1.2. Изменение форм и масштабов ксенофобии в России и США

В ходе социологических исследований ксенофобных настроений в двух странах, в России в последнее десятилетие выявлен устойчивый рост негативного отношения к представителям этнических групп, исповедующих ислам, а в США - к представителям мусульманских религиозных меньшинств.

В связи с этим рассмотрим основные характеристики этнических групп, исповедующих ислам, в этих странах.

В России мусульмане являются крупнейшим религиозным сообществом после христиан. По официальным данным, сегодня в России примерно 20 миллионов мусульман. [166, с. 12]. Население России по предварительным данным Всероссийской переписи населения (14-25 октября 2010 года), публикуемым Федеральной службой государственной статистики (Росстатом) в «Российской газете», составляет 142 905,2 тысячи человек. [176]. Соответственно, мусульмане составляют примерно 15% населения страны. Национальный состав современной России также примерно определен по результатам переписи населения 2010 года. В России последователи ислама принадлежат к 40 этносам. «…Российское мусульманство состоит из двух ареалов – татаро-башкирского (татары - 5,5 млн., башкиры – 1,6 млн.) и северокавказского (6 млн. чел., 1,3 млн. из которых – чеченцы). В Москве мусульман от 1,5 до 2 млн. человек» [91,c.10]. Эти данные подтверждают и предварительные итоги Всероссийской переписи населения 2010 года [63]. Сегодня эти общины пополняются мусульманскими иммигрантами из стран СНГ. Среди них можно отметить представителей таких этносов, традиционно исповедующих ислам, как азербайджанцы, таджики, узбеки, киргизы, казахи и другие. По данным Агентства иммиграционных консалтинговых услуг РиФ: «…За последние 15 лет число мусульман в России увеличилось на 40%» [117].

Регионами компактного расселения российских мусульман являются Северный Кавказ, Поволжье, Урал, Западная Сибирь. Этнические общности, исповедующие ислам, составляют большинство населения в двух регионах Приволжского федерального округа – Татарстане (54%) и Башкортостане (54,5%), и в пяти регионах Южного федерального округа – Ингушетии (98%), Чечне (96%), Дагестане (94%), Кабардино – Балкарии (70%), Карачаево – Черкессии (63%) [166,с.15]. Остальные причисляемые к мусульманам граждане проживают на территории различных областей России.

В США, по последним статистическим данным, - «…исламское население насчитывает примерно 7 млн. человек, около 2,5% населения. В списке религиозных меньшинств мусульмане занимают четвертую строчку. 1/3 из них африканского происхождения, остальные – азиатского. Представители “чёрного” ислама составляют примерно 4 млн. человек» [199]. Мусульман в США значительно меньше, чем в России, – 7 млн. человек (2,5% населения) и 20 млн. человек (15% населения) соответственно. В списке религиозных меньшинств мусульмане занимают вторую строчку в России и только четвертую в США. Также очевидны различия в этническом составе мусульман. Если Россия изначально складывалась как государство на основе славяно-тюркского союза с большой долей мусульманского населения, то исламские общины США формировались за счет иммиграции.

Генезис исламского сообщества в США отличается и от российского, и от европейского. «…В России последователи ислама преимущественно являются коренным населением, в ЕС в основном представляют собой общины иммигрантов из стран, бывших некогда европейскими колониями. В то время как в США, несмотря на то, что они сами являются страной иммигрантов, треть мусульман уже можно назвать “коренными”» [58]. Данная треть представлена афроамериканской мусульманской общиной, которая ведет свое происхождение от темнокожих рабов, завезенных на

североамериканский континент из Африки ещё в начале XVII века. Среди них также немало афроамериканцев, принявших ислам в результате активного призыва в середине XX века такими организациями темнокожих мусульман, как «Нация Ислама». Остальные две трети мусульманского населения США представлены сравнительно недавно иммигрировавшими в США выходцами из широкого ряда стран исламского мира. В их число входят и потомки иммигрантов «второй мусульманской волны», прибывших в США в начале XX века из Османской империи и осевших в центральных и западных районах Америки.

