Политика президентов Д.Медведева и Б.Обамы в отношении ислама в России и США

Особое положительное внимание к исламу можно отметить в политике президентов России и США – Д.Медведева и Б.Обамы.

Д.Медведев во многом продолжает линию поведения по отношению к исламу и мусульманам, начатую его предшественником В.Путиным.

Это поведение заключается в разделении ислама на традиционный (суфийский) и нетрадиционный (салафитский) и выражается в соответствующей политике. Однако во времена президентства Д.Медведева отмечается даже больше знаков внимания к так называемому традиционному исламу, чем было ранее.

И В.Путин, и Д.Медведев пытаются завоевать расположение

«правильной» части российских мусульман. Они оба заинтересованы в поддержке мусульманской уммы, поскольку мусульманское население России представляет собой значительную политическую силу во время проведения выборов в стране. Почти в каждом российском городе живут

лидеру, а 20 миллионов сторонников в 140-миллионной стране является серьёзной поддержкой. Еще во время президентства В. Путина (в 2007 году) было принято решение ежегодно выделять 800 миллионов рублей из бюджета для развития и распространения ислама в России [193], мусульманские лидеры дважды приезжали в Москву, где их принимали на высшем государственном уровне в Кремле. При Д. Медведеве в 2010 году состоялся их третий визит в Москву. Также Д.Медведев первым из российских президентов посетил московскую Соборную мечеть 15 июля

2009 года.

5 июля 2011 в Нальчике (Кабардино-Балкарская Республика) Д. Медведев провел очередную, одну из самых крупных, встречу с мусульманскими религиозными деятелями. По данным информационного агентства IslamNews, во встрече с главой государства приняли участие 15 мусульманских деятелей - представителей крупнейших российских мусульманских религиозных организаций [143]. На подобных встречах муфтии поднимают актуальные вопросы, стоящие перед российским мусульманским сообществом, очевидно, что их решение в России во многом зависит от политической воли глав государства. Характер отношений государства и ислама при этом остается патерналистским, однако подобные встречи с исламскими лидерами главы государства проводятся в России впервые, в этом плюс политики Д.Медведева.

В августе 2009 года на встрече по вопросам поддержки мусульманских религиозных организаций Северного Кавказа Д.Медведев предложил создать мусульманский телеканал, на котором бы велось преподавание и разъяснение основ исламской религии в регионах, где живут российские мусульмане; убрать из обихода выражение «исламский экстремист»; разработать программу по работе с молодежью на Северном Кавказе [46]. В ноябре 2011 года руководство РФ заявило, что готово оказать содействие мусульманским организациям в решении вопроса об увеличении квоты на

духовенства в Уфе Д. Медведев сказал и о том, что в России будет продолжена подготовка специалистов по культуре ислама, на эти цели будет выделено около 1 млрд. рублей [116].

Таким образом, можно отметить, что в политике президента Д.Медведева заметно внимание к «мусульманскому вопросу», однако вряд ли это говорит об активизации «мусульманского фактора» в отечественной политике. У российской уммы по-прежнему нет силы, оформившейся в виде политического движения или организации, нет аналитических и лоббистских центров, нет независимых политических фигур. К тому же другая сторона всей современной российской политики в отношении ислама, как и политики Д.Медведева в частности, заключается в стремлении контролировать мусульманскую умму, подчинять своему влиянию мусульманских лидеров и население.

Еще больше это относится к так называемому оппозиционному исламу. В России продолжается достаточно жесткая политика в отношении оппозиционного ислама. Как отмечает один из представителей исламской оппозиции, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль,

«…власти страны продолжают политику двойных стандартов по отношению к мусульманам…одна политика внешняя, тут проводятся многочисленные конференции по Исламу и т.п., а другая – внутренняя, она основывается на доктрине внутреннего врага, в качестве которого как раз и выбраны мусульмане…«внутри» имеет место явное преследование мусульман, растут списки политзаключенных, титульные этносы в республиках подвергаются жесткому прессингу, ситуация на Кавказе по- прежнему остается взрывоопасной. Все это может привести к катастрофическим последствиям для России, нарушению ее территориальной целостности» [50].

Г.Джемаль также обозначает основные пять требований мусульман к российским властям, которые до сих пор не были выполнены. В кратком

России с тем, чтобы они могли оказывать реальное влияние и быть мостом между Россией и исламским миром; обеспечить свободные выборы в республиках РФ с преобладанием мусульман; допустить мусульман к медиа-ресурсам, прекратить их третировать в СМИ; пересмотреть сфальсифицированные политические дела против исламских активистов; прекратить позорную практику запретов на мусульманские книги» [50].

Таким образом, политика Д.Медведева по отношению к исламу в России является двойственной: с одной стороны, заметно внимание к мусульманскому сообществу, с другой стороны, конкретные меры по важнейшим мусульманским требованиям так и не были предприняты, а также заметны проявления достаточно жесткой политики по отношению к

«неугодному» исламу.

