Наличие антидискриминационных норм в законодательстве России и США

«…В России нет законов или их отдельных положений, специально посвященных именно дискриминации по основаниям расы, цвета кожи или этнической принадлежности» [126,c.66]. В Конституции РФ, ряде федеральных и региональных законов есть нормы, устанавливающие равенство граждан по открытому списку оснований, включая расовую и этническую принадлежность, а также запрещающие нарушение этого равенства (ч.1 ст.19, ч.2 ст.19) [126, c.66].

Помимо отдельных положений Конституции, положения о равенстве прав, свобод и обязанностей и равном доступе к определенным благам присутствуют в ряде законодательных актов. В частности, в Гражданском кодексе 1994 года (ч.1 ст.1, ч.1., ст.2), Уголовном кодексе 1996 года (ст.4), Законах РФ «О полиции» 2011 года, «Об образовании» 1992 года (ч.1. ст.5), «О медицинском страховании граждан в РФ» 1991 года (с 2010 года

– «Об обязательном медицинском страховании в РФ»), «О системе государственной службы РФ» 2003 года.

Однако законодательство и правоприменительная практика в России не предлагают ни определений, ни толкований ключевых понятий, относящихся к принципу равноправия, а именно - «равенства прав и свобод», «равного доступа» и «равных возможностей реализации прав» [126]. «…Распространенная ошибка, прежде всего со стороны

антидискриминационным законодательством. Эти нормы отраслевого законодательства, провозглашающие равенство прав или запрет отступления от него, не имеют практического значения, поскольку ни в теории, ни на практике остается не проясненным, при каких обстоятельствах, в чей адрес и какие именно требования можно заявлять при предполагаемом нарушении» [126, с.66].

Ряд федеральных законов содержит понятие «дискриминация». Наиболее подробные положения, относящиеся к равенству и запрету дискриминации, приводятся в Трудовом кодексе РФ, который обеспечивает защиту от дискриминации в сфере труда и при приеме на работу [183, ч.1 ст.64]. Однако в России нет антидискриминационного законодательства: ни в одном российском нормативно-правовом акте не устанавливается запрет на различные формы дискриминационного обращения. В законодательстве нет процессуальных норм, обеспечивающих защиту от дискриминации. Статья 46 Конституции РФ гарантирует судебный механизм защиты прав и свобод. Однако информация о том, чтобы какой-либо из этих правовых механизмов применялся на практике в делах с элементами дискриминации, отсутствует [126, c.72-74].

В России также отсутствуют административные механизмы противодействия дискриминации. До октября 2006 года с жалобой на дискриминацию можно было обратиться в Трудовую инспекцию, но эта возможность была ликвидирована Федеральным законом № 90-ФЗ от 30 июня 2006 года. На государственные и муниципальные органы управления прямо не возложена обязанность решения вопросов дискриминации. Информации о вмешательстве органов прокуратуры в ситуации дискриминации при осуществлении общего надзора нет. Следственный комитет при прокуратуре не проявляет активности при преследовании дискриминации в уголовном порядке, хотя именно ему подследственны

специальной дисциплинарной ответственности государственных и муниципальных служащих за дискриминационное поведение или высказывания [126, с.75-77].

В законодательстве, затрагивающем вопросы этнокультурной политики, вопросы равенства и недискриминации не затрагиваются, кроме нескольких региональных законов о «национальной политике» (в Санкт- Петербурге, Башкортостане и Волгоградской области), провозглашающих в общем плане равноправие граждан [126, с.77]. Таким образом, в России слабо развиты механизмы противодействия дискриминации меньшинств.

Специальные законы, касающиеся дискриминации по расовому или этническому признаку, были приняты только в отдельных странах: Австралии, Великобритании, Дании, Мексике, Португалии, США, Франции [126, с.9]. В США антидискриминационные законы стали логическим продолжением проводившейся в 60-х годах XX века политики мультикультурализма. Этому способствовало и активное общественное движение за права национальных меньшинств. В частности, массовое движение протеста черных американцев против расовой дискриминации.

Положения Конституции США воспроизводятся в ряде федеральных законов. Появившийся в 1964 году «Акт о гражданских правах» [211], явился логическим продолжением четырнадцатой поправки к Конституции, которая активным образом использовалась в целях защиты прав этнических меньшинств. В частности, он запрещает дискриминировать гражданина США по расовому, половому, конфессиональному и этническому признаку при найме на работу и реализации права на получение образования и является одним из основных законов антидискриминационного законодательства. Принятие этого закона формально ликвидировало расовую дискриминацию во всех сферах экономической и политической жизни, на рабочих местах, в школах, общественных местах. Вместе с тем Акт о гражданских правах 1964 года

«национальное происхождение» (national origin), что позволяет охватить дискриминацию по самым разным этническим признакам [62].

В 1965 году вышел «Закон об избирательных правах» [262], который пресек попытки расистов отстранить представителей меньшинств от политической власти. Закон гарантировал избирательные права для всех, независимо от расовой принадлежности. Закон увеличил количество представителей национальных меньшинств, которые могли участвовать в голосовании. Положительную роль сыграли также «Акт об избирательных правах» 1982 года и «Закон о регистрации голосующих» 1994 года.

Новые одномандатные округа давали значительные преимущества как афроамериканцам, так и выходцам из Латинской Америки для их участия во властных структурах. После выборов 1994 года, прошедших при новом, согласованном с чернокожими политическими лидерами распределении округов, Алабама стал первым южным штатом, достигшим пропорционального представительства афроамериканцев в палатах Конгресса США [62].