Современная американская мусульманская община уникальна в своем многообразии: «…лишь 35% американских мусульман родились в США, в то время как 65% родились в 80 различных странах мира, среди них страны Арабского мира, Южная Азия, Пакистан, Иран, Африка и т.д. Ни одна другая страна не обладает столь богатым разнообразием мусульман самого разного происхождения, народностей и рас» [81].

Таким образом, в отличие от российского ислама, американский ислам пришлый. Мусульмане США представлены выходцами из 80 различных стран мира, которые недостаточно интегрированы в окружающее неисламское общество из-за разницы культур и отсутствия опыта совместного проживания с американским населением. Мусульманское население Америки представляет собой мозаику этнических, языковых, идеологических, социальных, экономических и религиозных групп, исторически не связанных с США и разбросанных по всей территории страны. Однако на территории США также есть регионы, где ислам представлен более широко. Регионы концентрации мусульман: восточное побережье США - от Нью-Йорка до Вашингтона; Калифорния (Лос- Анджелес и Сан-Франциско); «треугольник» Чикаго-Кливленд-Детройт в северной части страны и Техас. Многие «исламские регионы» имеют этнические границы. В Калифорнии – иранцы: Лос-Анджелес - второй,

выходцы из Индии, Пакистана и Бангладеш. В Чикаго — европейские мусульмане (албанцы, боснийцы и турки). В Детройте — арабы [108].

Эксперты также прогнозируют рост ислама в США: «…В Америке ислам ежегодно растет на 6%. Если такая тенденция продолжится, то к

2020 году каждый большой город США будет преимущественно мусульманским» [4].

Таким образом, ислам в России и США обладает разными качественными и количественными характеристиками, он различен как по количеству, так и по составу, этнической и конфессиональной принадлежности.

В последнее десятилетие положение этнических групп, исповедующих ислам, в России и США претерпело существенные изменения. Начало XXI века ознаменовалось резким всплеском ксенофобии и исламофобии. Развитие исламофобии в России и США объясняется рядом объективных причин. Среди них - рост национализма мусульманских народов, воинственная риторика мусульманских политиков и духовных лиц, международные проявления религиозного фанатизма, эксплуатировавший исламские лозунги терроризм с его кровавыми акциями в России, Европе и США, массовая иммиграция мусульман в эти страны.

В России образ мусульманства в начале XX века формировался под воздействием акций религиозных экстремистов, конфликтов с участием мусульман. Значительным фактором негативного восприятия мусульман в России стал, прежде всего, конфликт на Северном Кавказе (1994 – 2000 гг.). Согласно результатам опроса общественного мнения, который провел Левада–Центр в 2005 году, многие русские видели в мусульманских общинах угрозу для себя. «…58% русских против того, чтобы жители регионов Кавказа и Средней Азии, где доминирует мусульманская религия, приезжали в российские города или жили в них; 44% русских выступают за наложение административных ограничений на

нападения «скинхедов» на приезжих из южных регионов тем, что последние связаны с террористами» [36].

В США катализатором исламофобии стали, прежде всего, теракты 11 сентября 2001 года. После них в США последовала мощная волна антимусульманского насилия, был совершен ряд нападений на арабов и других мусульман в мусульманских кварталах. «…За два месяца после этой даты крупнейшая мусульманская организация Совет американо- исламских отношений (CAIR) получила более 1700 жалоб на запугивание и продиктованные ненавистью преступления, из которых более десятка привели к убийствам. Мусульман нередко ущемляли в их конституционных правах на рабочих местах, в школах и университетах. Нападениям подвергались даже выходцы из Южной Азии, особенно сикхи, которые носят бороды и тюрбаны, из-за чего часто принимаются за мусульман» [120,с.222].

После событий 11 сентября 2001 года негативное отношение американцев к исламу развивалось также в условиях «борьбы с терроризмом», направленной на исламские фундаменталистские группировки по всему миру, а также - американских военных кампаний в преимущественно мусульманских странах – Афганистане и Ираке. Эти события вместе с формированием негативного образа ислама и мусульман в средствах массовой информации (СМИ), а также негативными комментариями об исламе политических и религиозных лидеров привели к негативному отношению к мусульманам многих американских граждан. Российские и американские СМИ оказали большое влияние на формирование негативного образа ислама и мусульман в этих странах. Страх, усиленный и растиражированный СМИ, привел к зарождению представления об исламской, а не исламистской угрозе.