В США особое внимание к исламу заметно в политике президента Б. Обамы. Еще в статусе кандидата в президенты он успел завоевать симпатии американских мусульман. Мусульмане Америки проголосовали за Б. Обаму единым блоком и уступили по количеству голосов за него только афроамериканцам - 79% по данным Центра Гэллап [104]. Нет сомнения в том, что мусульмане, поддержав демократов в лице Б. Обамы на президентских выборах, имели целью извлечь из этого политического союза максимум выгод для себя, и, в первую очередь, в наращивании собственного политического веса. Б. Обама не раз декларировал сочувствие к проблемам мусульман и обещал «…встать рядом с ними, если политический ветер подует в отвратительную сторону» [165].

«…Пусть не остается сомнений: Ислам - это часть Америки. Одной из своих обязанностей на посту президента Соединенных Штатов я считаю борьбу с негативными стереотипами по отношению к Исламу, где бы они ни проявлялись» [9], – отметил Б. Обама.

Действия Б.Обамы по отношению к исламу на посту президента США

не заставили себя ждать. 21 января 2009 года, на 2-й день пребывания в

тюрьмы в Гуантанамо. Лагерь должен был быть закрыт в течение года, а суды на базе приостановлены на 120 дней. Однако решение президента не было исполнено, тюрьма продолжает функционировать [98].

С начала президентства Б. Обамы «…американское правительство обратилось в суд, чтобы защитить право женщин и девочек носить хиджаб» [9]. Первые лица США стали посещать разговения мусульман во время поста в месяц Рамадан, поддерживать культурные программы и подчеркивать своё внимание к мусульманскому сообществу. Б. Обама ежегодно празднует в Белом Доме окончание мусульманского поста в месяц Рамадан.

В апреле 2009 года состоялись назначения мусульман Далии Могахед, Джошуа Дюбуа и других на высокие государственные посты.

В письме Конгрессу Б. Обама заявил, что он разрешит въезд 80000 иммигрантов, по большей части из исламских стран, на постоянное жительство в США в течение 2011 года [243].

Накануне годовщины терактов 11 сентября Б. Обама поддержал идею строительства мечети вблизи разрушенного в 2001 году Всемирного торгового центра в Нью-Йорке [57].

Уже после событий 11 сентября 2001 года Б. Обама говорил о необходимости разбираться с причинами экстремизма, с нищетой и протестом, а не объявлять крестовые походы. Новая администрация протянула руку просвещённым традиционалистам. Политика американского правительства по отношению к исламской общине изменилась, оно сделало выбор в пользу терпимого и взаимовыгодного сотрудничества с мусульманами США.

После избрания президентом Б. Обамы в США произошло интересное явление. Еще 10-15 лет назад, и тем более после 11 сентября 2001 года, мусульмане США старались вести себя тихо и скромно, но в последние годы община решила изменить политику. Во время операции ЦАХАЛа в

городах США, особенно - на либеральном западном побережье. Мусульманская община пробует свою мощь, численность, общественную силу. К тому же «…около 70% американских мусульман «очень хотят» увеличить свое представительство во властных структурах США» [19]. Возможно, стартом к более глубокой интеграции мусульман может стать их назначение на ключевые правительственные посты, привлечение их к политическим консультациям и сотрудничеству с Департаментом юстиции.

Подводя итог, можно сделать вывод, что исламофобия в России и США развивается в условиях кардинально различающихся практик взаимодействия государства и исламских организаций в этих странах:

1) В российском государстве и во времена Империи, и во времена

Советского Союза исламская религиозная идеология тщательно контролировалась, а впоследствии преследовалась и подавлялась. Для контроля и подотчетности мусульманского духовенства были созданы иерархически организованные структуры ДУМ, которые курировались чиновниками. В США же мусульманские организации возникали как сетевые структуры, которые действительно отражали интересы и защищали права мусульман;

2) Для российских властей характерно патерналистское отношение к исламским организациям – требование подотчетности мусульманского духовенства властям и централизованной структуре ДУМ. Организационная структура нижестоящих ДУМ назначается вышестоящими. Для американских властей характерно сотрудничество с исламскими организациями, сформированными как автономные общественные организации, представляющие собой сетевые структуры. Взаимоотношения государства и мусульманских организаций в США можно обозначить как диалог, в отличие от монолога в России;

3) Российские власти оказывают давление на мусульманские

поддерживают традиционный суфийский ислам, противопоставляя его исламу салафитскому, что создает почву для раскола и эскалации гражданской войны на Северном Кавказе. Американские власти опираются на исламские организации умеренного толка, сотрудничают с ними, не вмешиваясь в саму религию и не давая политических оценок различным течениям ислама, и более эффективно справляются с террористической угрозой;

4) Для российских властей характерно слабое инкорпорирование мусульман во власть: среди руководителей федеральных органов исполнительной и судебной власти доля мусульман крайне незначительна. В США мусульмане также слабо инкорпорированы во власть. Однако, те мусульманские лидеры, которые принимали участие в работе государственных структур, были выдвинуты влиятельными мусульманскими организациями;

5) Политика Д.Медведева в отношении российского ислама продолжает политику его предшественника В.Путина: публично декларируется поддержка и взаимодействие с исламскими организациями, хотя на деле от них требуется лишь подотчетность власти, а их требования, во многом, остаются невыполненными. При Д.Медведеве продолжается жесткая политика в отношении оппозиционного ислама. Б.Обама в положительную сторону изменил свою политику в отношении ислама по сравнению с политикой Дж. Буша-младшего. Заметно его особое внимание к мусульманам США, а также эффективное сотрудничество государства и исламских организаций в период его правления.

