Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

Идеалы и средства нравственного воздействия школы и воспитывающего обучения на учеников

Какие же нравственные качества должна и может развивать школа в своих учениках, пользуясь выгодными сторонами общест­венного обучения и имея в виду индивидуальные особенности, темпе­рамент каждого из них? К развитию, каких именно стремлений, на­клонностей, привычек она должна направить свою воспитательную деятельность? Во имя, какого идеала она будет работать, чтобы не блуждать в потемкax, а ясно сознавать, чего желает от своих учени­ков и куда их ведет? Чтобы ответы на эти вопросы не были произвольными и слишком общими, надо поставить впереди такой идеал нравст­венного развития, который соответствует современным понятиям о нравственном достоинстве человека.

...Важное значение имеют в человеческой жизни идеалы, господ­ствующие в обществе. От их достоинства, отчетливости и живучести зависит достоинство и характер реальной жизни. Школа должна поселять в душах своих учеников задатки возвышенных, живучих и: благотворных идеалов и через своих учеников проводить их в жизнь.

Надо определить хоть самые существенные черты того идеала, который должна иметь в виду русская народная школа, приготовляя своих учеников для общества и для общественной жизни, соединяя с делом обучения не менее важно и, во всяком случае, неизбеж­ное дело нравственного воспитания, а вместе с тем указать и на те средства, которыми школа владеет и может пользоваться для достижения цели.

Никто, конечно, не станет оспаривать, что основнoe начало разум­ной жизни для современного человека есть труд. Едва ли кто-нибудь в настоящее время мечтает о жизни праздного небокоптителя. Уже всеми признаны общечеловеческое право на труд и общечелове­ческая обязанность трудиться, и это яркий пример полного слияния права с обязанностью. Итак, одна черта искомого идеала найдена. Школа должна развивать в своих учениках любовь и уважение к труду как в интересах обучения, которое само по себе есть труд и не мыслимо без труда, так и в интересах жизни вообще, следовательно, воспитательным средством в этом случае, прежде всего, является само учение. Ученик, полюбивший и с уважением исполняющие свой школьный труд, конечно, в значительной степени расположен к труду вообще и, во всяком случае, имеет большое преимущество перед школьным лентяем, который с нетерпением ждет окончания урока и с ненавистью смотрит на проклятые книги, источник его муче­ний, слез, скуки. Человеку врожденно стремление к деятельности: как телесные, так и душевные силы не могут долго находиться в покое и неподвижности, им необходимы - пища и движение, с питанием и дви­жением связаны их рост и развитие. Но движение должно быть не выше сил, чтобы оно не расслабляло, не надрывало, не истощало их, пища должна быть питательна, удобоварима и вкусна. Любить мож­но только труд посильный и интересный. Чтобы ученик полюбил учение – этот труд, на котором школа может развивать в детях любовь к труду вообще, необходимо, следовательно, чтобы учение соответствовало возрасту и силам учащегося и занимало его: только при этом условии учебный труд будет иметь воспитательное значе­ние, пойдет успешно и принесет хорошие плоды. С другой сторо­ны, при всей его занимательности и соразмерности с возрастом и си­лами ученика, учение все-таки должно быть трудом, а не игрой и за­бавой, иначе цель опять-таки не достигнется: ведь тот житейский труд, который ученику придется со временем нести в жизни, вовсе не похож на забаву, и смешение дела с бездельем еще никогда не при­носило хороших результатов. Поэтому ученики должны с первого раза почувствовать и постоянно сознавать, что они собираются в школу трудиться, заниматься серьезным и важным делом.