Таким образом, в начале 2000-х годов в России и США отчетливо проявились признаки исламофобии. В России, несмотря на близость

мусульман и остального населения, в начале 2000-х годов выработался негативный образ ислама и мусульман. А.В.Малашенко в статье «Каким нам видится ислам» показывает, что отношение к исламу в российском обществе являлось двойственным. «…В России он традиционно считается

«своим», но на уровне массового подсознания россияне воспринимают ислам как нечто чужеродное»…Отвечая на вопрос: “Какая религия кажется вам наиболее чуждой?” - большинство (26%) указывает на ислам» [92]. Однако неприязнь к исламу не стала определяющей в ксенофобии российского общества. Всплеск негативного отношения к исламу в России вписывается в общий контекст ксенофобии в первой половине 1990-х годов. По данным Левада-Центра: «…если в 1989 году признаки ксенофобии проявлялись у 20% населения, то в 2001-м - уже у 50%» [192].

По мнению Э.А.Паина, национальные отношения в России в последние годы строились по «маятниковому» принципу. «…В начале 90-х годов этнополитическую активность демонстрировали в основном этнические меньшинства, например, в форме «парада суверенитетов», проведенного лидерами национальных движений республик России. С конца 90-х годов основную активность проявляют представители этнического большинства. Численность экстремистских организаций, поддерживающих лозунг

«Россия для русских», выросла за десять лет в несколько тысяч раз» [133]. Сегодня эта тенденция не спадает.

В связи с этим Э.А.Паин подчеркивает, что «…нынешний период кажущейся стабилизации может быть лишь переводом напряжения из формы открытого противостояния в латентную форму ксенофобии. В перспективе это способно привести к следующему, третьему, качку маятника - новому взрыву межэтнических конфликтов в худшем варианте, чем тот, который проявился в конце 80-х - начале 90-х годов» [133]. Этот прогноз, по всей видимости, оправдывается, о чем свидетельствуют многочисленные беспорядки и межэтнические столкновения в Москве в

Свиридова, а также постоянные стычки на национальной почве, жертвами которых становятся представители «визуальных» меньшинств в различных российских городах. Так межэтнический конфликт переходит из латентной формы в стадию открытого противостояния.

За последние 10 лет межэтнические конфликты имели место как в Москве, так и в других городах России (см. приложение 1, табл.4) [172,141,144,139]. Это лишь широко известные случаи. Таким образом,

«…если раньше в ксенофобских настроениях доминировал антисемитизм, то сегодня их главным объектом становятся выходцы с юга страны, из которых 70%-мусульмане» [92]. Ксенофобные настроения акцентируются на этническом происхождении, признаки религиозной принадлежности

«чужих» вторичны. Как справедливо отмечают российские исламоведы Г.Н.Энгельгардт и А.В.Крымин, ксенофобия ориентирована конкретно против «инородцев», а не «иноверцев». Об этом, по их утверждениям, говорит расхожий лексикон русской ксенофобии: «азеры», «черные»,

«чурки», «звери», «азиаты», «хачи» [77]. Среди них - как граждане России, так и граждане государств Центральной Евразии, большинство из которых исповедует ислам.

Как показывают результаты исследования, проведенного автором с мая по сентябрь 2011 года среди российской интернет-аудитории (см. приложение 2), люди разных национальностей в российских городах ощущают взаимную напряженность и неприязнь. В наибольшей степени это относится к крупным городам Центрального Федерального Округа. К тому же ксенофобским настроениям в современной России подвержены именно русские. На вопрос: «Как бы Вы могли охарактеризовать отношения между представителями русской и других национальностей в Вашем городе?» - 39% россиян отвечают, что «ощущается взаимная напряженность и неприязнь», 19% отмечают, что «нередки случаи стычек и конфликтов в повседневной жизни». «Нейтральные отношения» и «в

