективных (общих) условий, эффективное применение специальных средств, постоянное развитие законодательства позволят обеспечить стабильную законность и устойчивый правопорядок - основу нормальной жизни общества Законность и демократия. Законность, правопорядок и демократия. Не может быть подлинной демократии без твердой законности и правопорядка, без дисциплины и организованности. Демократия в любой ее трактовке имеет правовое измерение, "правовые одежды" и, следовательно, может успешно развиваться, функционировать только на правовом поле, а не за его пределами. Перед нами - единство конституционности и власти. Любой порядок есть продолжение свободы, правовой порядок - тем более. Перед нами - единство трех указанных категорий. Демократия - не вседозволенность, она есть четко отлаженная система управления обществом, форма народовластия. Право, законы, порядок - неотъемлемые элементы демократии, без которых она превратилась бы в нечто зыбкое и непрочное. Демократия "без берегов", вне правовых рамок - это хаос, анархия, стихия. Законность - фундамент демократии, без которого она рассыпалась бы, как дом, построенный на песке. Как известно, демократия - это власть народа. Власть же без закона неполноценна и малоэффективна. В свою очередь, закон бессилен, если он не опирается на власть. Так что закон и власть в известном смысле - синонимы, они нужны друг другу и невозможны друг без друга. Суд выносит свой приговор от имени государства (власти) на основе соответствующего закона, олицетворяя тем самым их слияние, неразрывность. Власть также призвана обеспечивать соблюдение закона, а закон удерживает власть в своих рамках, страхует от произвола, самоуправства. Демократия - это торжество закона и законности. Сегодня в программных заявлениях руководства страны провозглашается: "Наша большая проблема - отсутствие твердых и общеобязательных правил. Как и любой человек, общество не может без них обходиться. А правила в государстве - это закон, это Конституция, это дисциплина и порядок. И государству придется здесь начать с себя. Оно должно не только устанавливать равные правила, но и соблюдать их. Только так можно добиться от каждого выполнения одних, определенных законом, норм поведения... Нельзя подменять понятия, выдавая отсутствие порядка за истинную демократию". Юридические нормы служат "скрепами" демократии, и чем надежнее эти "скрепы", тем устойчивее и стабильнее данный институт. Многие трудности, издержки молодой российской демократии проистекают именно из того, что она пока не имеет твердых правовых основ, правовых традиций. Отсюда - многочисленные злоупотребления теми возможностями, которые открылись перед гражданами и их объединениями в новой России. Разумеется, само законодательство должно быть по своей сущности демократическим. Однако (и это обратная связь), законность и правопорядок немыслимы вне демократии, ибо в этом случае будут отсутствовать необходимые условия для реализации прав человека, свободы и безопасности личности, нормального функционирования юридических механизмов. При демократии права человека ограничены только такими же правами других людей. Демократия - естественная благодатная среда для пользования теми преимуществами, которые дают законность и правопорядок, их гарантии. Лишь полицейские, тоталитарные, репрессивные режимы (порядки) не нуждаются в демократии. Напротив, она для них - помеха. Именно поэтому данные порядки и называются антидемократическими. Вопросы_111,112. Правомерное поведение: понятие, виды. Социальная ценность правомерного поведения. Правомерное поведение, его характерные черты и виды. Понятие и признаки правомерного поведения Субъекты права ежедневно вступают в различные по своему характе­ру и содержанию правоотношения, реализуют субъективные права и обя­занности. Общество и государство заинтересованы в нормальном функ­ционировании правовых отношений, которое возможно в случаях соблюдения, исполнения и использования норм права. Норма права выступает эталоном для оценки поведения как правомерного или как противоправного. Отражая важность тех или иных вариантов поведе­ния, в норме права одни поступки запрещаются, другие, наоборот, по­ощряются, а третьи — ограничиваются. Такие разновидности поведения носят название правового поведения, которое может быть правомерным и неправомерным (противоправным). Поведение, нахо­дящееся вне сферы правового регулирования, не