Проблемы реализации законодательства в России и США

Основные нарушения законодательства в сфере защиты прав меньшинств в России и США:

1) Нарушение принципа светскости государства. Как отмечается в шестом ежегодном докладе (2011 год) по свободе совести в РФ

информационно-аналитического центра «СОВА»: «…продолжилось сближение государства с крупнейшими религиозными организациями, прежде всего с Русской православной церковью.

Помимо продолжающегося бюджетного финансирования церковных инициатив и одобрения имущественных притязаний религиозных организаций, на уровне официального языка был все более заметен отход от принципа светскости: в течение года президент Д. Медведев несколько раз в публичных выступлениях охарактеризовал церковно-государственные отношения как «симфонию». Увеличилось присутствие Церкви в публичном пространстве. Было принято решение о превращении экспериментального курса основ знаний о религии и об этике в обязательный» [29].

Проблема соблюдения принципа светскости государства для современной России имеет особое значение. Формально российское законодательство одинаково отделяет все религиозные объединения от государства и уравнивает их перед законом, но «…фактически все религиозные организации имеют разный вес, значение и занимают несопоставимые места в жизни общества» [167].

Для российского государства более характерно сотрудничество с Русской Православной Церковью (РПЦ). Сегодня РПЦ заключает официальные соглашения о сотрудничестве и частные договоренности по интересующим ее вопросам с органами государственной власти, в частности, с министерствами юстиции, обороны, иностранных и внутренних дел. В результате подобных соглашений РПЦ приобретает возможности присутствия в армии и других правоохранительных структурах, в учреждениях здравоохранения и российских представительствах за рубежом, а также особые права по лоббированию своих интересов в органах власти. У РПЦ накоплен наибольший практический опыт сотрудничества с государством. Этот вывод

подтверждается сравнением основных форм взаимоотношений государства и религиозных организаций в России [171, с.47-53]:

• Статус традиционной религии православие имеет в двух субъектах федерации. Ислам не имеет статуса традиционной религии ни в одном из регионов РФ;

• Договоры о сотрудничестве РПЦ заключила с более чем 25 государственными структурами на федеральном уровне и 28 структурами на уровне субъектов федерации. Центральное духовное управление мусульман России (ЦДУМ) не имеет соглашений с государственными структурами на федеральном уровне, только с 6 структурами на уровне субъектов федерации. Совет муфтиев России (СМР) заключил договоры на федеральном уровне только с 3 государственными структурами и с 7 структурами на уровне субъектов федерации. Координационный центр мусульман Северного Кавказа (КЦМ СК) заключил договоры только с 2 государственными структурами на уровне субъектов федерации;

• Неформальное сотрудничество (без заключения официальных договоров) РПЦ имеет с более чем 12 структурами на федеральном уровне и в субъектах федерации. ЦДУМ имеет неформальное сотрудничество только с 2 структурами в субъектах федерации. СМР - с 5 структурами на уровне субъектов федерации. КЦМ СК сотрудничает с 2 государственными структурами на уровне субъектов федерации.

Особое отношение государства к Православной Церкви является предметом и публичного пространства. Тем временем, «…в России, стране с огромной мусульманской диаспорой, практически отсутствуют публичные политики из числа мусульман. Конечно, они есть в государственном аппарате, но чиновники следуют неписаному кодексу: не показывать принадлежность к исламской религии» [197].

Очевидно, что такое привилегированное положение православной религиозной конфессии ущемляет права и возможности мусульманских религиозных групп в России.

США, как и Россия, демонстрируют сложное взаимодействие, с одной стороны, религиозной терпимости, свободы и многообразия, с другой стороны - сохранения значительного влияния церкви на государственную политику и социальную среду.

США демонстрируют тенденцию усиления влияния религиозного фактора (протестантского) на принятие политических решений, особенно на высшем уровне. Крупнейшей организацией, действующей в США, является «Христианская коалиция». Сегодня влияние этой организации значительно увеличивается в связи с объединением христианских церквей. Новое объединение церквей США начало свою работу в 2005 году. Новый альянс, которому было дано временное название «Христианские церкви вместе в США», стал первым в стране крупным церковным объединением. Лидеры объединения высказывают общую точку зрения церквей на различные вопросы общественной жизни. Такое усиление религиозного влияния укрепляет позиции Республиканской партии. В настоящее время протестантский фундаментализм по-прежнему выступает как важная сила на политической и общественной сцене США [155].