опрошенных россиян соответственно. Этот же опрос показывает, что ксенофобия в России в меньшей степени основывается на религиозной принадлежности ее объектов. Так на вопрос: «Как Вы относитесь к мусульманской религии?» - ответы респондентов распределяются следующим образом: «нейтрально» - 52%, «положительно, считаю религией мира и добра» - 22%, «отрицательно, считаю агрессивной и воинственной религией» - 24%, «затрудняюсь ответить» - 2%. На вопрос:

«Есть ли у Вас друзья, исповедующие ислам?» - «да» отвечает 64% респондентов, «нет, и не хочу» - 25% и «нет, но я не против» - 11%. Отношение к исламу и мусульманам в России скорее нейтральное, чем негативное.

В США, по данным опросов, в последнее десятилетие продолжается рост исламофобии. По данным исследований Pew Research Center, неприязнь к исламу в США возросла с 33% в 2002 году до 38% в 2010 году [260, 261]. Неприязнь к мусульманам с 2001 года по 2007 год увеличилась вдвое – с 17% до 35% [245, 261]. Согласно докладу Совета американо- исламских отношений (CAIR), в 2008 году «…более одной четвертой опрошенных респондентов соглашаются с утверждениями, что

«мусульмане учат своих детей ненавидеть» и «мусульмане ценят жизнь меньше, чем другие люди». Когда респондентам задавался вопрос о том, что им приходит на ум, когда они слышат слово «мусульманин», 32% заявили, что у них возникают негативные ассоциации, лишь 2% заявили противоположное» [81].

Помимо распространенных предрассудков в отношении последователей ислама, американцы высказывали предложения по ограничению гражданских свобод мусульман. Согласно исследованию Cornell University Research, в 2008 году «…около 44% американцев считают необходимым ввести ограничения гражданских свобод в отношении мусульман; 26% заявили, что правоохранительным органам США следует тщательнее

правоохранительных органов должны проникать в мусульманские общественные организации, чтобы отслеживать их деятельность и финансовые потоки» [81].

Неприязнь к мусульманам в американском обществе подтверждают и результаты исследования, проведенного автором с мая по сентябрь 2011 года среди интернет-аудитории в США (см. приложение 2). На вопрос:

«Как Вы относитесь к мусульманской религии?» - американцы отвечают следующим образом: «нейтрально» - 35%, «положительно, считаю религией мира и добра» - 18%, «отрицательно, считаю агрессивной и воинственной религией» - 40%, «затрудняюсь ответить» - 5%. На вопрос:

«Есть ли у Вас друзья, исповедующие ислам?» - «да» отвечают 30%,

«нет, и не хочу» - 50% и «нет, но я не против» - 10% респондентов.

Таким образом, можно отметить, что для США, как и для России, характерно развитие исламофобии, однако уровень исламофобии здесь намного выше, чем в России, так как ксенофобские настроения в современной Америке на протяжении последних десяти лет сфокусированы именно на исламе. Согласно данным Pew Research Center, положительный рейтинг ислама в американском обществе снизился с 40% в ноябре 2001 года до 30% в августе 2010 года. В конце ноября 2010 года исследование Public Research Institute выявило, что 45% американцев согласно с тем, что ислам противоречит американским ценностям. В августе 2010 года исследование журнала Time выявило, что 28% избирателей не считают, что мусульманам должно быть разрешено занимать посты в Верховном Суде США. Только 1/3 американцев считает, что представители ислама могут баллотироваться в президенты. Исследование CBS News в сентябре 2010 года показало, что большинство американцев (55%) знает кого-то, кто имеет негативные чувства по отношению к мусульманам в результате террористических атак 9/11. Приблизительно один из пяти американцев отмечает, что сам испытывает

International показало, что 43% американцев испытывают предубеждение в отношении мусульман и что американцы испытывают в два раза больше негативных чувств по отношению к мусульманам, чем к буддистам, христианам и евреям [223, с.24].

