Инкорпорирование мусульманских лидеров в политику в России


В России и США церковь отделена от государства, поэтому в этих странах отсутствуют политические партии с религиозным компонентом. Основной политической активностью российских и американских мусульман является участие в деятельности общественных и религиозных организаций.

Основной период политизации ислама в России пришелся на перестроечные годы. «…Аппелировавшие к исламу политические организации пробуждались к жизни в канун выборов в Госдуму или президентской кампании. Главной их задачей было стремление вписаться в политическую жизнь страны, оккупировав в ней определённую нишу» [91,c.95]. Так общественно – политическое движение «Рефах» насчитывало в Государственной Думе 12 депутатов, принимавших активное участие в деятельности фракции «Единство». Затем ситуация изменилась, и значение религии в политической жизни снизилось. «…Последним аккордом участия ислама в политической жизни было создание в 2003 году Исламской партии России (ИПР). “Исламский фактор” в подчинённой кремлёвским правилам политической игре становился всё менее востребованным. С приходом к власти В. Путина от мусульман требовалось лишь одобрение проводимого курса» [91,c.95].

Сегодня у российских мусульман нет единого духовного центра или лидера, представляющего их интересы во власти. Среди лиц, занимавших влиятельные государственные посты в России до 2004 года, было лишь четыре мусульманина: бывший спикер парламента Руслан Хасбулатов, федеральный министр Рамазан Абдулатипов, бывший посол СССР в Афганистане Фикрят Табеев, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев.

Подавляющее большинство российских руководителей в федеральных органах исполнительной и законодательной власти не являются мусульманами. «…Среди руководителей федеральных органов

(0-5%). В Федеральном Собрании Российской Федерации есть негласно установленная квота в 10% на представительство мусульман среди членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы» [129].

Ключевыми мусульманскими фигурами на российской политической арене являются назначенные президентом страны главы мусульманских республик. Среди них ключевой фигурой является глава Чечни Рамзан Кадыров (с 15 февраля 2007 года). Сегодня без него не решается ни один вопрос исламской общественной и политической активности в России. Активно на этом поле обозначились в последнее время лидеры мусульманских регионов Поволжья: Рустэм Хамитов (с 19 июля 2010 года глава республики Башкортостан) и Рустам Минниханов (с 25 марта 2010 года глава республики Татарстан), преемник мусульманского лидера Минтимера Шаймиева. Мусульмане также занимают высшие должности в других республиках. Среди них Аслан Тхакушинов (с 13 декабря 2006 года глава республики Адыгея), Магомедсалам Магомедов (с 20 февраля 2010 года глава республики Дагестан), Юнус-бек Евкуров (с 31 октября 2008 года глава республики Ингушетия), Арсен Каноков (с 28 сентября 2005 года глава республики Кабардино-Балкария), Рашид Темрезов (с 7 апреля

2011 года глава республики Карачаево-Черкессия), Рамзан Кадыров (с 5 марта 2011 года глава Чеченской республики).

Таким образом, для России характерно относительно небольшое инкорпорирование мусульманских лидеров во власть, при этом большинство из них назначаются «сверху» и лояльны к федеральной власти.

При этом механизмы продвижения исламских представителей во власть, особенно федерального уровня, в России практически отсутствуют.

Для США пока также не характерно широкое инкорпорирование мусульман во власть. Особые усилия в этом вопросе предпринимали такие мусульманские организации, как Американо-мусульманский совет (AMC), Совет американо-исламских отношений (CAIR). «…Брошенный АМС

администрации Б.Клинтона назначить в 1999 году Лейлу Аль-Мараяти служащей в Комиссию США по защите религиозной свободы за рубежом, а также Икрама Хана членом совета управляющих Единой службы Университета здравоохранения. Также в 2002 году президент Дж. Буш назначил Элиаса Зеруни, рентгенолога Университета Дж. Хопкинса, алжирца по происхождению, главой Национальных институтов здравоохранения» [105,c.226]. Мусульмане добиваются признания общественности и включения в нее сообщества американских мусульман, в частности - в работу общегосударственных и местных ведомств. В Мичигане государственная палата представителей открыла свою осеннюю сессию 1999 года избранием мусульманина Муктадара Кертиса спикером Исламского центра в Энн Арбор. Район Детройт – Энн-Арбор представляет крупнейшую территорию компактного проживания мусульман [105,c.226-227]. Также сбылись надежды Американского Мусульманского Альянса (АМА) на представительство в Конгрессе США.