может оцениваться как правомерное или противоправное и не является правовым, оно безраз­лично для права и компетентных органов. Например, правоохранительным безразлично сколько раз гражданин изучал предписания уголовного законодательства, их интересует только соблюдение уголовных запретов. Уровень преступлений в Российской Федерации перешагнул трех­миллионный рубеж, а иные разновидности правонарушений вообще не поддаются исчислению, так как не существует их централизованной ста­тистики, но удельный вес и масштабность правомерного поведения не­соизмеримо больше, нежели поведения правонарушающего. Правомер­ное поведение в обществе носит массовый и масштабный характер и является типичным правовым поведением, так как подавляющее боль­шинство граждан и организаций в сфере права действуют именно таким образом. Правомерное поведение субъектов права можно определить как их «де­ятельность в сфере социально-правового регулирования, основанную на со­знательном выполнении требований норм права, которое выражается в их соблюдении, исполнении и использовании»[197]. Специфика правомерного поведения раскрывается через его при­знаки. Во-первых, это волевое и осознанное поведение. Для характеристики сознательного и волевого поведения (действия или бездействия) исполь­зуется понятие «поступок». Поступок — это акт поведения, выражаю­щийся в действии или бездействии, социальное значение которого осознается индивидом. Вне рамок воли и сознания не может быть правомер­ного поведения. Однако сама степень такого осознания может быть раз­личной. Волевые и сознательные процессы психики человека обуславливают усвоение субъектами требований, изложенных в нормах права, а выбор субъектом варианта поведения основывается на его внутреннем соизме­рении с предписаниями правовых норм. В связи с этим для реализации правомерного поведения важное значение имеет наличие конституци­онного положения о том, что «любые нормативные правовые акты, зат­рагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеоб­щего сведения» (п. 3 ст. 15). И хотя в правовой сфере действует принцип: «незнание закона не освобождает от ответственности», но даже квали­фицированные юристы, которые специализируются на определенных отраслях права не знают всего действующего законодательства. Поэтому гражданам необходимо знать основные положения Конституции и наи­более общие принципы права, а государству уделять больше внимания вопросам правового воспитания граждан и правовой пропаганде. Во-вторых, это поведение, соответствующее предписаниям норм пра­ва. Правомерное поведение закрепляется в нормах права, которые уста­навливают границы дозволенного и запрещенного. Человек действует правомерно, если он точно соблюдает правовые предписания. Соответ­ствие предписаниям норм права может выразиться как в совершении действия, так и в совершении бездействия. Так, если предприниматель подает в установленный срок налоговую декларацию, то его правомер­ное поведение выражается в форме действия, а если предприниматель не препятствует проведению налоговой проверки, его правомерное по­ведение выражается в форме бездействия. Другие формы соответствия предписаниям находят свое выражение в соблюдении, исполнении и использовании норм права. Например, налогоплательщик, обращаясь в налоговые органы за разъяснениями налогового законодательства, использует предоставленное ему право­мочие, закрепленное в НК РФ. Правомерное поведение, характеризую­щееся исполнением требований норм права, также выражается в актив­ных действиях. Например, субъект, делая распоряжение о продаже части валютной выручки, исполняет обязанность, закрепленную в ст. 21 ФЗ РФ «О валютном регулировании и валютном контроле». Правомерное поведение, выражающееся в соблюдении требований норм права, осно­вывается на соблюдении запретов. В определенной степени формы вы­ражения правомерного поведения зависят от самой специфики предпи­саний, сформулированных в правовой норме. В-третьих, правомерное поведение обеспечивается (гарантируется) государственным принуждением, убеждением или поощрением. Государство заинтересовано в правомерном поведении граждан, поэтому и прини­мает соответствующие меры, направленные на его обеспечение. В формировании правомерного поведения участвуют как санкции, предусмат­ривающие меры поощрения, так и санкции, предусматривающие меры наказания (взыскания), действующие на психологическом