В связи с этим в США в последнее десятилетие растет число антиисламских преступлений, составляющих в разные годы от 7% до 12% преступлений на почве религиозной неприязни, тогда как в 2000 году количество таких преступлений составляло всего 2% (см. приложение 1, рис. 14). Преступления по мотивам религиозной ненависти занимают вторую строчку после традиционных для США преступлений на расовой почве, в то время как преступления на почве этнической ненависти находятся на последнем месте (см. приложение 1, рис. 13) [220].

Другая ситуация в России. В России не спадают криминальные проявления ксенофобии. Статистика преступлений, совершенных по мотивам этнической ненависти, в России, подготовленная правозащитным центром «Сова», показывает, что основными жертвами подобных преступлений на протяжении последних десяти лет являются уроженцы Кавказа и Центральной Азии. В то время как низшие строчки занимают уроженцы Ближнего Востока, Северной Африки и темнокожие, а случаи нападения на представителей религиозных групп, мотивированных именно религиозной враждой, являются единичными и не включают нападений на мусульман (см. приложение 1, рис. 12) [96].

Таким образом, можно заключить, что в России, в отличие от США, развита именно этническая ксенофобия, в то время как в США - религиозная ксенофобия, в частности - исламофобия.

Сегодня ксенофобные настроения в России и США подпитываются постоянным новым притоком этнических общностей, исповедующих ислам.

Как отмечает директор Института этнологии и антропологии РАН

северокавказских народов. Радикально заменить нынешнее лидирующее положение русских, татар, украинцев и других крупных народов эти группы не смогут, хотя аварцы и чеченцы за эти 20 лет вошли в десятку самых крупных народов страны» [88]. Действительно, доля славянского населения (как и общая его численность) в России постоянно снижается, в то время как суммарная численность представителей традиционно исламских народов, по данным переписей, увеличивается. По имеющимся данным, «…в 1989 году мусульмане составляли 8% (12 млн.) населения России, в 2002 – 10% (15 млн.), в 2010 – 15% (21 млн.). К 2020 году эта цифра составит 19% (25 млн.), а к 2050 году достигнет 40% населения страны» [193].

Социологические опросы также свидетельствуют, что социальное недовольство в современной России всё более тесно увязывается с объектами массовых антипатий населения (кавказцы, мигранты, мусульмане). Культурные различия между коренными жителями и мигрантами лишь увеличивают пропасть между разными группами населения, препятствуя их полноценному социокультурному взаимодействию. Несмотря на то, что мигранты-мусульмане, в основном, бывшие граждане СССР, или нынешние граждане России, которые владеют русским языком и легко адаптируются к российскому быту, у людей выработались определенные стереотипы по отношению к ним. Их стандартные «черты» в сознании россиян - агрессивность, жестокость, нетерпимость, невежество. Этнические меньшинства, исповедующие ислам, ассоциируется с наплывом мигрантов, которые зачастую ведут себя неадекватно, демонстрируя неуважение к местным традициям, что составляет прочную основу настороженного и негативного к ним отношения. «…С 2002 года количество граждан РФ, которые считают, что Россия может обойтись без мигрантов, выросло с 40% до 65%» [64].

По итогам опроса интернет–аудитории в России, проведенного автором

заработки, положительно относятся 19% опрошенных, 42% относятся к трудовым иммигрантам нейтрально и 35% отрицательно. При этом положительное отношение фиксируется исключительно к легальным иммигрантам, а также к иммигрантам из бывших союзных республик, которые легко адаптируются в российских условиях. Основным критерием отношения к ним является, скорее не выгода или необходимость, а сочувствие и жалость. В целом же опрошенные россияне относятся к трудовым иммигрантам отрицательно. Антииммигрантские настроения базируются на представлении о мигрантах как чуждых, иных. По данным Л.Д. Гудкова, «…антипатию к мигрантам сегодня разделяют 68% россиян» [134,с.233]. Свою неприязнь к мигрантам других национальностей россияне аргументируют разнообразно: «…13% мотивируют свои антипатии угрозой терроризма; 11% - тем, что приезжие «не хотят считаться с обычаями и нормами поведения, принятыми в России»; 6% - тем, что гастарбайтеры «не обладают элементарной культурой и не умеют себя вести»; 6% уверены, что этнические группировки «контролируют определенные сферы бизнеса»; 4% уверены, что мигранты «отнимают рабочие места» у аборигенов» [64].