Государственная поддержка религиозных организаций находит свое выражение и в борьбе против атеизма. Такие законы существуют в ряде штатов США, например, в Конституции штата Арканзас. Во многих штатах обязательным условием для приема преподавателя на работу является признание им религиозных догм. В некоторых штатах законами установлена обязательность церковного брака. Отдельные проявления государственно-церковных отношений в США: религиозные присяги в государственных органах, упоминание Бога или обращение к нему в законодательстве, прямое или косвенное финансирование церквей, появление религиозных символов в публичных учреждениях, поддержка религиозных школ – часто вызывают вопросы и судебные споры о действительном отделении церкви от государства [155].

Таким образом, в России и США сегодня наблюдается особая роль крупнейших религиозных конфессий в общественно–политической жизни. Однако в американском демократическом обществе формат государства и религиозных организаций зачастую задается именно религиозными организациями, имеющими возможность мощного опосредованного влияния через общественное мнение и группировки элит. В Америке существуют тысячи религиозных организаций, относящих себя к различным верованиям. Все это многообразие оказывает различное влияние на политическую жизнь американцев. Если сравнивать уровень лоббизма различных религиозных организаций в США, очевидно, что приоритет отдается протестантизму, однако государство сотрудничает и с мусульманскими лоббистскими организациями, тогда как в России таких организаций практически нет.

2) Нарушение свободы вероисповедания и дискриминация мусульманских меньшинств. В шестом ежегодном докладе по свободе совести в Российской Федерации информационно-аналитического центра

«СОВА» отмечается, что в 2011 году получили развитие тенденции, отмеченные в предыдущих докладах. Продолжается дискриминация религиозных организаций со стороны чиновников. Давление оказывается в первую очередь на «нетрадиционные» организации, в частности - на некоторые течения среди мусульман. Одним из самых опасных инструментов дискриминации стало неправомерное применение антиэкстремистского законодательства. Давление на мусульманские религиозные организации, в основном, обосновывается борьбой с терроризмом. Власти создают серьезные помехи религиозной деятельности подозреваемых в экстремизме: проводятся обыски, изъятия литературы, пресекаются молитвенные собрания. Сегодня подвергается запрету мусульманская религиозная литература, которая истолковывается чиновниками как экстремистская, распространены проблемы с

регистрацией или со строительством культовых зданий, уровень религиозной толерантности оставляет желать лучшего [29].

Основные проблемы, отмеченные в России в 2011 году [29]:

• Проблемы со строительством культовых зданий. По-прежнему проблемы при строительстве возникают у мусульман. После прошлогоднего конфликта, связанного с неудачной попыткой строительства мечети в московском районе Текстильщики, глава ЦДУМ Т.Таджуддин объявил о достигнутой договоренности с городскими властями о возведении пяти новых мечетей. Однако в течение года о начале строительства или о выделении участка хотя бы для одной из них не сообщалось. Многолетние конфликты вокруг строительства мечетей длятся и в других городах - Калининграде, Костроме, Воронеже, Сочи, Сургуте, подмосковном Наро-Фоминске и многих других. В России власти и местные жители нередко препятствуют строительству культовых зданий мусульман.

• Ликвидация религиозных организаций и отказы в регистрации. По сравнению с 2010 годом, возросло число случаев ликвидации религиозных организаций. Большинство ликвидированных организаций – мусульманские, претензии к ним носили технический характер, и ликвидация не вызвала протестов. Среди них организации Казанский муфтият, Лига мусульманских журналистов, Исламский культурный центр. В Ямало-Ненецком автономном округе за нарушения при регистрации в течение года были ликвидированы две мусульманские организации – «Иман» в городе Муравленко и «Ислам» - в поселке Пурпе Пуровского района. Еще одна мусульманская организация была ликвидирована в Приморском крае – из-за нарушений законодательства, характер которых не уточняется. Новосибирский областной суд начал рассмотрение иска областной прокуратуры о закрытии действовавшей в регионе в течение 10 лет организации «Алля аят», в отношении которой

было возбуждено дело по ст. 159 УК РФ. В России мусульманские организации нередко сталкиваются с препятствиями в своей деятельности.