уровне. Пра­вомерное поведение, не обеспеченное мерами государственного при­нуждения, убеждения или поощрения, становится беззащитным и те­ряет свои специфические методы обеспечения. Воздействие на уровне санкции, предусматривающей меры государ­ственного принуждения, осуществляется в отношении лиц, склонных к совершению правонарушений. Специфика воздействия санкций наказательного характера при обеспечении правомерного поведения состо­ит в том, что они не реализуются, а воздействуют на информационном уровне, сообщая субъекту возможные неблагоприятные последствия, которые могут возникнуть в случае нарушения правила поведения, из­ложенного в диспозиции нормы. Обеспечение правомерного поведения возможно посредством по­ощрительных санкций, которые «сообщают» субъекту о тех благах, которые он может получить, если будет действовать правомерно и ответственно. В-четвертых, правомерное поведение — это социально-полезное или допустимое поведение. Данный признак тесно связан с признаком соот­ветствия поведения предписаниям правовых норм, но имеет и собствен­ное значение. Так, не всегда поступки, соответствующие предписаниям правовых норм, не противоречат общественным интересам и целям и согласовываются с целями и интересами различных слоев населения и отдельных индивидов. К сожалению не всегда правовые нормы отвечают потребностям общества или являются детально продуманными законо­дателем, что позволяет субъектам использовать предоставленные правомочия не в интересах общества, хотя с формальной стороны такое поведение будет соответствовать предписаниям правовых норм. Например, одностороннее уменьшение банком процентной ставки по вкладам со­ответствует предоставленным ему правомочиям, но вряд ли оно полезно для отдельных вкладчиков, которые стремились получить большую выгоду. Деятельность Правительства России в период до 1998 г. по внутрен­ним и внешним займам соответствовала предоставленным им правомочиям, но в итоге привела к очередному кризису и обнищанию населения страны. Состав правомерного поведения Правомерное поведение имеет свой состав - совокупность объектив­ных и субъективных признаков, характеризующих данное поведение как пра­вомерное с четырех сторон (элементов): объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны. Понятие состава правомерного поведения во многом выполняет служебную роль и позволяет лучше рас­крыть признаки правомерного поведения, а также имеет и практическое значение, так как позволяет отграничивать правонарушения от право­мерных действий. Объект правомерного поведения - это то, на что направлено конкрет­ное поведение, т. е. объект воздействия этого поведения. В самом общем виде объектом правомерного поведения выступают различные формы реализации права: его использование, исполнение и соблюдение. В от­личие от объекта правонарушения объект правомерного поведения не претерпевает неблагоприятного воздействия. Наоборот, в нем происхо­дят упорядочивающие и позитивные процессы. Например, добросовес­тная уплата налогов, как правомерное поведение, направлена на испол­нение соответствующей конституционной обязанности (ст. 57 Конституции Российской Федерации). Реализация обязанности по уп­лате налогов способствует нормальному функционированию финансо­вых отношений, поступлению средств в бюджеты различных уровней и влечет благоприятные изменения в системе общественных отношений. Объектами правомерного поведения могут выступать законные, интере­сы, правовые блага и т. п. Так, использование права на образование на­правлено на достижение полезной для субъекта цели и получения правового блага. Объективная сторона правомерного поведения - это внешняя сторона правомерного поведения, характеризующаяся действием или бездей­ствием, благоприятными (или допустимыми) для общества (или лично­сти) последствиями и причинной связью между деянием и наступив­шими последствиями. Объективная сторона правомерного поведения может быть выраже­на как в форме действия, так и в форме бездействия. В первом случае - это исполнение правовой обязанности (например, дача показаний в каче­стве свидетеля) и использование предоставленных прав (например, пра­во на ознакомление с материалами налоговой проверки). Во втором слу­чае - это соблюдение правовых запретов, т. е. воздержание от запрещенных действий (например, соблюдение банком нормативов по резервированию денежных средств). Объективная сторона правомерно­го поведения, с одной стороны, может характеризоваться бездействием, выражающимся в несовершении правонарушения, а с другой — действи­ем по выполнению обязанностей. Правомерное поведение личности предполагает достижение опре­деленного результата, наступление определенных последствий. Суще­ствует несколько видов последствий, которые наступают в результате поведения человека: активное поведение — активный результат; актив­ное поведение — пассивный результат; пассивное поведение — актив­ный результат; пассивное поведение — пассивный результат (В. Н. Куд­рявцев). 