Первые впечатления очень важны, ими можно дело или сильно по­двинуть, или сильно затормозить. Если с первого раза школьное дело детям представится, во-первых, серьезным, во-вторых, интерес­ным, занимательным, если затем учитель сумеет, как можно чаще повторять такое впечатление – в душе маленького ученика накопит­ся масса таких ощущений, которые в результате дадут представле­ние об учении как о деле важном и занимательном в одно и то же вре­мя, а с этим представлением постоянно будет соединяться свет­лое настроение, чувство сознательного удовольствия и живое стрем­ление к учению: здесь и будет корениться прочное основание любви уважения и стремления к труду вообще. Поэтому учитель сам и должен серьезно относиться к своему делу, являясь на дело всегда подготовленным, бодрым, не позволяя себе никогда неуместных шуток, ни вялой апатичности, ни распушенной игривости; манера иных учителей обращать учение в шутку или игру или относиться к своему делу как к отбываемой поневоле обязанности - все это ничего не может дать в результате, кроме вреда. Учитель сам должен интересоваться содержанием преподаваемого, чтобы заинтересовать детей, не опускаясь сам до детской наивности, а стараясь под­нять их до своей серьезности, соединенной с увлечением, с энтузиазмом. Это нисколько не мешает упростить обучение настолько, что­бы преподаваемое сделать доступным детскому пониманию: простота и доступность обучения вовсе не исключают серьезности и дельности;­ эти качества соединимы. Кроме серьезного отношёния к делу, соразмерности труда с силами и занимательности в учении не менее важна другая сторона. Школа должна готовить ребенка для труда самостоятельного, для жизни не на помочах, поэтому и в учении она должна проводить постоянно начало самодеятельности, начало самостоятельного труда. Из этого не следует, конечно, чтобы не нужна была ученикам помощь учителя: учитель обязан помогать ученикам в приобретении знаний, понятий, привычек, умении, но он должен поспевать со своей помощью только там, где она действительно не­обходима, да притом свою помощь вести так, чтобы, в конце концов, она сделалась вовсе ненужной, так сказать, уничтожила бы сама себя. Все эти свойства школьного обучения - его серьезность, занимательность, соразмерность с силами и самостоятельность ученического труда нисколько не противоречат одно другому, напро­тив - способствуют...

Рядом с трудом, видным и неоспоримым мотивом жизни совре­менного человека, является его национальная особенность: сознавать себя гражданином известной страны и стремиться к пользе своего отечества как к личной выгоде - одно из тех почтенных качеств, которого никто не станет оспаривать. Школа имеет довольно случаев и должна поддерживать в своих учениках чувство народности.

Во-первых, к этому ведет толковое изучение родной природы; отечественной географии и истории; во-вторых, изучение родного языка и поэтического материала, носящего на себя яркую, живую печать народного духа, представляющего идеальное изображение русской природы и русской жизни. Здесь дело не в том, чтобы искусственно подогревать в детях любовь к отечеству и представлять им все отечественное преувеличенно прекрасным: идеальное изображение вовсе не значит фальшивое изображение... Разумная педагогия, просвещая умы воспитанников светом европейской науки, насколько это возможно, рядом с любовью к отечеству должна развивать и вообще любовь к человеку, в обширном смысле слова. Случаев для этого и вообще для расширения интересов учащихся как противовеса личному эгоиз­му и узкому патриотизму школа имеет довольно. Она сама по себе представляет общество, которое собрано с известной целью, общей для всех и каждого из ее членов; здесь для успешной работы так же необходимо установление справедливости, подчинение личных интере­сов общим, порядка, как оно необходимо и во всяком обществе. Кто в этом маленьком кругу разовьет в себе, и будет обнаруживать чувст­во справедливости и честности, тот с хорошими задатками вступит в круг более широкого общества как гражданин и человек. Как об­щество, в котором личный произвол одного не должен задерживать дело многих, школа должна выработать внутри себя известный по­рядок, одинаково обязательный для всех, основанный на разумных началах, проводимый настойчиво, последовательно, содержащий в се­бе очевидные удобства и выгоды для всех вместе и для каждого по­рознь, а потому не представляющийся насильственным, самодурным. Учитель - представитель и хранитель этого порядка, отстаивающий его не по личной прихоти, не по капризу, не из личного интере­са, а из уважения к делу, которое охраняется этим порядком: он и сам подчиняется этому порядку. Вот начало и законное основание школьной дисциплины. Как блюститель ее, учитель должен быть в своих действиях последователен и справедлив; но в то же время он не должен забывать и того, что перед ним не куклы, а люди; что paзум­ная дисциплина состоит только в известной мере подчинения лич­ных интересов общим, насколько последние могли бы пострадать от первых, а не в уничтожении личности с ее особенностями, не в мелоч­ной, безмерной регламентации каждого движения и каждого слова; что разумная последовательность не есть слепое применение одной и той же меры к сотне случаев, которые можно подвести под одну рубрику. Он должен в известной степени знать личность каждого уче­ника и действовать сообразно, с личными особенностями: по отношению к иной личности взгляд больше сделает, нежели резкое слово и даже удаление из класса по отношению к другой, хотя причина, вызывающая то, или другое, или третье действие учителя, может быть одна и та же, одно и то же нарушение общественного порядка во вред всему обществу. Это происходит, сколько от природного раз­нообразия в свойствах душевных сил, большей или меньшей их восприимчивости или крепости, столько же от того, что учитель получа­ет под свое влияние материал уже готовый более или менее сложив­шийся, так как после девяти - десятилетней домашней жизни в душе каждого ученика скопилось много душевных явлений, образовались сочетания и привычки, более или менее прочные, которые не могут ни исчезнуть, ни переработаться разом, без продолжительного влия­ния новой обстановки с ее впечатлениями. В школьных порядках должна заключаться масса благоприятных нравственных влияний, образующих многие важные стороны характера, каковы: уважение к общественным интересам, разумная сдержанность, обдуманность в по­ступках, критическое отношение к самому себе, живая связь между словом и делом, способность входить в общие интересы из тесной рамки своих личных интересов.