• Дискриминация мусульманских верующих. В 2011 году известно лишь несколько случаев дискриминации мусульман. В целом, в России не распространены случаи дискриминации мусульманских верующих, а также не распространена практика заявлений о подобных случаях.

Проблемы с соблюдением свободы вероисповедания и дискриминацией мусульманских меньшинств в США:

• Проблемы со строительством культовых зданий. Мусульмане испытывают нехватку мечетей в США. Многие из них молятся в офисных и другого рода зданиях. По мере роста числа мусульман в США мечети должны расширяться, однако планы по расширению часто сталкиваются с враждебным сопротивлением. Противники строительства или расширения мечетей используют законы для блокирования увеличения числа мечетей [252]. «…Из примерно 330 000 молитвенных домов в США, лишь 2500 являются мечети. Подавляющее большинство американских мечетей были построены как здания для других целей» [252], - отмечает Омар Халиди, профессор Массачусетского технологического института.

«…Строительство новых мечетей становится все труднее с 2001 года. За последние три года, по крайней мере, 18 проектов мечетей - от Миссисипи до Висконсина - столкнулись с ожесточенной оппозицией» [252].

• Ликвидация религиозных организаций и отказы в регистрации. После принятия «Патриотического Акта» 2001 года в рамках кампании по борьбе с терроризмом в США были заморожены активы многих мусульманских фирм, организаций и благотворительных учреждений [224]. Многие мусульманские организации до сих пор остаются под давлением. Два мусульманских благотворительных учреждения были закрыты в Дирборне, в штате Мичиган. Прошел суд над самой большой благотворительной организацией Holy Land Foundation (HLF) в Далласе. HLF проходил по подозрению в связях с группой палестинских боевиков

ХAMAC, в то время как два мичиганских благотворительных учреждения - Goodwill Charitable Organization, Al-Mabarrat Charitable Organization - подозревалась в наличии связей с экстремистскими группами в Ливане. В итоге были заморожены активы этих учреждений. «…Правительство заморозило активы и закрыло как минимум шесть крупнейших мусульманских организаций, хотя ни одна из них так и не была признана виновной в терроризме» [247].

• Дискриминация мусульманских верующих. Согласно данным исследования американской исламской правозащитной организации Совет по американо-исламским отношениям (САИО), «…за 2009 год было направлено в общей сложности 2728 жалоб на нарушение гражданских прав. Это на 3% больше, чем в предыдущем году. Зафиксированные жалобы на нарушение гражданских прав возрастают в мечетях и мусульманских организациях – с 564 случаев в 2008 до 721 случая в 2009 году, что составляет увеличение на 28%. Было также зафиксировано 118 случаев дискриминации в школах в 2008 и 153 случая в 2009 году, что представляет рост в 31%» [257,с.7]. На сегодняшний день в США по- прежнему прослеживается тенденция к дискриминации мусульман. В отличие от России, где случаи дискриминации носят единичный характер.

Однако в США, в отличие от России, есть средства противодействия дискриминации. К ним относятся специальные антидискриминационные органы, которые оказываются более доступными для граждан и более эффективными по сравнению с простыми судами. Это наглядно отражают данные о числе обратившихся с жалобами и рассмотренных жалоб. «…В

2008 финансовом году EEOC, Комиссия по равным возможностям в труде США получила 95402 жалобы (из них 35,6% касались расовой дискриминации, а 11,1% – дискриминации по признаку национального происхождения)» [126, с.35].