1. Активное правомерное поведение может влечь наступление актив­ного результата. Например, в результате активных действий служащего центра занятости десяти безработным предоставляется работа, или в результате активных действий граждан выявляются лица, занимающие­ся сбытом наркотических средств. 2. Примером второго варианта могут служить действия сотрудника на­логовой инспекции, который предпринимает все необходимые меры для раскрытия налогового правонарушения, но в результате его действий не происходит изобличение правонарушителя. Таким образом, активное действие могут приводить к пассивному результату. Результат можно счи­тать пассивным в том плане, что никакого реального изменения внеш­ней среды не произошло. 3. Примером третьего варианта может служить пассивное воздержание свидетеля от дачи ложных показаний в суде, в результате чего виновному не удается избежать юридической ответственности и ему назначается справедливое наказание — активный результат. Субъект правомерного поведения — это физическое или юридическое лицо, а само правомерное поведение может быть индивидуальным или групповым (коллективным). В последнем случае это поведение опреде­ленной группы лиц, которая характеризуется высокой степенью соци­альной организации, общностью целей и единством действий входя­щих в нее членов. Например, это может быть правомерное поведение кредитных организаций, муниципальных образований, фондовых бирж и т. д. Социальная организация должна быть зарегистрирована в уста­новленном порядке, только тогда она может выступать в качестве субъекта правомерного поведения. Не все физические лица способны быть субъектами правомерного поведения. Правомерное поведение немыслимо, если человек не имеет возможности, не способен осознавать характер предъявляемых к нему требований и вырабатывать к этим требованиям психическое отноше­ние. Правовые требования должны восприниматься личностью. Та­ким образом, субъект правомерного поведения должен обладать спо­собностью осознавать характер своих действий, их социальную значимость и руководить ими. Право связывает возникновение та­кой способности с достижением определенного в нормативно-пра­вовых актах возраста. Именно с достижением установленного в законодательстве возраста возможна оценка поведения как правомерного или противоправного. Субъективная сторона правомерного поведения - это его внутреннее содержание, характеризующееся волей, сознанием, психическим отно­шением, мотивом, целью и правовыми эмоциями. Причем не только сознание характеризует субъективную сторону правомерного поведения, но и субъективное восприятие окружающего мира, оценка собственных жизненных ресурсов, мотивы, эмоциональ­ное отношение к должному, воля — все эти признаки, по нашему мнению, входят в субъективное содержание правомерного поведения. Пра­вомерное поведение есть результат интеграции всех психических функ­ций личности. На основе волевых и интеллектуальных процессов в структуре созна­ния субъекта вырабатывается психическое отношение к социальным ценностям. Такими доминирующими отношениями могут выступать: отношение лица к другим людям, обществу в целом, его ценностям (в том числе и правовым), идеалам или (наоборот, порокам); отношение к себе, своим потребностям, интересам, привычкам, смыслу своей жизне­деятельности; отношение к конкретным предметам внешнего мира и человеку. Субъективное содержание правомерного поведения характеризует­ся психическим отношением, но не к правонарушению, а к социально полезному поведению. В отличие от вины, которую определяют как пси­хическое отношение к совершаемому правонарушению, психическое отношение к правомерному поведению не является упречным, пороч­ным или негативным. Оно наоборот носит позитивный и созидатель­ный характер. Психическое отношение к правонарушению и к право­мерному поведению