Фиксируемые социологами фобии направлены, в первую очередь, на этнических мигрантов, независимо от их гражданства, от того, являются они временными трудовыми мигрантами, переселяются ли на постоянное место жительства в пределах России или из-за ее пределов. Как отмечает социолог В.И.Мукомель: «…Тесная взаимосвязь мигрантофобий и этнофобий лежит на поверхности: и мигранты, и представители других этнических групп являются «иными», отношения местного населения и с теми, и с другими проецируются через призму отношений «свои» -

«чужие» [114].

Американцы, как и россияне, напуганы последствиями неизбежного роста числа этнических меньшинств вследствие высокой рождаемости и возрастающей иммиграции. По данным Министерства Национальной

Безопасности США, «…в 2005 году в США иммигрировали около 96 тысяч выходцев из мусульманских государств» [43]. В то же время, мусульманская община в США хотя и стремится стать полноценной частью общества страны пребывания, в целом старается сохранить выраженные черты своего быта, мироощущений и культуры, что вызывает непонимание, недовольство и подозрительность у остального населения. В России эта проблема сглаживается за счет того, что ислам более близок российскому обществу, тогда как в США он до сих пор сохраняет образ

«иной веры» и «иной культуры» [59].

По мнению большинства русскоговорящих американцев, «иммиграция должна быть квалифицированной, а сами иммигранты должны интегрироваться. Остальные – мусор, который необходимо вымести» [202]. Это типичные цитаты с форумов русскоязычных американцев, которые обсуждают миграционную ситуацию в США. Цитаты показывают, что отношение к нелегальным мигрантам в США так же, как и в России, далеко от идеалов толерантности и политкорректности. По опросам американского населения, проведенного Вашингтонским Центром изучения иммиграции, «…сегодня 67 процентов американцев считают, что количество прибывающих в США иммигрантов слишком велико. Причем не только коренные жители США, но и сами иммигранты придерживаются такого мнения» [79]. По результатам опроса компании Opinion Dynamics,

«…66% американцев выступают за то, чтобы иммигранты из исламских государств проходили дополнительную проверку перед тем, как им будет разрешено въехать в США. Против этого выступают 27%... 46% жителей США считают, что подобные иммигранты «на самом деле желают стать частью этой страны и поддерживают американские традиции и культуру». Почти столько же (38%) с этим не согласны» [43].

На самом деле раздражение в отношении мигрантов-мусульман в

России и США связано не только с неприятием их религии или

этнического происхождения, но и с восприятием запуганного обывателя нарастающих социально-экономических проблем в этих странах.

К тому же в современной России ксенофобия подпитывается периодическими террористическими актами, совершаемыми террористами–смертниками. За последние 12 лет было совершено не менее

13 крупных террористических актов на территории России, преимущественно в Москве (см. приложение 1, таблица 3) [162], после которых неизменно отмечался рост ксенофобских настроений. Так

«…после взрыва в подземном переходе на Пушкинской площади г. Москвы в августе 2000 г. 65% опрошенных москвичей поддержали идею выселить из города всех представителей кавказских народов, а 57% высказались за нанесение удара «всеми имеющимися средствами» по территории, где проживают террористы (т.е. Чеченской Республике в целом)» [87].

Последними событиями, взволновавшими общественность в России, стали теракты в московском метро в марте 2010 года и в аэропорте

«Домодедово» в январе 2011 года. «…По мнению 53% участников опроса Левада–Центра, недавние взрывы в московском метро - результат войны, идущей на Северном Кавказе уже более 15 лет. С точки зрения 48%, "есть некоторая связь" между терактами и войной на Северном Кавказе…41% респондентов после печальных известий 29 марта 2010 года охватил страх,

39% считают, что организаторами взрывов на "Лубянке" и "Парке культуры" двигало желание напугать, вызвать панику в городах России. Столько же - уверены, что все подобные теракты в принципе невозможно предотвратить. 34% отмечают плохую, неквалифицированную работу милиции и спецслужб» [21].