В США также предусматривается ответственность и санкции за

себя принесение извинений, восстановление положения ответчика, возмещение причиненного вреда, запрет дискриминационной практики в будущем, предписание позитивных мер или мер по исправлению ситуации, а также штрафные санкции или уголовную ответственность. Страны общего права также практикуют штрафное возмещение по результатам гражданско-правовой тяжбы (punitive injunction) в США. Во многих национальных юрисдикциях признается правомерной дисциплинарная ответственность в отношении работников (вплоть до увольнения) за дискриминацию [126, с.40]. К тому же в США до сих пор применяются

«позитивные меры». Первый принцип «1+» означает, что при найме или продвижении на рабочем месте при прочих равных условиях предпочтение отдается женщинам или представителям меньшинств. Второй –

«разнообразие» (diversity): наем и продвижение людей из разных этнических групп и социальных сред позволяет преодолеть социальную замкнутость и, следовательно, маргинализацию меньшинств [126, с.44].

Подводя итоги, следует отметить:

1) В Конституциях и федеральном законодательстве России и США устанавливается светскость государства. Однако в обеих странах де-факто нарушается это постановление. Для российского государства характерно тесное сотрудничество с РПЦ. Во взаимоотношениях религии и государства в США большую роль играет протестантизм. В России, в том числе на законодательном уровне, в преамбуле Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» есть закрепление этого религиозного неравенства;

2) В Конституциях и федеральном законодательстве России и США устанавливается свобода вероисповедания и равенство религиозных объединений перед законом. Однако российское законодательство, Закон

«О свободе совести и о религиозных объединениях», содержит положения, ограничивающие свободу вероисповедания, и, в целом, не способно полноценно содействовать защите прав религиозных меньшинств;

3) В Конституциях и в федеральном законодательстве России и США присутствуют положения, устанавливающие защиту прав этнических и религиозных меньшинств, а также антидискриминационные нормы. Однако в российском законодательстве меньшинствам не предоставляются никакие гарантии защиты их прав и защиты от дискриминации, а также отсутствует судебная практика наказания за дискриминацию. В США есть как антидискриминационное законодательство, так и административная и судебная практика наказания за дискриминацию;

4) Помимо отсутствия антидискриминационных норм, в России отсутствуют также нормы толерантности. В США к настоящему времени сложилась устойчивая культура толерантности;

5) В России и США присутствуют законы, направленные на борьбу с терроризмом и экстремистской деятельностью, которые нередко ущемляют и права этнических групп, исповедующих ислам;

6) В России и США есть проблемы с соблюдением законодательства: нарушение принципа светскости государства, прав религиозных меньшинств на свободу вероисповедания. Однако в США лучше работают законодательные и судебные меры защиты от дискриминации и ущемления прав меньшинств.

Таким образом, проанализировав механизмы противодействия ксенофобии, можно заключить, что эффективная деятельность исламских организаций и правовая практика по защите прав религиозных и этнических меньшинств в США должна способствовать ограничению ксенофобии в этой стране, тогда как неэффективная деятельность исламских организаций и правовая практика защиты меньшинств в России, наоборот, не противодействует этому явлению.

Сравнив политические условия развития ксенофобии и, в частности, исламофобии в России и США, подведем итоги исследования.

<< | >>
Источник: Суслова Мария Николаевна. ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ДИНАМИКУ КСЕНОФОБИИ В РОССИИ И США. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Проблемы реализации законодательства в России и США:

  1. Наличие антидискриминационных норм в законодательстве России и США
  2. Правовые нормы по защите прав религиозных и этнических меньшинств в федеральном законодательстве России и США
  3. 24. Проблемы реализации инвестиционной деятельности в России.
  4. 24. Проблемы реализации инвестиционной деятельности в России.
  5. 27. Проблемы реализации принципа разделения властей в России.
  6. 24. Функциональные направления бюджетной политики государства и проблемы её реализации в России.
  7. Законодательство США
  8. Законодательство США
  9. Законодательство США
  10. Законодательство США
  11. 1. Становление антитрастового (антимонопольного) законодательства. Антитрастовое законодательство США.
  12. 25. Бюджетный федерализм: сущность и принципы реализации. Межбюджетные отношения в РФ и проблемы реализации.
  13. Виды агентов по законодательству Англии и США
  14. 3.2. Правовые механизмы противодействия ксенофобии в России и США
  15. 2.1. Влияние опыта регулирования США на формирование российского законодательства о рынке ценных бумаг
  16. 2.1. Влияние опыта регулирования США на формирование российского законодательства о рынке ценных бумаг
  17. 20.Реализация норм МПП в национальном законодательстве.