наполнено различным социальным содержанием. В психологической литературе понятие «отношение» трактуется дво­яко: с одной стороны это внутреннее отношение, а с другой - внешнее. К различным предметам у личности, естественно, может наблюдаться и различное отношение. Оно может быть уважительным, отрицательным, положительным, безразличным и т. п. В целом если личность совершает конкретный правомерный поступок, то можно сказать, что у нее наблю­дается позитивное отношение к определенным социальным благам, дру­гим людям, так как в своей деятельности субъект опредмечивает свое отношение. Важное место в структуре субъективной стороны отводится мотивам правомерного поведения, т. е. тем внутренним побудительным причи­нам, которыми субъект руководствовался в процессе совершения право­мерного поступка. Мотивы правомерного поведения развиваются и фор­мируются на основе потребностей человека, его ценностных ориентации, интересов, проблемных ситуаций. Хотя мотивы и развиваются на осно­ве потребностей, но вместе с тем они представляют относительно само­стоятельное явление. При одних и тех же потребностях человек может руководствоваться различными мотивами. Например, мотив страха пе­ред наказанием, осознание невыгодности наказания, может удержать субъекта от правонарушения. Психологи отмечают, что борьба мотивов — типичное состояние человека. Для формирования правомерного поведения необходимо, чтобы человек осознал невыгодность противоправного поведения, что­бы в нем сработал мотив страха или уважения к закону, или чтобы субъект подчинил свои действия поведению окружающих. Во многом в зависи­мости от мотивов правомерного поведения строится его классификация на социально-активное, привычное, конформистское и маргинальное, которые будут рассмотрены в следующем параграфе. Субъективная сторона правомерного поведения характеризуется эмоциональным фоном, при котором протекают другие психические процессы. Сами эмоции не находятся выше воли и сознания, и созна­ние не находится выше эмоций. Истина посередине — и эмоциональ­ное, и рациональное играют важную роль в деятельности людей. Право не регулирует, да и неспособно регулировать внутренний мир человека, но формирование положительного эмоционального фона имеет значе­ние предупреждения правонарушений и повышения сознательной ак­тивности граждан. В некоторых случаях законодатель декларирует в нормативно-пра­вовых актах те чувства, которыми субъекты должны руководствоваться в своей деятельности. Например, присяга прокуроров и следователей гла­сит, что они обязаны «чутко и внимательно относиться к предложениям граждан...». В ст. 35 Положения «О службе в органах внутренних дел» указано, что «начальник обязан... воспитывать у подчиненных чувство ответственности за выполнение служебных обязанностей». Декларация чувств в некоторых нормативно-правовых актах не означает, что право действительно способно регулировать внутренний мир человека. В та­ких декларациях выражаются ориентиры для будущей деятельности субъекта, которые желательны для общества, а сами чувства могут опред­мечиваться в конкретном правомерном поведении, которое и оценива­ется государством. Виды правомерного поведения Классифицировать правомерное поведение на виды можно по раз­личным основаниям. В качестве критериев классификации можно на­жать: степень социальной значимости; мотивы поведения и степень активности субъекта; формы реализации права; отраслевую принадлеж­ность; субъектный состав. Правомерное поведение по степени социальной значимости под­разделяется на: необходимое; желательное; допустимое. Если взять за основу мотивы поведения, характеристику волевых и сознательных процессов и степень социальной активности, то правомерное поведение классифицируется на: социально-активное; привычное; конформистское; маргинальное. В зависимости от формы реализации норм права право­мерное поведение может выразиться в виде соблюдения, исполнения и использования. По субъектному составу оно классифицируется на индивидуальное и коллективное. Отраслевая принадлежность (урегулированность той или иной отраслью права) позволяет выделить следующие виды правомерного поведения: конституционное; уголовно-правовое; трудовое; гражданско-правовое и т. д. В зависимости от активности субъекта правомерное поведение может выражаться в форме действия или бездействия. На основе критерия социальной значимости оно мо­жет быть