По итогам этого опроса в апреле 2010 года: «…60% опрошенных опасаются угрозы новых терактов в Москве и других городах России, а

66% считают, что в рамках кампании по борьбе с терроризмом необходимо закрыть въезд граждан с Северного Кавказа в Москву и другие крупные

российские города» [21]. Первая цифра показывает уровень незащищенности и недоверия к правоохранительным органам, последняя - в 66% - показывает фактический уровень ксенофобии нашего общества.

Апогеем ксенофобных настроений в России является мнение россиян о том, что кавказские республики следует отделить от России. Это подтверждают данные опроса российского информационного агентства

«Новый регион», проведенного в декабре 2010 года среди 11500 человек. На вопрос: «Как вы относитесь к идее «отделить от России три кавказские республики – Ингушетию, Дагестан, Чечню»?» - 73,7% респондентов отвечают: «полностью поддерживаю, хватит Кавказу «доить» и пугать Россию»; 2,38% - «это крайняя мера, «пока рано»; 7,34% - «независимый Кавказ» принесет более глобальные проблемы»; 14,11% - «категорически против, это начало развала страны» и только 3,1% - «считаю кавказцев братьями, мы должны быть вместе» [65]. Это еще раз показывает наличие высокого уровня ксенофобии в российском обществе.

Россия по количеству людей, погибших в терактах за последние 10 лет, обогнала Израиль. Однако на первом месте в этом «рейтинге» стоят США

– в связи с терактами 11 сентября 2001 года. Это поддерживает высокий уровень исламофобии в США, несмотря на то, что после 2001 года от рук террористов в этой стране не погиб ни один человек [147]. Дискуссии, связанные с мусульманской общиной в США, сегодня не утихают. Так, например, вопросы сожжения Корана в девятую годовщину событий 11 сентября 2010 года и строительства мечети неподалеку от места трагедии получили широкий резонанс в американском обществе. Хотя проект был реализован, «…ровно наполовину разделились голоса ньюйоркцев, считающих, что мусульмане имеют право построить мечеть, учитывая, что свобода вероисповедания в США является одной из основных демократических ценностей (54%), и тех, кто считает, что проект должен быть отклонен из-за уважения к родственникам погибших при теракте 11 сентября (53%)» [40]. Часть демонстрантов, выступивших против

строительства мечети, поддержали пастора Джонса, который хотел сжечь

200 экземпляров Корана в знак памяти о жертвах терактов 11 сентября. Все это свидетельствует о том, что в США продолжает развиваться враждебное отношение к исламу.

Из приведенных данных видно, что уровень исламофобии выше в США, тогда как для России более характерна этнофобия. Представляется, что преобладание определенных форм ксенофобии в России и США связано с определенными историко-культурными особенностями развития ислама в этих странах, которые и оказывают влияние на формы и динамику ксенофобии в них.

<< | >>
Источник: Суслова Мария Николаевна. ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ДИНАМИКУ КСЕНОФОБИИ В РОССИИ И США. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме 1.2. Изменение форм и масштабов ксенофобии в России и США:

  1. II. Политическая среда ксенофобии в России и США
  2. I. Динамика ксенофобии в России и США
  3. 3.2. Правовые механизмы противодействия ксенофобии в России и США
  4. III. Механизмы сдерживания ксенофобии в России и США
  5. Приложение 1. Динамика и формы ксенофобии в России и США
  6. 1.2. Историко-культурные особенности развития ксенофобии в России и США
  7. Суслова Мария Николаевна. ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ДИНАМИКУ КСЕНОФОБИИ В РОССИИ И США, 2012
  8. 2.2. Влияние средств массовой информации на формирование ксенофобии в России и США
  9. 14.Факторы масштаба и изменение производственной программы от инвестиционной деятельности предприятия.
  10. 2.1. Изменение форм и методов регулирования. Административная реформа
  11. 2.1. Изменение форм и методов регулирования. Административная реформа
  12. 3.1. Особенности развития исламских общественных организаций в России и США