Какими же средствами владеет школа для нравственного воздействия на своих учеников во имя намеченного выше идеала? Эти средства, собственно говоря, уже сами собой выдвинулись в предыду­щем изложении. Первое из них - содержание и характер обучения... Второе средство - личность учителя. Личность учителя, без сомнения, имеет огромное влияние на детей: это испытал на себе, конечно, всякий, кто был учителем хоть недолгое время. Дети еще не в состоянии отделить, разобщить преподаваемое и преподавателя, отвлеченное понятие от личности. Известно, что любовь к учителю побуждает к учению, к вниманию, к труду иногда весьма ленивых и рассеянных детей, ради любимого учителя они делают серьезные усилия над собой и нередко обнаруживают неожиданные успехи.

Вот учитель, любимый детьми, и должен извлечь из этой любви как из счастливого обстоятельства наибольшую пользу для своих уче­ников, не ограничиваясь усилением успехов в учении: он может и обя­зан видеть в этой любви орудие для нравственного влияния в самом широком смысле, побеждая этим орудием грубость, упрямство, забиячество, беспорядочность и многие дурные наклонности своих учеников. Особенно сильно это орудие, если одно подкрепляется примером учителя: его одушевленное, живое отношение к делу пере­ходит к детям, возбуждая в них восприимчивость и стремление к дея­тельности, к побеждению трудностей; его гуманность сообщается де­тям; его справедливость направляет их к справедливости; его ува­жение к работе и энергия в труде находят отзыв в душе учеников. Конечно, не на всех пример подействует одинаково, потому что дети неодинаковы, каждый отличается известными качествами душевных сил, но, как бы ни мало было влияние примера, достаточно того, что оно будет, а, следовательно, учителю следует зорко следить за со­бой, дабы не дать на самом себе примеров противоположного свой­ства не впасть в противоречия с основной задачей своей деятельности. ­ Наконец, в школе есть еще средство для нравственного влияния на учеников, для образования и развития в них тех или других наклонностей и привычек. Это средство - школьные порядки и спо­собы поддержания и утверждения их, тот склад школьной жизни, который иногда устанавливается непоколебимо прочно, стоит сам собой часто даже в таких случаях, когда никто за ним не смотрит, никто о нем не заботится, а в детскую натуру въедается так глубоко, что школьники нередко переносят его и в свою домашнюю обста­новку. Уже одно это обстоятельство показывает, что на него должно быть обращено большое внимание со стороны учителя как на одно из сильных воспитательных средств.

Школьные порядки должны быть приведены учителем в точную, определенную известность и, прежде всего, последовательно соблю­даемы им самим. Часто они касаются одной внешности, кажутся мелочными, не заслуживающими внимания, но какую могучую воспи­тательную силу составляют эти мелочи в массе! Так как соблюдение этих порядков обязательно для детей и должно мало-помалу перей­ти в привычку, то они должны быть известны ученикам, сказаны им своевременно, коротко и ясно, чтобы в случае отступления от них ни один ученик не мог отговариваться и оправдываться незнанием. Ко­нечно, новые ученики будут знакомиться с ними постепенно, по ме­ре надобности, чтобы масса правил не подавила их с первого раза, да притом в сообщении всех их разом не может быть и надобности. Но правило, раз установленное, должно быть соблюдаемо, а уклонение от него замечаемо неупустительно. В этом случае учитель должен быть тверд и последователен, иначе он ничего не достигнет и вскоре почувствует трудноисправимое зло от своих уступок и промахов; в школе сложатся свои порядки, вовсе не похожие на те, которых же­лал он, а ему придется или вести трудную борьбу, или отступить, узаконить, хотя и не формально, склад жизни, установившийся помимо него...