Тем не менее, несмотря на местные и общенациональные инициативы, высшие чиновники правительства не сумели, по утверждению мусульман, предотвратить антимусульманских настроений в подведомственных им департаментах. Избрание в Конгресс США в 2006 году на выборах в штате Миннесота впервые в истории мусульманина - кандидата от демократической партии Кита Эллисона - вызвало жаркие дебаты. Достаточно емко точку зрения противников его идеи выразил известный протестант Деннис Прэгер, заявивший: «…не можешь давать присягу на Библии – не работай в Конгрессе». На его взгляд, присяга на Коране

«…подорвет основы американской цивилизации» [20]. Это практически единственный случай появления мусульманина на таком высоком посту в государстве за последнее десятилетие в США.

Однако с приходом к власти Б.Обамы, мусульмане стали активнее участвовать в политике государства. При Б.Обаме увеличилось количество

первая мусульманка, носящая хиджаб, получившая пост в администрации президента США. Сейчас она - советник по исламу в Консультативном совете по вопросам религий и добрососедским отношениям, сформированном в 2009 году при правительстве США. В феврале 2009 года Б.Обама сформировал новый состав офиса Белого дома по сотрудничеству с религиозными организациями – Управление по религиозным и добрососедским программам. Директором офиса по работе с религиозными группами Б. Обама назначил Дж.Дюбуа, чернокожего священнослужителя из Бостона.

Таким образом, в США создано больше механизмов включения потенциала мусульман в решение основных проблем государства. Исламские лидеры, в основном, выдвигаются на государственные посты крупными мусульманскими организациями.

<< | >>
Источник: Суслова Мария Николаевна. ВЛИЯНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ НА ДИНАМИКУ КСЕНОФОБИИ В РОССИИ И США. 2012
Вы также можете найти интересующую информацию в научном поисковике Otvety.Online. Воспользуйтесь формой поиска:

Еще по теме Инкорпорирование мусульманских лидеров в политику в России:

  1. 11. Типология, функции и стили политических лидеров. Проблемы отбора политических лидеров в современной России.
  2. Модели современных взаимоотношений государства и мусульманских духовных структур в России и США
  3. Защита прав верующих и мусульманских организаций в России и США
  4. Роль политического лидера в формировании политико-управленческой команды; принципы ее организации и функции.
  5. Место и роль валютной политики в общем контексте денежно-кредитной и экономической политики государства. Валютная политика Банка России на современном этапе
  6. 40. Внешняя политика России на Ближнем Востоке в 60е годы 19в: присоединение Ср.Азии к России
  7. 22. Внутренняя политика России в первой четверти XIX в. Александр I и тенденции к либеральной политике
  8. Политика и управление стратегическими переменами (три системы Д. Пью, планирование и реализация преобразований Д. Пфеффера). Лидеры и агенты перемен в разных организациях. Корпоративная религия.
  9. Лидер и группа влияние группы и лидера на поведение индивида (проблема конформности, групповые нормы, референтная группа, социальная леность, деиндивидуализация)
  10. Вопрос 32. Гражданская война и военная иностранная интервенция в России. Политика «военного коммунизма» в Советской России.
  11. 68 Принципы защиты от внешнего ионизирующего излучения и инкорпорирования радиоактивных веществ.Дозиметрический контроль.
  12. Федеральный закон «О центральном банке Российской федерации (Банке России)» о денежно-кредитной политике Банка России и применяемых здесь инструментах.