необходимым, желаемым и допустимым. Причем такие классификации являются весьма условными. Так, со­циально-активное поведение может быть одновременно и уголовно-пра­вовым, и характеризоваться использованием предоставленных правомо­чий. Например, если субъект реализует право на необходимую оборону или право на задержание лица, совершившего преступление, то его пра­вомерное поведение одновременно является уголовно-правовым, соци­ально-активным и характеризуется использованием предоставленных ему субъективных прав. Рассмотрим характеристики социально-активного, привычного, кон­формистского и маргинального правомерного поведения. Социально-активное правомерное поведение. Оно характеризуется глу­боким восприятием личностью идей и принципов права, правил пове­дения (интеллектуальный элемент), последовательным выполнением его указаний, активной, преобразовательной деятельностью по реализации правовых целей (волевой элемент). Воля и сознание в таком поведении направлены на достижение полезных целей, имеющих особую значи­мость для общества. Волевой элемент социально-активного правомер­ного поведения характеризуется чувствами долга, уважением к закону, целям и интересам общества, а его мотивами выступают, как правило, уважение закона, общепризнанных ценностей, стремление выполнить порученное дело хорошо и т. п. При социально-активном правомерном поведении субъект право­отношения целеустремленно, активно исполняет правовую обязанность, реализует предоставленные ему правомочия, например свои должностные обязанности по службе и работе, либо активно, во благо обществу, принимает участие в управлении государством или занимается благо­творительной деятельностью. Таким образом, социально-активное правомерное поведение — это деятельность по реализации правовых норм на основе осознания их цен­ности и глубокого убеждения в необходимости их исполнения. Социально активное поведение считается наивысшей формой правомерного поведения, так как обладает наибольшей ценностью. Это наиболее же­лательный вид правомерного поведения. Государство заинтересовано в социально-активном правомерном поведении, поэтому стимулирует к нему граждан путем установления мер поощрения. В некоторых случаях социально-активное поведе­ние просто необходимо, так как достаточно часто в различных регионах происходят срывы выборов по причине неявки избирателей, что приводит к существенным материальным затратам на повторные выборы. Социологические опросы показывают, что удельный вес со­циально-активного правомерного поведения не очень велик, но его формирование является жизненно важной задачей, обусловленной построением правового государства и формированием гражданского общества[198]. Привычное правомерное поведение характеризуется вошедшим в при­вычку поведенческим актом, при которой личность не подвергает каж­дый раз критическому осмыслению правильность предъявляемых к ней обществом требований, а следует им без особых раздумий, пережива­ний, без долгой борьбы мотивов. Такое поведение формируется в ре­зультате первоначального глубокого осознания правовых норм, усвое­ния их полезности и социальной значимости. Особенности интеллектуального элемента привычного поведения заключаются в том, что человек не задумывается каждый раз над социальной полезностью своего поведения, так как раньше уже усвоил эти правила поведения. Волевой элемент характеризуется поведенческой привычкой как внут­ренним стремлением человека к совершению актов, закрепленных в его сознании из-за многократности повторения. Мотивом поведения тут выступает привычка, стремление, интерес действовать правомерно, хотя могут быть и другие положительные мотивы. Для эмоционального фона не характерны такие чувства как страх и боязнь. Конформистское правомерное поведение. При таком поведении сознание и воля лица обращены на подчинение групповым стандартам и требованиям. Конформист не меняет своих взглядов, но и не высказыва­ет своих разногласий окружающим, делая вид, что принимает позицию общества. Сознательные побуждения, ведущие к правомерному поведению, не связаны с оценочным, эмоциональным отношением индивида к правовым нормам. Мотивами такого поведения выступают согласное подчинение лица установленным правилам, основанное на пассивном отношении к существующему правовому порядку, боязнь утратить дове­рие близких, боязнь потерять авторитет. Маргинальное правомерное поведение. Волевой элемент в