Говоря о внутренних порядках и о складе школьной жизни, нельзя обойти молчанием, вопрос о наказаниях и наградах как обычных ме­рах для поддержания порядка, который установлен учителем и призна­ется им полезным или необходимым. У многих понятие о порядке и дисциплине неразрывно связано с представлением о наказаниях и наградах, как будто без них не может быть порядка... С мыслью о наказании у маленького ученика связывается не сознание необходимости порядка, а сознание выгоды увернуться от наблюдательности учителя или хитростью, или упрям­ством. Во всяком случае, наказание как кара, если и приведет иногда к цели, то вместе с тем заронит в душу ученика немало дурного. Но замечательно, что система воспитания посредством карающих нака­заний весьма дурно действует и на воспитателя или учителя. Ведь легче наказывать ребенка, нежели действовать на него другими, более разумными средствами; не приготовил, например, ученик урока, вместо того чтобы подействовать на него интересом самого дела, возбудить в нем стремление к работе, любознательность, внимание, желание знать, то ли дело наказать, это легче и скорее. Удобство такого образа действий так завлекательно действует на иного учи­теля, что количество наказаний, рассыпаемых им на учеников, растет да растет, так что, в конце концов, они делаются не исключением, а сущностью его деятельности: он только и делает, что задает уроки да наказывает. Путь наказаний бесконечен и очень опасен для учи­теля, а потому-то надо опасаться вступать на этот путь. Мы думаем, что в хорошей школе может быть допущен только один вид наказа­ния, если только предлагаемые меры можно назвать наказаниями: это такие мероприятия, которые вытекают из самого проступка как его естественное следствие и представляются очевидной необходи­мостью, против которой не может быть ни протеста, ни ропота...

Нельзя считать полезными и награды, приучающие детей ожидать похвал или вознаграждения за удовлетворительное исполнение дела. Учение не относится к категории труда, требующего вознагражде­ния теми благами, которые соединяются со знанием и развитием умст­венных сил; надо, чтобы у детей вырабатывался мало-помалу такой взгляд на учение; низводить его до работы поденщика, получающего за свой труд условную плату, было бы большой педагогической ошибкой, и сохрани нас бог от такой ошибки, что бы ни говорили за­щитники наград и похвальных листов!

<< | >>
Источник: Статьи по педагогической психологии. 2016

Еще по теме Идеалы и средства нравственного воздействия школы и воспитывающего обучения на учеников:

  1. 8. Основные подходы к организации процесса обучения в истории образования.
  2. Идеалы и средства нравственного воздействия школы и воспитывающего обучения на учеников
  3. Словарь терминов и персоналий
  4. 37. Формирование нравственной культуры личности учащегося.
  5. 81. Великий русский педагог К.Д. Ушинский: анализ основных педагогических идей.
- Акмеология - Введение в профессию - Введение в профессию психолога - Военная психология и педагогика - Возрастная психология - Гендерная психология - Дифференциальная психология - История психологии - Клиническая психология - Матметоды в психологии - Методы психологического исследования - Нейропсихология - Общая психология - Педагогическая психология - Политическая психология - Практическая психология - Психогенетика - Психодиагностика - Психокоррекция - Психологическое консультирование - Психология девиантного поведения - Психология здоровья - Психология личности - Психология общения - Психология рекламы - Психология религии - Психология спорта - Психология стресса - Психология суицида - Психология творчества - Психология труда - Психология управления - Психосоматика - Психотерапия - Психофизиология - Сексология - Семейная психология - Социальная психология - Специальная психология - Сравнительная психология, зоопсихология - Экологическая психология - Экономическая психология - Экспериментальная психология - Экстремальная психология - Этническая психология - Юридическая психология -