Таким образом, мы выяснили, что политическая практика взаимодействия российского государства и исламских религиозных организаций – патернализм. Это в свою очередь влияет, во-первых, на ограниченное количество независимых от единого духовного центра и российских властей в целом исламских организаций, их слабую социально-

интеграции мусульман в окружающее неисламское общество в качестве полноправных граждан. Во-вторых, борьба с независимыми религиозными организациями и постоянное ограничение их деятельности неизбежно ведут к радикализации этих организаций. Будучи неспособными открыто высказывать свои идеи и требования, они начинают выражать свой социально-политический протест в скрытой форме, выражающейся в подпольной деятельности, выливающейся в акты экстремизма и терроризма. Наглядное подтверждение этому – терроризм на Северном Кавказе и, в том числе, в Дагестане, где с 1999 года на официальном уровне запрещен «ваххабизм». В-третьих, ограниченный допуск мусульманских лидеров в политическое пространство ведет к ограниченному представительству мусульман во властных структурах, что означает невозможность для мусульман интегрироваться в политической сфере, а также доносить интересы и проблемы рядовых мусульман, что неизбежно осложняет их интеграцию и в социальной сфере.

Для США, в отличие от России, характерна политическая практика сотрудничества государства и исламских организаций. Она выражается в наличии множества автономных сетевых исламских организаций, сотрудничающих с властью; в отсутствии разделения ислама на различные течения и в том числе в сотрудничестве с умеренными исламскими организациями в вопросах борьбы с терроризмом; в наличии механизмов инкорпорирования мусульманских лидеров в политику, которые продвигаются исламскими организациями. Очевидно, что политическая практика сотрудничества государства с исламскими организациями в США способствует представительству интересов американских мусульман в различных социальных и политических структурах, а также сотрудничеству с властью по важнейшим вопросам, затрагивающим исламскую умму США. Все это способствует интеграции мусульман в американское общество. Таким

образом, сравнивая политические практики взаимодействия государства и исламских организаций в России и США, можно прийти к выводу о том, что рассмотренная политическая практика в США призвана более эффективно влиять на сдерживание исламофобии, а российская, наоборот

– на ее распространение.

В следующем параграфе рассмотрим, каким образом на динамику ксенофобии и, в частности, исламофобии влияют средства массовой информации, также осуществляющие свою деятельность в конкретных политических условиях в России и США.

<< | >>
Источник: Суслова Мария Николаевна. ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ДИНАМИКУ КСЕНОФОБИИ В РОССИИ И США. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Политика президентов Д.Медведева и Б.Обамы в отношении ислама в России и США:

  1. 75. США в 80-е годы: внутренняя и внешняя политика президентов Р. Рейгана и Дж. Буша.
  2. 76. США в 90-е годы: внутренняя и внешняя политика президента Б. Клинтона. Итоги президентских выборов.
  3. Приложение 2. Опрос «Межнациональные и межрелигиозные отношения в России в США»
  4. 16. Указ Президента РФ от 27 октября 1993 года «О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России».
  5. 8 /1 Указ Президента РФ от 27.10.1993 N 1767 (ред. от 25.01.1999) "О регулировании земельных отношений и развитии аграрной реформы в России"
  6. 13. США: порядок замещения поста Президента
  7. 1. Обрання Ф. Д. Рузвелта Президентом США.
  8. 3. Концептуальная политика России в сфере земельных отношений.
  9. 13. Политика Правительства Российской Федерации и Банка России в отношении банковского сектора
  10. 11 опишите «Новый курс» президента США Ф.Д. Рузвельта.
  11. 73. Особенности социально-экономического и политического развития США в 60-е годы. Президенты Дж. Кеннеди и Л. Джонсон.
  12. 74. США в 70-е годы: экономический кризис и обострение внутриполитической борьбы. Президенты Р. Никсон, Дж. Форд, Дж. Картер.
  13. 9. В 1945 г. президент США Ф. Рузвельт провозгласил свои знаменитые «четыре свободы».
  14. 2.1. Политическая практика взаимодействия государства и исламских организаций в России и США
  15. Выборы президента России в 1990-2008 гг.
  16. Выборы Президента России в 2008 году состоялись 2 марта.
  17. Особенности монетарной политики Федеральной резервной системы США и денежно-кредитная политика Европейского центрального банка
  18. 71. Внутренняя и внешняя политика президента Г. Трумэна.
  19. 72. Внутренняя и внешняя политика президента Д. Эйзенхауэра.