Расширение избирательных прав стало общей тенденцией развития американской демократии в ХХ веке, хотя и проходило довольно медленно. Так, «…по сравнению с 1970 годом, в 1987 году более чем в четыре раза увеличилось число черных американцев, занимающих выборные посты в Америке, но это число составляло лишь 1,3% от всех выборных должностей лиц страны, хотя афроамериканцы составляют 11% среди американцев, обладающих избирательными правами» [16].

«В 1967 году в США был принят еще один закон, запрещающий предпринимателям, сотрудничающим с правительством, дискриминацию по признаку расы, вероисповедания, национальной принадлежности или пола. С тех пор каждый предприниматель должен иметь письменный план продвижения по службе квалифицированных специалистов из числа нацменьшинств и женщин»[182]. Помимо этого, во многих штатах

Они обязывают предпринимателей принимать на работу и повышать по службе представителей нацменьшинств и женщин.

В США также есть административные механизмы противодействия дискриминации и специальные антидискриминационные органы. В ряде министерств США существуют подразделения по гражданским правам, которые могут рассматривать жалобы на нарушения законодательства и, в частности, на дискриминацию. Эти структуры могут вмешиваться в спорные проблемы непосредственно; иногда в их составе имеются органы административной юстиции, рассматривающие конкретные споры. Например, при Департаменте жилья и городского развития есть отдел административных судей, которые могут рассматривать индивидуальные жалобы. В составе Департамента юстиции (возглавляемого Генеральным прокурором страны) существует подразделение по гражданским правам (Civil Rights Division), которое отвечает за исполнение актов о гражданских правах (то есть в основном антидискриминационного законодательства) [126, с.33].

В ряде стран жалобы на дискриминацию рассматриваются в квазисудебных органах – органах по трудовым спорам или органах административной юстиции, которые применяют менее строгие процессуальные правила в отношении представления доказательств и представительства сторон. Специальные независимые органы – комиссии или омбудсманы - решают широкий круг задач по реализации принципа равных возможностей и по защите лиц, пострадавших от дискриминации. Как правило, органы формируются исполнительной и реже - законодательной властью, но пользуются большой степенью самостоятельности. В таком качестве в США действуют федеральные Комиссия по гражданским правам (U.S. Commission on Civil Rights) и Комиссия по равным возможностям в труде (Equal Employment Opportunity Commission). Они ведут мониторинг соблюдения

обратившихся с жалобами на дискриминацию, и проводят собственные расследования. При обращении к ним индивидуальных заявителей они могут проводить согласительные процедуры, осуществлять посредничество, выдавать рекомендации лицам и организациям, на которые подана жалоба о дискриминации [126, с.34-35].

В США также имеет место практика «положительной дискриминации». Официально программа «позитивных действий» (affirmative action) берет начало с подписания в 1965 году Л. Джонсоном указа, обязывающего фирмы, имеющие контракты от федерального правительства, осуществлять «позитивные действия» по обеспечению принципа равного обращения со всеми работниками, независимо от их расы, цвета кожи, религии или национального происхождения. Единые правила при трудоустройстве были разработаны в 1978 году Комиссией по равным возможностям, Министерством труда и Комиссией по гражданской службе. Формы и методы осуществления новых практик достаточно разнообразны: подбор персонала из особых групп (targeted recruitment), обучение программам профессионального роста (career advancement training). Особое внимание уделялось, по примеру университетов Беркли и Стэнфорда, созданию специальных фондов для облегчения профессионального продвижения женщин и меньшинств и обеспечению доступности информации о возможности трудоустройства [140, с. 169].

Однако конец 1990 - начало 2000 годов в США характеризуется свертыванием программ положительной дискриминации и уменьшением поддержки национальных меньшинств на законодательном уровне. Система квот для женщин и расовых меньшинств применялась в США с начала 1970-х годов, но вскоре перешла в скрытые формы, благодаря нескольким прецедентным решениям Верховного суда в соответствии с принципами, выработанными еще в 1930 – 40-е годы [126, с.42]. Теперь любая дифференциация, основанная на признаках расы и национального

исследованию» (strict scrutiny) в судебном процессе и может быть оправданной, только если преследует настоятельный публичный интерес и если ее цели имеют четкую направленность (narrowly tailored). Квоты допустимы только как временное средство для исправления в определенном месте последствий доказанной дискриминации, а к настоящему времени использование этой практики тоже сокращается [126, с.43].

<< | >>
Источник: Суслова Мария Николаевна. ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ДИНАМИКУ КСЕНОФОБИИ В РОССИИ И США. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Наличие антидискриминационных норм в законодательстве России и США:

  1. Наличие норм толерантности в России и США
  2. Проблемы реализации законодательства в России и США
  3. Правовые нормы по защите прав религиозных и этнических меньшинств в федеральном законодательстве России и США
  4. Законодательство США
  5. Законодательство США
  6. Законодательство США
  7. Законодательство США
  8. 1. Становление антитрастового (антимонопольного) законодательства. Антитрастовое законодательство США.
  9. 3.2. Правовые механизмы противодействия ксенофобии в России и США
  10. 20.Реализация норм МПП в национальном законодательстве.
  11. Виды агентов по законодательству Англии и США
  12. 2.1. Влияние опыта регулирования США на формирование российского законодательства о рынке ценных бумаг
  13. 2.1. Влияние опыта регулирования США на формирование российского законодательства о рынке ценных бумаг
  14. § 2. ТРАНСФОРМАЦИЯ ОТДЕЛЬНЫХ НОРМ И ИНСТИТУТОВ ТРУДОВОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА НА ПУТИ К РЫНКУ
  15. В 29. Демократическое движение в США в конце 19 - начале 20 веков. Антитрестовское законодательство и «честный курс» Т. Рузвельта
  16. Значение руководящих постановлений высших судебных органов в применении норм трудового законодательства.
  17. I. Динамика ксенофобии в России и США
  18. Строительство мечетей в России и США