таком пове­дении характеризуется борьбой мотивов, а воля лица направлена на по­давление запрещенных мотивов поведения. Маргинальное поведение построено на мотивах страха, возможно, этим пронизано и эмоциональ­ное содержание. Интеллектуальный элемент характеризуется не только осознанием норм, но и осознанием невыгодности их нарушения. Пред­положительно при таком поведении виновный постоянно ставит перед собой цель удержаться от совершения преступления. Если личность ха­рактеризуется устойчивыми антисоциальными установками, то субъек­ту приходится проявлять усилия воли, чтобы удержаться от совершения правонарушения. Маргинальное поведение находится на грани с право­нарушением. К сожалению, маргинальное поведение не является ред­костью. Так, проводимый нами опрос среди 400 граждан показал, что около 30% опрошенных не совершают правонарушения по мотивам стра­ха перед возможным наказанием1. Однако и маргинальное поведение допустимо с точки зрения права. Рассмотрим характеристики необходимого, желательного и допус­тимого правомерного поведения. Некоторые виды правомерного поведения объективно необходимы для нормального функционирования общества и государства. Так, госу­дарство не сможет реализовать функцию обороны без исполнения граж­данами обязанности по защите Родины, асоциальная функция государ­ства не сможет эффективно осуществляться без исполнения обязанности по уплате налогов, так как реализация многочисленных социальных про­грамм зависит от их обеспеченности соответствующими налоговыми поступлениями в государственный бюджет. Необходимым будет являть­ся и поведение, обеспечивающее реализацию прав и свобод человека, а субъекты, являясь включенными в сферу правого регулирования, долж­ны уважать и соблюдать права других членов общества и при реализации своих прав и свобод не злоупотреблять ими. Варианты необходимого поведения закрепляются в императивных нормах в виде обязанностей, а их соблюдение обеспечивается угрозой государственного принуждения. Другие виды правомерного поведения, не будучи столь необходи­мыми, являются желательными для общества (занятие предпринима­тельской деятельностью, обжалование неправомерных действий финан­совых органов, научное творчество, направленное на совершенствование финансовой системы государства и т.п.). Желательные варианты пове­дения формулируются не в виде обязанностей, а как право субъекта, реализация которого во многом зависит от воли и сознания самого управомоченного лица. Стимулируя желательное поведение, государство за его совершение может устанавливать поощрительные санкции. Возможно правомерное социально допустимое поведение. Таковы, например, минимизация налогообложения, совершение действий, на­правленных на переход к упрощенной схеме налогообложения, добро­вольная ликвидация юридического лица, развод, частые смены работы и т. д. Государство не заинтересовано в их распространении, но это дей­ствия правомерные, дозволенные законом, а потому возможность их совершения обеспечивается государством.
<< | >>
Источник: Шпаргалки.com. Вопросы и ответы к государственному экзамену по дисциплине «Теория государства и права». 2012

Еще по теме 101. Коллизионные нормы. Обратная сила правовых норм.:

  1. 101. Коллизионные нормы. Обратная сила правовых норм.
  2. § 2. Сущность правовых категорий «презумпция» и «фикция»
  3. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Нормативные правовые акты
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Арбитражный процесс - Банковское право - Вещное право РФ - Гендерные правоотношения - Гражданский процесс - Гражданское право - Договорное право РФ - Жилищное право - Земельное право - Избирательное право - Инвестиционное право - Информационное право - Исполнительное производство - Исторя государства и права - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право России - Корпоративное право - Медицинское право - Муниципальное право - Налоговое право - Нотариат России - Образовательное право - Права человека в России - Право социального обеспечения - Правовая статистика - Правоведение России - Правовое обеспечение деятельности юриста - Правоохранительные органы РФ - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Семейное право - Страховое право - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право - Уголовный процесс - Финансовое право - Хозяйственное право - Экологическое право - Ювенальное право -